Общество

18:52, 24 февраля 2015

Учет – не приговор

 Екатерина ГАРБУЗОВА

С начала этого года специалисты областного наркологического диспансера выходят в автошколы с лекциями и практическими занятиями. Клинические психологи и психиатры-наркологи говорят будущим водителям о влиянии алкоголя и наркотиков на реакцию, восприятие, подробно рассказывают, как вести себя во время экспертизы на употребление психоактивных веществ.

– Многие начинают протестовать против экспертизы, даже если ничего не употребляли. Наркологической службой принято пугать, а это совершенно неправильно, – говорит главный врач областного наркологического диспансера Николай Висягин. – С наркологами лучше сотрудничать, а не избегать их.
Врачи диспансера теперь читают лекции и в образовательных учреждениях, и на производстве. Для того чтобы это стало возможно, диспансеру даже пришлось получить лицензию на образовательную деятельность, была открыта психологическая лаборатория, в которой разрабатываются программы по практической превентологии.
Майский указ президента Путина, обязавший завершить модернизацию наркологической службы в стране к 1 января 2015-го, в Тульской области выполнен. Проведена реорганизация соответствующих учреждений, и четыре имевшихся наркологических диспансера стали филиалами головного – тульского №1. Новое оборудование и лекарственное обеспечение на высоком уровне позволяют оказывать медицинскую помощь в соответствии с порядками и стандартами.
Для снятия наркотической ломки применяется уникальная методика РАПИД. Во сне, без боли, в течение 8–12 часов в специально оборудованных палатах под наблюдением анестезиолога-реаниматолога проводится ультрабыстрое очищение организма при опийной наркомании. Применяются такие современные методы очищения крови, как плазмоферез, лазерная терапия, электрохимическая детоксикация, ультрафиолетовое облучение. Наш регион – один из немногих, где есть государственное учреждение, занимающееся реабилитацией наркоманов.
Но в том-то и дело, что даже тот, кто хочет лечиться, часто боится попасть в поле зрения официальной наркологии – сразу поставят на учет, что неминуемо повлечет за собой социальные ограничения… Однако, по утверждению областного нарколога Михаила Груздова, это совершенно не обязательно. Во многих случаях специалисты не видят смысла ставить пациента на учет, если, например, речь идет об однократном употреблении токсических веществ. Бывает, «скорая помощь» приво­зит парня в реанимационное отделение после однократного употребления психоактивных веществ. Оттуда в наркологическую службу сообщают все его данные, и домой к пострадавшему выходит социальный работник диспансера. Задача – создать мотивацию на лечение и у самого подростка, и у его родителей, то есть – законных представителей, без разрешения которых никто не имеет права лечить несовершеннолетнего. В такой ситуации обычно выясняется, что подросток попробовал токсическое вещество впервые, и именно потому что он неопытен, дело сразу дошло до реанимации. Но сам по себе этот урок настолько серьезен, что психологам службы чаще всего удается закрепить негативное отношение к такому способу развлечься. Подростка убеждают: больше не пробуй. Есть вероятность, что это подействует.
Лечение несовершеннолетних наркоманов – только бесплатное. А дальше все зависит от самого пациента. У некоторых есть возможность анонимного лечения на коммерческой основе без постановки на учет. Удовольствие это дорогое. И в жизни чаще всего бывает так: родители положат в стационар раз-другой свое великовозрастное чадо без лишней огласки, а потом финансовые трудности заставляют прибегнуть к бесплатному, то есть учетному, лечению.
Многие думают, это проблема на всю жизнь: водительские права не дадут, на работу не возьмут… Да, только наркоман и так не работает – некогда ему. Он пытается решить только один вопрос – как добыть дозу. И ни с каким производством эта озабоченность несовместима.
– Диспансерный учет – не жженое клеймо на лбу. Как ставим, так при  трезвом поведении и снимаем с учета. И пожалуйста – ищи себя в любой профессии, – говорит Михаил Груздов. – Наркоман пять лет наблюдается в диспансере, алкоголик – три года. Регулярно приходят на осмотр. Одного их честного слова, что не пьют и не колются, нашим специалистам бывает недостаточно. Смотрим степень открытости, степень сотрудничества с врачом, запрашиваем характеристики с места учебы и работы. Делаем биохимический анализ крови, чтобы проследить состояние печени. Раз в месяц берется анализ мочи на содержание алкоголя или наркотиков. Что греха таить – вероятность нарушения режима превышает 90 процентов. Но все-таки такие пациенты, которые полностью выдерживают все ограничения и в конце концов снимаются с диспансерного учета, есть. Особенно среди совсем молодых людей.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему

//