Общество

18:23, 09 июня 2015

Скажите «надо» – и все получится!

Скажите «надо» –  и все получится!
 Людмила ИВАНОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Трудно сосредоточиться на рассказе о героях далекой войны, когда за окном – тридцать градусов, а час назад закончился первый экзамен. Но на экране появляются мальчишеские лица, глядящие на нынешних ребят из далекого сорок первого года. Кто-то из своих начинает рассказывать, как юные школьники носили в окопы сумки с патронами, ходили в разведку. И зал затихает. Потому что не получается не слушать, когда говорят о тех, кого выследил немецкий снайпер или жестоко истязали фашисты, вырезая на спинах звезды и выкалывая глаза...
Другие параллели
Валя Паршутин, Володя Кузьмин, Саша Дубов, Коля Венедиктов, Дима Анкундинов, Саша Чекалин...
Имена этих ребят навечно остались в памяти благодарных туляков. Имена тех, кто вспоминал про оборону Тулы и ее юных героев, пока значатся на зеленых робах с припиской «Отряд №» и ассоциируются с самыми тяжкими статьями Уголовного кодекса. Но, рассказывая про битву за город оружейников, ребята проводили совсем другие параллели.
– Я родился, когда страна праздновала 52-й День Победы, – подсчитал один из воспитанников Алексинской колонии.
– Войне – 74, а мне 17 лет, – сказал другой. – Война старше моих родителей, бабушек и дедушек. Но я знаю и помню о ней.
Лихолетье продолжалось 1418 дней, 900 дней длилась блокада Ленинграда, 200 дней оборонялся Сталинград. Что значили для истории 45 дней обороны Тулы?
Парни неплохо разбираются в истории и тут же вспоминают, что танковая армия Гудериана собиралась прорваться через наш город к Москве за пять дней. Согласно немецким разведданным, оборонять Тулу было некому: 50-я армия обескровилась еще в жестоких боях за Белев. Немецкие промышленники даже устроили пышный банкет, считая, что тульские заводы у них в кармане. Но неимоверными усилиями жителей Тулы предприятия эвакуировали, а на защиту города встали зенитчики, чекисты и рабочий полк.
Викторина, состоящая из вопросов о героях сражений за областной центр, помогла многим колонистам блеснуть неплохими знаниями истории. Две коман­ды сразу настроились на нешуточную схватку. «В кепки со шпаргалками не подглядывать!» – предупредил группу соперников пацан с дорогущей наколкой на руке, – как оказалось, командир и неформальный лидер воспитанников колонии.
Конечно, уважаемое жюри – как всегда – судило неправильно, и условия соревнования менялись прямо по ходу действия, но сильнейшие все равно победили, потому что по-другому и быть не могло.
И пока герои дня ожидали заслуженных наград, председатель совета ветеранов Алексинской воспитательной колонии Олег Суровцев показал ребятам газету сорокалетней давности, которая возвестила о присвоении Туле звания «Город-герой».
– Я был на торжественном собрании, когда председатель ЦК КПСС Леонид Брежнев приколол «Золотую Звезду» к знамени Тулы, – рассказал Суровцев. – С тех пор у меня хранится памятная медаль об этом событии.
– И у меня такая есть, – отозвалась из жюри пожилая женщина, грудь которой была увешана наградами. Мальчишки с интересом стали рассматривать ее иконостас, а боевая бабуля только отмахнулась:
– Здесь 44 – и это половина из того, что есть на самом деле.
Беречь, учиться, жить
– Когда началась война, мне было 14, – рассказала Галина Андреевна Cидорова. – Ну куда бы меня взяли? В армию дорога закрыта, а помогать Родине надо. И как только объявили о сооружении окопов и противотанковых рвов, мы, школьники, вместе с учителями пошли с лопатами на работу. Городские девчонки, мы не привыкли к физическому труду. В первый же день наши ладони покрылись мозолями, а те потом лопнули. Больно было ужасно. А родители увидели мои руки – попарь, говорят, в теплой воде, смажь вазелином, завяжи тряпками, надень рукавицы – так легче будет работать. Мне не сказали – останься дома. Я бы и сама этого не сделала. Потому что в сорок первом мы знали только одно слово – «надо». И никто из класса ни разу не изрек «не могу», «не пойду», «не хочу». Наверное, благодаря этому мы и выжили, выдюжили, выдержали. Ребята, если вам будет трудно, вы тоже скажите себе «надо» – и все у вас получится.
...Когда немцы были уже совсем близко, учениц прикрепили к госпиталям, которые располагались прямо в тульских школах. У каждого из них была полуторка.
– Мы ехали на ней на железнодорожный вокзал и забирали оттуда, с санитарных поездов, тяжелораненых. Три девочки с одной стороны носилок – три с другой. Мы худенькие – а они лежачие. Несем – а от него и гноем, и потом, и кровью пахнет, да еще вши слоем ползают. Мы боялись вшей больше ранений, потому что запросто можно было подхватить брюшной и сыпной тиф... Мы несем бойца, а он стонет: «Девчата, только не уроните!» А мы плачем: и тяжело нам, и страшно на него смотреть, и жалко.
В госпитале мы вспарывали острыми ножами ватные брюки и телогрейки. И ребята, милые мальчишки! Среди раненых часто были ваши ровесники. И насколько же целомудренными были наши солдаты. Они стеснялись, что мы увидим их голое тело, просили отвернуться, а ведь рану нужно обработать перекисью водорода. В первое время от вида кровавого месива нам становилось плохо, нас откачивали нашатырем. Но рядом с нами работала замечательная женщина-хирург. И она очень твердо говорила: «Девочки, вами заниматься некогда! Посмотрите, как много раненых, у них счет идет на минуты! Надо привыкнуть!» И мы привыкали. И видели результаты своего труда. И верили в Победу настолько, что в 1942 году, в самое тяжелое военное время, вступали в комсомол и гордились этим.
Когда война закончилась, Галина Андреевна поступила в пединститут. Были среди студентов и вернувшиеся с фронта. Двоих приводили жены, потому что были слепыми и сами идти не могли. У одного было только пол-лица – другую половину снесло осколком. Еще несколько человек прибыли безрукими или безногими.
– Но как они берегли нас, как учили быть честными, как не позволяли курить и пить, как стремились к знаниям, как хотели выучиться и быть полезными обществу!
Парни внимают каждому слову старой учительницы. А когда она заканчивает свой рассказ, награждают ее бурными – и искренними – аплодисментами.
Время менять мозги
Позже начальник Алексин­ской колонии Виктор Овсянников отметил, что с удовольствием наблюдал за выступлениями и поведением своих воспитанников. Хоть ребята и понаделали в жизни ошибок, ничто человеческое им не чуждо. А общение с удивительной труженицей тыла наверняка оставило след не только в сердцах мальчишек, но и работников колонии.
Директор Объединенного профтехучилища регионального УФСИН Вячеслав Кочетыгов поблагодарил за праздник памяти ребят, их педагогов и воспитателей. И, обращаясь к мальчишкам, сказал:
– Наши ветераны – это живые свидетели героического прошлого. Цените возможность видеть их вживую, ведь их осталось совсем мало. Наслаждайтесь общением с ними, запомните этот день на всю жизнь.
...Как и все школяры, с 1 ию­ня воспитанники колонии ушли на каникулы. Вячеслав Кочетыгов пообещал ребятам, что совсем скоро у них появится новое футбольное поле.
– Мячи, ворота, форму тоже поменяем, – сказал Кочетыгов.
– Еще бы и мозги поменять, – тихо, чтобы услышали только репортеры, сказал один из сотрудников колонии.
Мы услышали. И согласились. В душе.
Поменять мозги и свое отношение к юным преступникам нужно всем, чтобы, «отмотав срок», они вернулись к законопослушной жизни, а не на тюремные нары.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий