Общество

15:49, 05 июля 2022

Тульские прииски геолога Рашида Галимова: от духов до самоцветов

Тульские прииски геолога Рашида Галимова: от духов до самоцветов

Бывает, что за насущными ежедневными проблемами мы перестаем замечать то, чему так радовались в детстве. А между тем у нас под ногами расстилаются огромные миры! Вот какой-то красивый камешек – только поди теперь вспомни название! А вот настоящая древняя ракушка – кажется, такую показывали в школе, и потом – кто бы мог подумать – многие из нас собрали свои первые палеонтологические коллекции на ближайшей автостоянке, усыпанной известняком, или в деревне на речном берегу!

А все потому, что сотни миллионов лет назад территория современного Тульского края была покрыта теплым морем, которое по своей температуре могло бы напомнить Средиземное, на месте нашей областной столицы плавали морские звезды, в Алексине росли морские лилии, а в Суворове – гигантские папоротники.

И даже несмотря на то что наша планета сформировалась за 4,5 миллиарда лет до того, как вы приобрели этот номер «Тульских известий», она продолжает удивлять! Ну а вслед за любознательными детьми, но уже со всей серьезностью, удивляются и изу­чают Землю – и планету, и ее малые участки – профессиональные геологи. А самые увлеченные из их числа умудряются сочетать два в одном: к примеру, член Русского географического общества, член исполкома Российского геологического общества, академик Международной академии детско-юношеского туризма Рашид Зарифович Галимов на протяжении долгих лет не просто исследует земную поверхность, но и обучает этому ребят! Многие его воспитанники стали учеными, занимаются геологоразведкой или же преподают естественные науки в школах и вузах нашей страны.

Сам же герой нашей публикации руководит юношеской геологической партией в Тульском городском центре детско-юношеского туризма и патриотического воспитания.


Когда ЧП – к счастью?

– Рашид Зарифович, а с чего началось ваше увлечение родными просторами и природными ископаемыми?

– Я родился в Ферганской долине, а это место поистине удивительное: здесь растут единственные в мире орехоплодовые леса, которые сохранились с третичного периода, отсюда разбегаются горные цепи юго-западного Тянь-Шаня и Памира… А узнать об этой красоте и полюбить ее всем сердцем нам помогали учителя. Это были непростые люди: многие из них – высланные ученые, которые попали в Киргизию и со сталинских времен остались там на вечное поселение. За невозможностью преподавать в институтах они шли работать в школы, ну а нам оставалось только пить огромными глотками от этих бездонных источников знаний…

Я учился в вечерней школе и работал на заводе, там записался в альпинистскую секцию, с удовольствием ходил в походы, стал членом контрольно-спасательной службы области. А в начале 1969 года в долине случилось ЧП: за одну ночь выпало больше метра снега. В горных районах нужна была помощь. Лавины угрожали геологам, чабанам и многим горным поселениям. Именно это происшествие свело меня с начальником геологической партии, неоднократным чемпионом СССР по альпинизму Павлом Зайдом, и определило мою судьбу…

с рюкзаком.JPG

– Трудно было обосноваться в Тульской области в начале девяностых, когда вы были вынуждены уехать из родной Киргизии?

– Геологи есть везде, а поскольку наше сообщество не очень-то большое, всегда есть те, с кем ты знаком и кто знает о твоей работе. Я приехал в Тульскую область с рюкзаком, книгами и небольшой, но дорогой мне коллекцией минералов, которая стала основой будущего музея. Поэтому было счастьем увидеть здесь своих сподвижников, единомышленников, настоящих товарищей. И, конечно, подарком судьбы оказалась возможность получить работу в детско-юношеском центре Советского района, где я начал вести геологический кружок, который впоследствии и превратился в нашу юношескую геологическую партию, имеющую к сегодняшнему дню достаточно большой авторитет в молодежном геологическом движении России.

палатка.JPG



Пришельцы из карьеров

– Чем можно увлечь юных жителей нашего края, заранее зная, что Восточно-европейская равнина создана осадочными породами, а Тульская область бедна минералогическими изысками?

– Мощный слой осадочных отложений – это тоже целая геологическая история! На протяжении миллионов лет в море рождалось и отмирало несметное количество живых организмов, которые впоследствии и сложились в залежи известняка. Ну а хвощи и гигантские папоротники сформировали в наших краях буро­угольный бассейн.

