Общество

09:00, 12 февраля 2016

Тот завод, откуда вышел весь народ

Тот завод,  откуда вышел весь народ
 Екатерина Гарбузова
 Геннадий Поляков

Так, слегка подправив известную поговорку, называла Центральный родильный дом его основательница Вера Гумилевская. Весь-то народ, может, и не отсюда, но добрая половина ныне живущих туляков появились на свет точно уж в этих стенах.

Гумилевская – из плеяды врачей, прославивших Тулу. Она – основоположница современного акушерства, по заложенным Верой Сергеевной принципам родовспоможение работает до сих пор. По местам ее «боевой славы» можно было бы водить экскурсии, если бы от этих самых мест осталось хоть что-нибудь мемориальное…
Дом, где жила Вера Сергеевна, принадлежит частным лицам, он беспощадно перестроен. В духе ее времени выглядит лишь фасад, но на нем нет даже мемориальной доски. Улица имени Гумилевской на окраине города не имеет к ее биографии никакого отношения. А родильный дом №1, ее главное и любимое детище, носит имя этой знаковой для тульского здравоохранения фигуры, но может похвастаться единственным раритетом – дипломом об окончании высших медицинских курсов в Петербурге. Его руководству учреждения передали родственники Августы Астаповой, ученицы и единомышленницы Гумилевской, он висит в рамочке в кабинете главного врача. И только могила на Всехсвятском кладбище, где почти всегда свежие цветы, сильно отличается от десятков таких же: здесь сразу понимаешь, что Гумилевскую помнят.

Остановить время
6 февраля исполнилось 130 лет со дня рождения знаменитого тульского доктора. Сотрудники Центрального родильного дома возложили к могиле Гумилевской цветы. Тут же состоялась презентация сборника архивных документов, имеющих отношение к жизни и работе матери-основательницы того самого «завода». Полноцветный, большой по формату альбом издан на пожертвования членов коллектива и потому вышел минимальным тиражом. С его подготовкой к печати роддому помог член Союза писателей России Николай Макаров.
Поначалу издание планировалось как жизнеописание Гумилевской, но потом вышло, что биографические данные о докторе скудны, требуют серьезного изучения, поиска, а это по силам только специально обученным людям. Руководитель проекта главный врач роддома №1 Елена Макарова решила хотя бы... остановить время. Не дать исчезнуть тому, что пока еще можно потрогать руками. Поэтому в только что изданном альбоме все свидетельства эпохи опубликованы в масштабе один к одному: автобиографии Гумилевской, характеристики, заполненные ее размашистым почерком, листы назначений, заключения проверяющих роддом органов, фотографии, газетные материалы... Все, что хранится в тульском архиве, отсканировать не удалось: иногда документы слишком сурово подшиты и папку не развернуть. Но основное здесь есть.
Издание выглядит непривычным, несколько даже странным и оттого еще более притягательным. На глянцевых страницах – история без словесной шелухи, без лакировки.

Профессия – главная из существующих
Вера Сергеевна Гумилевская – уроженка села Казанское-Греково Ефремовского района. Дочь священника, она окончила высшие медицинские курсы в Петербурге и вернулась работать земским врачом в родные места.
В 1914 году Гумилевская переводится в Тульскую губернскую больницу врачом хирургического и гинекологического отделений, а еще через несколько лет работает сначала ординатором родильно-гинекологической больницы патронного завода, а затем ее главным врачом. К этому времени Вера Сергеевна уже проявила себя как прекрасный гинеколог-практик и тончайший хирург. Все самые сложные операции Гумилевская выполняла только сама.
До 1926 года роды в Туле в основном принимались на дому, было только пять мест для рожениц в медсанчасти патронного завода и пять – в областной больнице. Считалось, что для родовспоможения достаточно повитухи, ну а уж если роженица померла или ребеночка удалось достать уже задохнувшимся – значит, так тому и быть… Дипломированный врач, да еще специализирующийся на акушерстве и женских болезнях, был фигурой штучной, в обществе заметной, в округе – единственной. Таким незаменимым специалистом и непререкаемым авторитетом и оказалась Вера Гумилевская, когда в 1926 году в Туле в бывшем приюте для вдовствующих открылся по тем временам невероятно крупный родильный дом – на семьдесят пять коек. Обслуживающий персонал состоял из 7 врачей и 17 акушерок. Паломничество и в роддом, и лично к доктору Гумилевской было такое, что просторное здание скоро уже не могло вместить всех желающих произвести на свет ребеночка не стараниями деревенской бабки, а с помощью настоящих профессионалов.
В 1937 году пришлось надстроить третий этаж, это было непросто, но власти не могли отказать Гумилевской ни в одной ее просьбе. При этом Вера Сергеевна никогда, что называется, не заигрывала с властями, всю жизнь она упорно отказывалась даже вступить в партию. Более того, в эти сложные годы она без страха брала на службу специалистов, прошедших лагеря и ссылки. Какая-то особая жизненная сила, уверенность в своем предназначении и умение подать профессию как главную из существующих заставляли уважать эту женщину абсолютно всех. Удивительно, но ни прямых гонений в ответ на независимое поведение, ни возможных последствий ее не очень советского происхождения Гумилевская на себе не испытала.
С ее легкой руки у тульского роддома изначально сложилась счастливая судьба. Здесь внедрялось все новое и передовое, что давала акушерству и гинекологии наука того времени. Даже во время боев с фашистами на окраинах Тулы здесь по-прежнему продолжали принимать роды. В послевоенное лихолетье, среди голода и разрухи, ЦРД упорно работал – в пульсирующем ритме, как живое существо.
Тридцать лет оставалась глав­ным врачом Вера Сергеевна Гумилевская, стала заслуженным врачом РСФСР, главным акушером-гинекологом облздравотдела, депутатом Верховного Совета. Ее бессменный труд на этом сложном посту был отмечен орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалями. Наградных документов, кстати, в архиве отыскать не удалось, в посвященный Гумилевской альбом они не вошли. Но нам достаточно одних представлений к наградам и упоминаний о них.

Мужа и детей не имею…
В автобиографии от 1950 года Гумилевская пишет: «Мужа и детей не имею, живу с двумя сестрами преклонного возраста». Наверное, если бы они имелись – родные дети, артефакты ее жизненного пути не были бы так непростительно утрачены.
А в ходе многочисленных ремонтов родильного дома отправлялись на свалку истории настоящие раритеты. В конце семидесятых после очередной побелки куда-то делось знаменитое венецианское зеркало, стоявшее на мраморной лестнице, в которое смотрелись и Гумилевская, и сотни тысяч рожениц. Позже кто-то распорядился выбросить напольные часы времен Веры Сергеевны из-за отказавшего механизма...
В процессе глобальной реконструкции 2005–2008 годов из здания было выдворено все, что можно было бы пометить грифом «историческая ценность». Ни один уголок не был отреставрирован, неуловимая патина прошлого исчезла без следа. В ходе отделочных работ использовались только современные материалы – сверкающий кафель, холодный пластик, стерильные наливные полы. Только фасад с коваными фонариками «под старину» пытается напомнить нам о веке минувшем.
И вот теперь по крохам учреждение начинает собирать материалы о незабвенной личности первого главного врача. В подготовке памятного альбома большую роль сыграли доктора Татьяна Пацуева и Людмила Юдина. Будем надеяться, что эти материалы станут основой музейной экспозиции, открытой не только профессиональному сообществу, но и всем тулякам. Несмотря на то что у доктора Гумилевской не было собственных детей, каждый, чей первый крик раздался в стенах ЦРД, в чем-то ее ребенок…

Ранее на тему