Общество

18:59, 20 декабря 2016

Три самолета и 24 бойца

Три самолета и 24 бойца
 Сергей МИТРОФАНОВ
 Из архива «Тульского Искателя»

– Мы получили информацию о том, что близ деревни Хрущевка Киреевского района имеется глубокая воронка от авиационной бомбы, куда, со слов одного из местных жителей, после боев 1941 года сносили с полей тела убитых солдат. Долгое время в ней была вода, там люди даже купались. Но потом она пересохла. И мы предприняли попытку найти в земле останки. Сложность работы заключалась в том, что бойцы лежали на глубине более двух метров!

Чья же ложка?
Об этом следопыт Анастасия Карпова рассказывала на закрытии Вахты Памяти – 2016, которую в течение всего года на территории нескольких регионов проводила областная организация «Тульский Искатель».
В результате на дне той воронки нашли останки одного военно­служащего вермахта и трех бойцов РККА. Все красноармейцы были в неплохо сохранившихся шинелях, у одного воина за пазухой даже лежали вязаные носки. К сожалению, медальоны отсутствовали. Надежду идентифицировать хоть кого-то дает лишь ложка с надписью «Б. Женя».
– Пытаемся установить по ней владельца. Но при этом понимаем, что предмет мог сменить нескольких хозяев, – продолжила девушка. – Что касается планов на будущий год, то мы собираемся продолжить поисковые работы в Киреевском районе. Подспорьем в этом деле нам станут немецкая аэрофотосъемка времен войны и документы из зарубежного архива.

Солдаты в запаханных траншеях
Председатель совета командиров «Тульского Искателя» ­Сергей Бочин сообщил, что в уходящем году объединение провело четыре экспедиции и множество разведок с целью проверки архивной информации и свидетельств местных жителей о боях.
Так, весенняя Вахта Памяти проходила под Белевом и в Болховском районе соседней Орловской области. Туда съехались свыше сотни единомышленников из Москвы, Тулы, Киреевска, Венева, Алексина, Щекина, Ясногорска, Суворова, Ефремова, а также из Луганской Народной Республики, Самарской и Смоленской областей.
Экспедиция стартовала 25 апреля, а завершилась 8 мая. Работы в основном велись у деревень Бедринцы, Башкино, Новые Дольцы, Карагашинка.
– Уже в первый день работы у деревни Башкино отряд «Безымянный» обнаружил останки двух бойцов Красной армии. Также нашли временное захоронение семерых красноармейцев – то есть кто-то когда-то вел раскопки в тех местах, нашел солдат, но не забрал их, а оставил во «времянке». Впоследствии нами они были все-таки захоронены, – говорил ­Сергей Бочин. – Интересно и то, что отряд «Вятичи» наткнулся на бойца практически рядом с лагерем. Затем, когда проводилась работа по эксгумации, рядом были обнаружены еще три бойца. Других трех воинов нашли в Бедринцах. На Орлов­щине под хутором Выгоновский отряд «Авангард» эксгумировал бойца, а отряд «Победа» обнаружил солдата у урочища Карагашинка. Всего же весной подняли 16 человек в Тульской области и двоих в Орловской. 7 мая захоронили бойцов, найденных на Орловщине, а на следующий день на Кургане Славы в Белеве предали земле останки воинов, обнаруженных на территории нашего региона. Мы понимаем, что работы там еще непочатый край, а потому раскопки в Белевском районе будут продолжены в 2017 году. Местность там, правда, специфическая – траншеи после войны запахали, а на их месте сейчас лес. Это, конечно же, существенно осложняет нашу поисковую работу. Но район все равно считаем перспективным в плане проведения дальнейших экспедиций.

Ищет полиция…
Руководитель московского отряда «Знаменосцы Победы» Дарья Корнеева вместе с нашими земляками еще в 2015-м эксгумировала в Мосальском районе Калужской области останки 49 бойцов РККА. Но захоронили их на воинском мемориале в деревне Барсуки только 21 июня этого года. У многих убитых при себе имелись именные медальоны. Энтузиасты долгое время вели поиск родственников этих воинов. Помогали в непростом деле журналисты газет и телевидения, и не только они. Например, искателями был поднят Александр Кузьмич Дурнев, 1903 года рождения, живший в Курской области. Стало известно, что у него остались дочери Таисия и Римма.
– Дальше в моей практике про­изошел совершенно уникальный случай. Дело в том, что после войны семья Дурнева переехала из Курской области в Москву, но больше никаких данных о ней у нас не имелось, – рассказала Дарья. – В Москве архивы помогать нам не захотели. В итоге отправили письмо мэру столицы ­Сергею Собянину. Через пару недель раздался звонок из уголовного розыска. Оперуполномоченный сказал, что несколько дней изучал базу данных, искал возможных родственников по редким именам Таисия и Римма. Так получилось, что Таисия и Римма Дурневы оказались единственными жительницами Москвы, однофамильцев у них не нашлось. Сотрудник уголовного розыска сообщил адрес, я нашла участкового, который и дал телефон женщины: выяснилось, что это дочь красноармейца, Дурнева Римма Александровна, ей 87 лет. Она подошла к телефону, я ей все рассказала, а потом двадцать минут разговаривала с ее супругом на фоне женских рыданий и причитаний. Это был такой волнительный момент, который запомню навсегда. Многие родственники потом приехали на захоронение в Калужскую область. Но некоторые отказались. А кого-то найти, к сожалению, вообще не удалось.
Всего же за этот сезон в Тульской, Орловской и Калужской областях искатели эксгумировали останки 24 бойцов РККА. А в конце года следопыты вели подъем советского самолета Пе-2 в Белевском районе. Вообще, 2016 год, по словам ­Сергея Бочина, выдался весьма удачным в плане обнаружения советской военной техники. Помимо белевского бомбардировщика, были найдены еще две авиамашины – в Веневском районе и в Калужской области. Кроме того, попадалась нашим землякам и остатки бронетехники.

На эту же тему