Общество

09:00, 04 декабря 2015

Узники дома Лопатина

Узники дома Лопатина
 Нелли ЧУКАНОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Старинные особняки Тулы – одно из ее несом­ненных украшений. Многие дома в наше время переживают ренессанс и благодаря реставрации получают шанс благополучно простоять еще не один десяток, а может, и не одну сотню лет. Но пока повезло далеко не всем зданиям с историей. Особенно сложно решается судьба тех из них, в которых до сих пор проживают люди.

Двухэтажный каменный дом богатого тульского купца Дмитрия Лопатина, расположенный на углу улицы Менделеевской и Садового переулка, знаком многим. Выстроенный в конце XVIII века, он был одним из самых значительных в Туле, и даже улица, на которой дом обосновался, носила имя его владельца – до 1907 года Менделеевская называлась Лопатинской.

Немного истории
На втором этаже здания находились жилые комнаты, на первом – четыре лавки, а под полукруглыми сводами обширных подвалов складировался самый разный товар. Усадьба имела многочисленные хозяйственные постройки – сараи, амбар, баню. Часть из них уцелела.
Одной из достопримечательностей остается каменный забор с воротами, но главная «фишка» дома – это, безусловно, красивейшая винтовая чугунная лестница, ведущая на второй, ныне нежилой этаж. А фасад здания, выходящий на Кремлевский сад, украшает парящее в воздухе кружево кованого балкона – к сожалению, пол этого сооружения давно утрачен.
В середине ХIХ века дом сменил хозяев, помещения верхнего этажа были поделены на квартиры и стали сдаваться внаем. К примеру, в 1913 году здесь квартировали офицеры 11-го Псковского пехотного полка. А еще в доме располагалось страховое общество «Волга».
В 1991 году дом был признан памятником истории и архитектуры, а проживающих в нем людей обязали поддерживать здание в надлежащем состоянии.

В борьбе со временем
Они и поддерживали и до сих пор стараются, но, увы, время беспощадно, а скромных средств нынешних обитателей дома Лопатина на борьбу с разрушениями катастрофически не хватает.
Уже не одно поколение жителей этого особняка появилось на свет и ушло в небытие, так и не дождавшись перемен к лучшему. Например, здесь когда-то жили дедушка и бабушка Елены Кормилициной, тут в 1935 году родилась ее мать Тамара Петрухина, а потом и сама Елена. Тамара Александровна очень надеялась, что получит новую квартиру, но так и не дождалась этой радости…
Некоторым все же удалось улучшить жилищные условия, переехав в новостройки, возведенные предприятиями, на которых они трудились еще в советские годы.
Останавливаясь у ныне пустующих квартир, Елена Кормилицина с грустью говорила: «Вот тут когда-то жили дедушка с бабушкой... А здесь ютился одинокий старичок, давно его схоронили»… Так что сейчас из двух десятков квартир обитаемыми остаются всего десять, шесть из них приватизированные, четыре – муниципальные.
…Марина Чудаева живет здесь тридцать лет и три года – с тех пор как вышла замуж. Тут родилась и выросла ее дочь, и в этих же условиях теперь находятся двое маленьких внучат. Как и взрослые члены семьи, крохи моются на кухне в корыте и даже не представляют, что может быть по-другому. Не один десяток лет семья числилась в очереди на улучшение жилищных условий. К 2003 году Чудаевы были в ней 2420-ми, а к 2008-му
стали 2216-ми.
Из всех благ цивилизации в доме-памятнике имеются только газ и электричество. Отопление печное. Некоторые умельцы разместили в старых, барских еще печках мудреные устройства с водяными котлами и провели у себя в квартирах индивидуальное паровое отопление. Воду жильцы носят из уличной колонки, а нужду справляют в дощатом сортире, стыдливо прячущемся во дворе за сараями.
Крыша здания местами залатана рубероидом, но в ней появляются все новые и новые провалы, и она постоянно течет. Балки перекрытий прогнили, потолки провисли, с них то и дело сходят «лавины» толстенной штукатурки. Особенно плачевная ситуация сложилась в квартирах второго, практически полностью нежилого этажа.
– Однажды мы проснулись среди ночи от дикого грохота, по всему дому прошла волна, как от взрыва. С перепугу, ничего не поняв, позвонили в службу спасения, – рассказывает Марина Чудаева. – Сотрудники МЧС выяснили, что рухнул потолок в соседней пустующей квартире. Один из них поинтересовался, что мы-то тут делаем. А когда узнал, что живем, изумился: «Вы что, с ума сошли? Тут же опасно!»
…Супруги Виктория и Юрий Бардаковы поселились в доме Лопатина полтора десятка лет назад. Квартиру здесь купили, после того как вынужденно покинули одну из бывших союзных республик. Приобретали по принципу «на что денег хватило».
– Старшей дочери Наташе было семь лет, когда однажды, придя домой из школы, она сообщила мне по телефону, что в квартире рухнул потолок, – рассказывает Юлия. – А недавно среди ночи упал кухонный стенной шкаф. Перепугались мы страшно, хотя ничего удивительного нет – штукатурка и кирпичи от сырости просто рассыпаются. Вот видите, в комнате младшей дочки Кати весь потолок в трещинах. А на кухне он провис и может обвалиться в любой момент. Муж пытался залатать протекающую крышу своими силами. Привязал себя веревкой к трубе и раскатал рубероид там, куда смог дотянуться. Дальше лезть побоялся, ведь гнилой каркас чердака может сложиться при малейшем неосторожном движении или лишней нагрузке. И страшно подумать, что будет, если грядущая зима окажется слишком снежной…

Не снесут.
Он же памятник!
Согласно официальным документам, выданным администрацией Тулы, дом по адресу: улица Менделеевская / Садовый переулок, дом 6/11, был признан непригодным для постоянного проживания в 1989 году. Износ дома тогда уже был определен специальной комиссией в 64 процента.
Постановлением главы администрации Тулы в 2006-м был утвержден график поэтапного отселения граждан в рамках долгосрочной целевой программы «Переселение граждан из жилищного фонда, признанного непригодным для проживания и (или) жилищного фонда с высоким уровнем износа по Тульской области на 2009–2012 годы». Жильцов дома Лопатина обнадежили: готовьтесь к новоселью в 2007 году. Потом, правда, переносили долгожданное событие на 2008, 2009, 2010 годы, а в 2011-м вдруг огорошили сообщением: «В связи с тем, что финансирование в рамках долгосрочной целевой программы на 2010–2012 годы не предусмотрено, администрация города Тулы возможности для предоставления жилых помещений в настоящее время не имеет».
У жителей дома Лопатина накопился ряд вопросов, в том числе тот, почему здание XVIII века не вошло в программу переселения из аварийного жилья по 185-му
Федеральному закону «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», благодаря которому в последние годы тысячи жителей нашего региона переехали из бараков и руин в новостройки.
Прокомментировать ситуацию мы попросили начальника отдела муниципального жилого фонда комитета имущества и земельных отношений администрации города Тулы Кирилла ЛУКИНА.
– Начнем с того, что этот дом не признан аварийным, – подчерк­нул Кирилл Вячеславович. – А значит, по определению не мог участвовать в данной программе. Между тем задача по отселению граждан из ветхого и аварийного жилья, расположенного в историческом центре Тулы, поставлена, и при наличии необходимого финансирования мы будем ее выполнять.
Лукин напомнил, что собственники жилья самостоятельно несут бремя его содержания. Если человек считает, что, позволив ему приватизировать квартиру, непригодную для проживания, чиновники ввели его в заблуждение и тем самым нарушили его права, он может обратиться в суд и аннулировать принятое решение.
Если приватизированное жилье получено в собственность в результате наследования, дарения или покупки, изменить уже ничего нельзя.
Процент износа строения решающим фактором для признания дома аварийным не является. Чтобы здание получило такой статус, необходимо провести независимую техническую экспертизу и получить соответствующее заключение. Отметим, что услуга эта платная и недешевая, в зависимости от размеров строения его обследование может обойтись в несколько десятков тысяч рублей. Вместе с экспертным заключением в администрацию по месту жительства следует подать заявление с просьбой о создании межведомственной комиссии, которая и принимает окончательное решение: авариен дом или нет, а также определяет, подлежит он сносу или реконструкции.
Поскольку дом Лопатина признан памятником истории, сносить его однозначно нельзя. Здание должны включить в программу реконструкции, предусматривающую предоставление его обитателям жилья, в том числе и собственникам приватизированных квартир.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий