Рекламный баннер.

Общество

09:00, 21 августа 2015

После тюрьмы…

После тюрьмы…
 Антонина МАРКОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Свыше трехсот бывших заключенных прошли через тульскую общественную организацию «Христианская ассоциация служения осужденным». Здесь им дают крышу над головой, пищу и работу – все то, что поможет вернувшимся из мест не столь отдаленных начать новую, успешную жизнь. Без тюремных нар, баланды и «неба в клеточку».

ХАСО существует уже 30 лет. Сюда съезжаются бывшие зэки со всех уголков нашей страны – от Сахалина до Тулы.
Располагается она близ села Зай­цево на территории бывшего Ленинского района. Если не знать, куда ехать, то так просто организацию не найти. С проезжей части домов, где проживают осужденные, не видно: их от посторонних глаз скрывает поле, где пасутся коровы. Там же – подсобное хозяйство, которым занимаются бывшие зэки, решившие вернуться в нормальное общество.
– Самые большие трудности, которые испытывают освободившиеся из тюрем и колоний, – адаптация и социализация, – отмечает председатель ассоциации Николай Либенко. – Многие из них теряют не только работу и жилье, но и семью. После окончания срока им просто-напросто некуда идти. Мы готовы помочь каждому, кто сам захочет исправиться. Личное желание – главное и единственное условие, которое мы учитываем, когда принимаем человека к себе.

Все изменилось
Сам Николай Либенко родом из Украины. В молодости был успешным художником и архитектором. Занимался проектированием городов. Трудился на строительстве «Казахстанской Магнитки» – так называли в Советском Союзе Темиртау. Тогда он и подумать не мог, что когда-нибудь будет работать с осужденными, но жизнь так сложилась…
В 1972 году Либенко попал в тюрьму по политическим мотивам, где отбывал наказание два года. Это заставило мужчину скорректировать взгляды на жизнь и на людей.
– Находясь в местах лишения свободы, я начал присматриваться к осужденным, что были со мной в одном отряде. Из 170 человек около 140 – молодежь от 17 до 28 лет, – вспоминает Николай Назарович. – Именно тогда я обрел новый опыт и понял, что они – люди непростые.
Это, вероятно, и стало свое­образным толчком к созданию Христианской ассоциации служения осужденным, которая появилась спустя 11 лет после освобождения Либенко, то есть в 1985 году.
Тех, кто попал в ХАСО на «перевоспитание», поддерживают скорее не в материальном смысле, а в духовном, что отражено в названии организации. Большинство бывших зэков становятся здесь религиозными людьми – читают библию, молятся, причащаются. Кроме того, они получают возможность трудиться.
– Вообще, наш принцип таков: не даем бывшим осужденным деньги – они их все равно пропьют. Работа и личное желание исправиться – вот то, что действительно уже долгие годы помогает многим обрести себя и встать на ноги, – уверен Николай Назарович. – Бывало, что люди уходили от нас, потому что не хотели ничего делать, но это их право, мы насильно никого не держим.

Каюсь, виновата
В день, когда мы приехали в ХАСО, на единственной улочке поселения, где расположился так называемый лагерь экс-заключенных, было немноголюдно. Большинство проживающих – а их сейчас 26 человек – были заняты работой: кто-то пас и доил коров, кто-то заготавливал для скота сено, кто-то трудился в огороде, собирая уже поспевший урожай.
Первой нам попалась на глаза 49-летняя Людмила Хорошавцева. Перед очередной дойкой коров у женщины выдалось свободное время, и она согласилась пообщаться и рассказать о своей судьбе.
Родом она из Кимовска, а в ассоциации всего несколько месяцев. Здесь ей дали жилье и работу после того, как она вышла из костромской женской колонии, где отсидела восемь с половиной лет. На зону попала, можно сказать, по «пьяной лавочке». После смерти 21-летней дочери женщина взялась за бутылку. Сначала пила понемногу, но со временем застолья становились все чаще и чаще, и, чтобы не случилось беды, женщина приняла решение переехать в деревню.
– Уехав, повстречала мужчину, который на тот момент только с зоны освободился, – вспоминает Людмила. – В один день мы с ним выпивали, и он начал ко мне приставать. Я быстро пресекла это: подняла его и бросила так, что он на что-то глазом напоролся, и теперь со зрением проблемы. Я очень грешна перед ним и жалею, что все так произошло…
Отсидев назначенный срок, Хорошавцева по совету знакомой написала письмо Николаю Либенко с просьбой помочь стать нормальным человеком.
– Приехала сюда 20 апреля, с тех пор живу тут и работаю дояркой. Знаете, я глухая совсем, а тут мне слуховой аппарат купили, – рассказывает женщина. – Если заболеет кто, то в больницу везут, лекарствами помогают. И питание хорошее, и кров над головой есть. Чувствую, что жизнь меняется.

Боюсь, что пропаду
Еще одним нашим собеседником стал Александр Хвойнов. Из своих 55 лет больше половины – а именно 30 – он провел в заключении.
– Первый раз я сел в 15 лет. Основные статьи: воровство, грабеж и хранение патронов, – вспоминает мужчина. – Максимум находился на свободе 10 лет, а так перерывы между ходками – один-два года. К тому же пил часто и много. Впервые о ХАСО я услышал в 1999 году, когда в очередной раз отбывал наказание. Мне все про него рассказывали, мол, помогут там с жильем, работой, Это было важно, потому что к тому моменту я лишился комнаты в общежитии. Выйдя в 2000 году, попытался найти организацию, но так и не смог, а через год снова сел и снова про нее услышал…
Когда освободился в 2014 году, пошел в Новомосковске в церковь и прямо сказал: «Помогите, а то пропаду». Меня отправили сюда, и только через два дня я узнал, что это и есть та самая ХАСО, которую я искал 14 лет.
Уже второй год здесь работаю, и все устраивает. Мои обязанности – за коровами смотреть, сено им принести, напоить и накормить. Благодаря ассоциации и Николаю Назаровичу чувствую, как меняюсь. Здесь хорошо, душевно, не то что там, за колючей проволокой. Тут даже пить не тянет!

В новую жизнь с семьей
Большинство людей, которые обращаются за помощью к Николаю Либенко, находят в себе силы не только заново начать жизнь вне зоны, но и обрести семью. В лагере проживают сразу несколько семей с детьми, что видно невооруженным глазом, – всюду разбросаны игрушки и мячи.
…История Максима Мотина поначалу мало чем отличалась от других. Мужчина отбывал срок за воровство и грабеж. Первый раз попал к Николаю Назаровичу в 1998 году, после того как вышел на свободу. Прожив здесь несколько лет, поехал попытать счастья в Москву, но безуспешно. Решил вернуться в лагерь для бывших осужденных, где был на хорошем счету.
– Максим пять с половиной лет был у нас ответственным за хозяйство, – характеризует мужчину Либенко. – Вот и сейчас приехал в гости, но уже с семьей.
Максим с будущей супругой Ириной познакомился в «Одно­классниках». Молодые люди ка­кое-то время просто разговаривали, а после решили встретиться.
– Моя подруга в Анапе выходила замуж, и мы поехали туда: Максим из Тулы, а я из Омска, – рассказывает Ирина. – Познакомились, пообщались, а потом и поженились. Два года жили у меня на родине, а теперь решили приехать сюда. Может быть, тут и останемся.
Еще одна семья – Алексея и Ольги Агафоновых, – несмотря на солидную разницу в возрасте – 25 лет, – имеет троих детей, двое из которых родились здесь, в лагере. Женщина отбывала наказание в Можайске, а глава семейства приехал сюда из Алексина.
Сейчас Агафоновы готовятся вый­ти из-под опеки Николая Либенко: ищут квартиру в Туле, чтобы найти работу и пристроить детей в детский сад.

Помощь всем
Если раньше ХАСО помогала исключительно бывшим заключенным, то теперь сюда могут обратиться все, кто оказался в трудной жизненной ситуации: алкоголики, люди без определенного места жительства и не только.
– Мы не должны осуждать людей, которые оступились в жизни, – уверен Николай Либенко. – Наша задача – помочь им, чтобы они не ошиблись снова.
2 комментария
, чтобы оставить комментарий
Александра
12 февраля 2018
Если Вы такие правильные верующие!Почему Ваш сектант Дувакин Сергей скрывается от алиментов?в розыске по 157 Ук РФ.!Систиматически избивал ребёнка.говорил чтоб она сука здохла и её закапали!Снял с ребёнка золотую цепочку,крестик и икону с шеи.Разбил ребёнку ухо до крови кулаком.( это даже записано на камеру)ребёнку за 10 лет не разу чупа-чупс не купил.за то  у вас там алилуя арёт а ребёнку фигу.
Макс
19 ноября 2018
Если у вас там братство?что там у вас делает скрытый пидор которого опустили в 2003 году на зоне.был баландерем у пидаров.Как вы с ним за руку здороваетесь?Дувакин Сергей