Встречаясь с детьми, я начинаю с самого простого – с занимательной геологии, 

под лампой.JPG

с необычных и интересных фактов, формировавших облик Земли и способных увлечь мальчишек и девчонок. 

музей гео.JPG

А попутно объясняю, что геология – это разнообразие профессий, которое включает в себя минералогов, петрографов, гидрогеологов, геофизиков, поисковиков, вулканологов и еще массу других специалистов, при этом тонкости каждой профессии можно начать познавать в школе. Ну а готовясь к геологическим походам, я обязательно – сперва самостоятельно – выезжаю на маршрут, а ребята на занятиях изучают палеонтологию, определяют возраст ископаемых, основываясь на том, что каждому геологическому периоду соответствует расцвет определенных морских организмов, минералогию, петрографию, полевую геологию, инженерную и динамическую геологию, топографию и другие сопутствующие дисциплины…

Первый наш геологический лагерь прошел в Барсуковском карьере, и каково же было изумление, когда мы вместе с ребятами увидели в местных отложениях целые россыпи окаменевших морских лилий! Я рассказал юным геологам про эти некогда живые организмы, показал геологический разрез, в котором выделяются алексинский и веневский горизонты… Карьер подарил нам и другие замечательные находки: мы обнаружили огромный валун, покрытый толстым слоем окаменевшего колониального коралла. 

От цепкого глаза ребят не скрылись многочисленные головоногие, двустворчатые моллюски, раковины брахиопод, фрагменты корневой системы гигантских папоротников.

Находки мы перевезли в кружок, а многими материалами экспедиций потом делились с музеем землеведения МГУ, геологическим музеем имени Вернадского Российской академии наук, музеем юношеской геологической партии города Перми. Кстати, для каменноугольного периода было характерно порядка 260 видов небольших беспозвоночных, и ребята из нашей партии с этими животными хорошо знакомы. А еще они знают, что тот самый «простенький» известняк, подвергаясь метаморфизму, превращается в мрамор: несколько сотен миллионов лет – и перед нами другая горная порода!


– Очень уж сложно представить ребенку какой-то процесс в миллионы лет!

– Именно поэтому на занятиях с ребятами я привожу в пример процессы, которые происходят в реальном времени. Как образуются минералы? Из газов, из насыщенных горячих растворов – в пустотах того же известняка. 

полости.JPG

Берем, к примеру, стакан холодной воды – в ней можно растворить две ложки сахара. Но если это будет кипяток, тогда уже шесть! А когда кипяток остынет, снова останется две ложки растворенного сахара, а оставшиеся четыре выпадут на дно в виде кристаллов. По такому принципу выращивают нават – среднеазиатскую леденцовую сладость из сахарного сиропа и виноградного сока.

Как-то мы вместе с ребятами шли мимо артучилища, а там велись земляные работы. Ну как пройти мимо клондайка? Мальчишки сбегали за молотком и в одном из кусков известняка нашли халькопирит, или медный колчедан. Здесь же удалось найти прекрасно ограненный крупный кристалл кварца. Ну а чаще других попадался опаловидный кремень, отличный поделочный камень и, кстати, прекрасный природный сорбент! К примеру, жители Архангельской области – а ведь там сплошные болота, – чтобы добыть живительную влагу, выкладывают колодцы кремневыми камнями и получают вкусную воду!

На погост – за сенсацией

– Брахиоподы и медный колчедан – это все-таки удел школьников. А как насчет золота?

– По нашей территории проходили два мощных оледенения: Окское и Днепровское. Ледники шли с Кольского полуострова и тянули на себе массу минералов и горных пород. Так что, если развивать эту мысль, то можно найти даже алмазы, которые могли попасть из Архангельской области! Я не открою большого секрета, если скажу, что в Средней Азии любая горная река несет в себе благородные металлы, которые оседают на ее косе, в так называемых аллювиальных отложениях. В Московской области на реке Пахре во время учебных занятий, бывало, отмывали концентраты минералов и находили частицы золота массой меньше одного миллиграмма. Но это не просто капля в море, это песчинка во Вселенной!


– А чем же тогда интересны наши реки?

– Ну вот в Суворовском районе неподалеку от деревни Доброе в древнем русле реки Оки намывают песок, используя для этого драгу. И там начали попадаться кости, необычные, не современные. Мы с ребятами проявили интерес, а местные рабочие увидели эти находки и подняли нас на смех: «Это ж коровьи! Волки не доели!» Но в результате оказалось, что это кости древней лошади, мустанга Евразии – тарпана! Там же мы потом нашли зубы шерстистого носорога, фрагменты бивней мамонта. Правда, все они во фрагментах: драга, намывая песок, несет ископаемые по трубам, а это сродни мясорубке…

– Знаю, что в Добром у вас случилось еще одно открытие…

– Да, у стен полуразрушенного монастыря мы нашли старое кладбище. Одна из надгробных плит была из лабрадорита. Его могли себе позволить только очень состоятельные люди! Эта горная порода из лабрадора, получившего свое название по месту находки – остров Лабрадор. Кстати, когда этот камень открыли, он затмил красотой бриллианты! 

лабрадор.JPG

Ну а сейчас лабрадорит используют как поделочный камень и пускают на облицовочные плиты, к примеру, его можно увидеть на здании тульского телеграфа. А вот кладбища уже нет. И где тот камень – неизвестно: или кто-то увез себе, или просто разрушили-закопали…


Самоцветы или пустоцветы?

– Коль уж мы перешли к поделочным камням, не могу не задать вопрос о качестве всевозможных украшений, которые привозят в Тулу на выставки самоцветов.

– Эти известные выставки-продажи организуют мои старые друзья, выпускники Ленинградского университета. Первые были просто фееричными! В них участвовали профессиональные геологи. Я с удовольствием водил на них ребят, где они могли увидеть редкие и разнообразные минералы. Но постепенно состав участников менялся и, честно сказать, ветшал. Дошло до того, что теперь меня просят прийти и принести коллекции минералов. 

минералы.JPG

Знакомые, увидев меня в зале, нередко подходят, чтобы узнать мое мнение по поводу того или другого экземпляра с выставки. И я честно признаюсь: «Ребята, если вы не хотите, чтобы меня побили, я не буду отвечать». Сейчас китайцы делают очень искусную имитацию, и отличить ее от оригинала можно только в лабораторных условиях. Это, конечно, совсем не значит, что все коллекции выставки – подделки, но то, что в приличном количестве, – факт!


– Рашид Зарифович, насколько я знаю, вы со своими питомцами побывали в походах и на слетах в самых разных уголках России. Какие области нашей страны особо ценятся среди геологов?

– Мои ребята успешно участвуют во всероссийских полевых олимпиадах, олимпиадах МГУ, всероссийских олимпиадах «Земля и человек», всероссийских конкурсах, становятся призерами и лауреатами. А без активных путешествий это было бы просто невозможно. 

карьер.JPG


Поэтому я планирую экспедиции так, чтоб школьники приезжали и с находками, и с целым багажом ярких эмоций. 

с компасом.JPG

За минералами мы ездим за Урал, в Сибирь, на Таманский полуостров, в Керченский железорудный бассейн, а с 2009 года летаем в богатую камнем Киргизию…

эеспедиция.JPG


Контрабандисты и горный шпион

– Наука геология всегда ассоциируется с романтикой и тайнами, с дальними далями и удивительными открытиями, с необычными встречами, а порой и с риском. Наверняка в вашей практике тоже были такие случаи, которые запомнились на всю жизнь…

– В далеком 1971 году мы с учениками решили пройти Юго-Западный, Внутренний и Центральный Тянь-Шань. Дело в том, что тремя годами раньше я уже ходил этим маршрутом, а на этот раз взял в поход еще и знакомого учителя физики, тоже увлеченного геологией. Путь лежал к озеру Иссык-Куль, где до 1968 года высевали опиумный мак для медицинских целей. Мы шагали через красивые перевалы, поднимались на плато, изучали местные горные породы и у реки Малый Нарын вышли к огромному останцу – высокому одинокому камню, который, выделяясь в местном рельефе, сразу бросался в глаза. Здесь решили сделать привал. Место девственное, нетронутое, рядом государственная граница с Китаем, а куропаток и зайцев – просто видимо-невидимо! Поскольку у нас было ружье, один косой стал добычей, мы тут же разожгли костер и поставили котелок. Время позволяло, и наш физик тоже решил сходить на охоту и пошел в сторону останца. Мы с ребятами сидели в отдалении, хорошо видели его фигуру. И вдруг смотрим – из-за скал появился караван лошадей! У основания останца наездники стали спешиваться, выставлять на камни банки. Физик тоже их заметил, он «переломил» ружье, показывая, что настроен мирно, но те начали стрелять поверх голов! Мы быстро уложили рюкзаки и пошли в соседнее ущелье. Но к нам уже ехали всадники, вооруженные винтовками, и настойчиво предлагали следовать за ними. Через полчаса ходьбы мы вышли к месту стойбища, нас погрузили в ГАЗ-66, а сверху затянули тентом. Часов восемь мы с ребятами тряслись по горной дороге, лежа на полу в полнейшей неизвестности! Рюкзаки валялись рядом, и мы достали ледорубы, чтобы, если наступит нужда, попытаться обороняться…

Наконец машина остановилась. Было холодное раннее утро.

Мы стояли на пустынном берегу огромного озера Иссык-Куль. Наши похитители велели нам выбираться из кузова, и, как только мы спрыгнули на землю, те дали по газам и уехали.

К счастью, закаленным в походах, нам не составило труда дойти до ближайшего населенного пункта – а это был город Пржевальск – и сообщить о происшедшем в управление КГБ. К тому времени уже было понятно, что мы нарвались на контрабандистов…

А потом много позже мы вместе со старшеклассниками проводили спелеоэкспедицию в южную оконечность Памира – хребет Кугитанг-тау, что на границе с Афганистаном. Это место известно ученым своими карстовыми полостями, которые входят в реестр длиннейших карстовых пещер мира. Помимо данных памятников природы, этот район славится тропами трехпалого динозавра и известняками, хранящими на себе отпечатки древних дождей.

Мы прошли регистрацию в пограничной комендатуре, и военные подвезли нас к начальной точке маршрута. Дальше следовал резкий спуск – вниз, в пещеру, метров триста. И если наверху была метель, то внизу оказалось тепло, мы сразу обустроили лагерь и расставили базовые свечи, которые горели по несколько дней. Собрали тару для воды и отправились в озерный зал, туда, где в известняке, выточенные вековой капелью, со временем появились ванночки. Нам предстояло пройти полку длиной около сорока метров. Мы шли – человек десять: кто держал фонарь в руке, кто надел на голову «налобник».

Вдруг голос из тишины: «В глаза не свети!»

Ребята, что шли впереди, от неожиданности отпрянули назад, да так, что остальные завалились наземь. Тот, кто первым пришел в себя, снова взялся за фонарь, но голос опять его осек: «Тебе же сказали, не свети!»

И это после уверений пограничников, что здесь нет ни одной души!

Кто это? Иностранный шпион? Или прячется беглый зэк? И что у него на уме?

Мы тихонько пошли вперед, чтобы не тревожить странного неизвестного, и вдруг – видим фигуру: человек одет в черный халат, на голове – капюшон, сидит по-восточному посреди пещеры, под ним – небольшой обрывок кошмы…

Мы начали было задавать вопросы, но тот на контакт не пошел. Ну на нет и суда нет… Мы набрали в канистры воды и вернулись в свой лагерь…

А вечером – смотрим: нет одной из участниц нашего похода. Куда она девалась? Девчонка была опытным спелеологом, поэтому мы не переживали. Появилась часа через полтора! Оказалось, что пока мы обедали и обсуждали пещерного духа, она тихонько ушла к нему и наладила с ним контакт. И это вовсе не зэк и не пришелец, а житель Москвы, по профессии – юрист, ему около пятидесяти лет, у него семья и взрослый сын, а здесь он занимается йогой, потому как больше нигде нет места, где можно было бы так медитировать и отключаться от мира…

Москвич пробыл в этой пещере без малого три недели. Один раз вышел к нам и попросил кусочек сухарика… А уходил другим человеком, в комбинезоне и легкой курточке – приветливый и улыбающийся.

Попрощавшись со всеми нами, отправился на железнодорожную станцию. Все смотрели как завороженные – то на его легкую одежду, то на метель и наши пуховики. Но, видимо, этот человек уже давно практикует йогу и ему ничего не страшно…


– Я надеюсь, сегодняшние маршруты уже не такие опасные?

– Сейчас проще нарваться на бандитов на просторах интернета или зависнуть на два года на коронавирусной удаленке…


– Куда же вы собираетесь со своими питомцами в ближайшее время?

– Конечно, в любимую Ферганскую долину, на Восточный Памир, к озеру Иссык-Куль, к пику Ленина, к орехоплодовым лесам, к древним минаретам таджиков и киргизов, к уникальным и интереснейшим местам – памятникам родной истории, чудесной природы и богатой культуры.


Людмила ИВАНОВА
Сергей КИРЕЕВ


0 комментариев
, чтобы оставить комментарий