Рекламный баннер.

Общество

09:00, 05 июля 2013

«Семьетворчество»

«Семьетворчество»
Тихоновы из Киреевска – призеры конкурса «Семья года» в номинации «Увлечения». Встреча с родственниками у них начинается не с привычного «Как дела?», а c просьбы показать что-нибудь новенькое из рукоделия.
«Барби» на чайник
– Что самое главное в рукоделии? – спрашиваю мать семейства Татьяну Тихонову.
– Ну не знаю, – задумывается она. – Наверное, терпение и желание, чтобы все получилось.
– А в семье? – разматываю клубок вопросов.
– То же самое, – говорит она.
Мы сидим в зале. Типичная небольшая комнатка, где время остановилось когда-то в конце в 90-х: диван под вязаным пледом, похожим на большую салфетку, немодная стенка с армией фарфоровых статуэток, цветок в плетеном кашпо. Тут как в провинциальном музее – роскоши нет, но глазу есть за что зацепиться, и вся суть семейной жизни видна сразу: кто здесь живет и чем занимается.
Стена увешана вышитыми крестом картинами и иконами: стежок мелкий, и с двух шагов кажется, что это полотно, писанное красками. На тумбочке рассажены тряпичные домовые ­– лицо и руки из капроновых колготок. Не потому, что другой ткани не нашлось, – текстильные куклы так и шьются: утягивая капрон нитками, можно «лепить», как из пластилина.
На день рождения Татьяна подарила дочке шкатулку для всяких мелочей, сделанную по той же схеме, что «бабы на чайник»: на крышке восседает желтоволосая «барби» в пышном платье, связанном крючком. Татьяна рисует, вяжет или вышивает почти все свое свободное время. Исключение составляют только те дни, когда семейство куда-то отправляется.
Тихоновы ездят со своими куклами на все фестивали, где пре­дусмотрена ярмарка, ­– «Куликово поле», «Двенадцать ключей», недавно вернулись с «Бежина луга». Говорят, особых поступлений в семейный бюджет это не приносит. Татьяна указывает на денежное дерево, которое мастерили всей семьей: проволочные ветви,  листики из пятикопеечных монет. «Вот такие наши доходы», – смеется она.
Финансовые дела семьи обстояли иначе восемь лет назад, когда им удавалось оставаться на плаву именно благодаря ручной работе.
Татьяна тогда уволилась из киреевской школы № 1, где была учителем математики. Тихоновы стали брать работу на дом: мастерили шнурки для военных фуражек и аксельбанты. Трудились вместе, но задачи  делили: Николай «нарезал» паяльником шелковый шнур, жена плела косички, вязала кисти.
Сейчас Татьяна работает в политехническом техникуме заведующей библиотекой, муж Николай – оператор автовышки.  Попутно он тоже занимается «рукоделием», но оно сугубо мужское – коптилки, мангалы, полки и шкафы. Он же ­– главный критик Татьяны: всегда советует, как сделать лучше.
­– Жене помогаю в мелочах: смотать клубки, подрезать поролон, свернуть проволоку, – рассказывает Николай. –  Я знаю, что ей нравится мастерить, и против этого никогда не был.
Слушать
друг друга
– Семья должна быть творческой или главное, чтобы деньги зарабатывались, ремонты делались и машины покупались? ­– задаю каверзный вопрос.
– Я работала в приемной комиссии, документы принес 15-летний мальчик, – Тихонова начинает издалека. – Паренек рассказал, что его родители уехали на заработки в Москву и он живет один. Я подумала: «Что он умеет? Чем занимается по вечерам?» Деньги ­– это хорошо, но не они в семье главное. Важно быть вместе, друг друга слушать и понимать…
Татьяна рассказывает, что в прошлом году они с дочкой шили «дедморозов» в подарок родне. Корпели над игрушками до трех ночи, а Николай каждые 15 минут заглядывал, советовал, подправлял. Заметно: она очень ценит это.
Дочка Тихоновых – четырнадцатилетняя Конкордия. Как и мать,   вяжет и вышивает бисером. У большинства ее сверстниц другие интересы, поэтому девушке больше нравится общаться с теми, кто помладше. Одно время она даже вела в школе что-то вроде кружка: по пятницам к ней приходили девочки и Конкордия их учила вязать. Ее работы каждый год участвуют в выставках и конкурсах.
По праздникам Тихоновы вместе поют под аккомпанемент отцовской гитары: у всех троих хорошие голоса. Николай  с друзьями еще в армии сколотил ансамбль, а Конкордия учится в музыкальной школе.
– Когда окно открыто, старушки во дворе собираются нас слушать, ­– говорит Татьяна. Еще она говорит, что они живут именно так, как ей мечталось.
Корни
За ворохом тряпичных игрушек видна свадебная фотография в рамке. В руках у Татьяны красные розы. Помада в тон цветам. Тихоновы поженились 15 лет назад. Рушники и венчальную икону Татьяна вышивала сама. Время, когда они только начинали жить семьей, Тихоновы вспоминают как самое тяжелое. Потому что «притирались» характерами и потому, что зарплаты в то время, случалось, не видели месяцами.
В двухэтажный деревянный дом, где живет сейчас, семейство въехало в 1993 году. Построенный в 1957 году в качестве «времянки» для приезжих шахтеров – «перекантоваться» пару лет, он так  не был расселен. При первом же ремонте выяснилось, что гвоздь в стену не вобьешь – такая она ветхая.
Тихоновы говорят:  раньше тут жила семья немцев ­– от них остались европейские «высокие технологии»: такой архитектурный изыск, как балкон, в квартире не предусмотрен, поэтому, используя систему роликов, веревку с постиранным бельем протягивают через улицу.
Прямо под окнами  двухэтажки разбит сад ­– кажется, что корни старых яблонь держат этот ветхий дом, помогают держаться вместе членам семьи, которые тут живут.
Юлия ГРЕЧЕНКОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий