Общество

09:09, 15 января 2016

Виноват ли врач?

Виноват ли врач?
 Антонина МАРКОВА,
 Сергей МИТРОФАНОВ
 Геннадий ПОЛЯКОВ

Второй этаж Центрального районного суда Тулы в дни заседаний по уголовному делу в отношении Галины Сундеевой напоминает муравейник. Туда-сюда снуют многочисленные журналисты, в том числе федеральных каналов, чтобы получить от подсудимой и ее адвоката новые подробности. Ажиотаж этот вполне понятен – ведь несчастье, случившееся в родильном доме № 1 Тулы, вызвало широкий общественный резонанс.
Судят бывшую заведующую отделением патологии беременных, которая обвиняется в халатности, из-за чего в огне больше года назад пострадали двое новорожденных. Детям было всего три дня от роду, когда во время процедуры фототерапии загорелась лампа. Девочка была обожжена на 7 процентов, а мальчик, лежавший рядом, получил 75 процентов ожогов поверхности тела. За жизнь последнего боролись лучшие специалисты Москвы и Тулы.
– Моя подзащитная не заведовала отделением, где произошла трагедия, то есть не отвечала ни за назначение лечения, ни за работу персонала, – объяснял журналистам адвокат Игорь Филиппов. – Галина Петровна  заведует отделением на другом этаже.
Разбирательства длились больше года. Региональный минздрав провел внутреннюю проверку. Ее итог – из родильного дома с выговорами были уволены все, кто дежурил в тот злополучный день. Одна из медсестер была осуждена, но попала под амнистию, объявленную в честь 70-летия Победы.
В ходе первого судебного заседания, которое состоялось еще перед Новым годом, государственный обвинитель выступила с ходатайством проводить заседания в закрытом режиме, так как может произойти разглашение тайны усыновления. Ходатайство прокурора было удовлетворено судьей Ольгой Климовой, несмотря на то что подсудимая и адвокат настаивали на открытом процессе.
– Дежурная бригада, в том числе и я, дежурный врач, сделали все для спасения жизни детей. Пострадавших могло быть больше, потому что на момент происшествия в палате находились шесть малышей, – рассказала Сундеева. – В роддоме и раньше были проблемы с пожарной сигнализацией: за 2014 год она ложно срабатывала 46 раз. А в тот злополучный день, когда произошла трагедия, система вновь дала сбой. Бригада была поставлена в невыполнимые условия. На табло значилось, что сигнализация сработала в помещении № 1Б, но такой комнаты на первом этаже нет. На самом деле все произошло в палате № 8. Я считаю себя невиновной.
В свою очередь следователи уверены в обратном – женщина допустила халатность и не приняла необходимых мер, чтобы обезопасить детей.
– О пожаре в одном из помещений роддома сообщил диспетчер, информация была доведена до Галины Сундеевой, – рассказала старший помощник руководителя областного Следственного управления Зинаида Каминская. – Позиция следствия такова: врач должна была лично проверить место происшествия, вызвать пожарную охрану и организовать тушение возгорания собственными силами, но подсудимая отправила проверить палату медсестру. В это время Галина Петровна сама позвонила диспетчеру и сообщила, что возгорания нет, а медсестре поручила переустановить пожарную сигнализацию, что и было сделано.
Перед началом очередного заседания журналисты поинтересовались у Сундеевой, в курсе ли она того, что в ее поддержку коллеги собирают подписи.
– Я очень благодарна за поддержку, за веру в меня как в доктора, поддержка мне очень нужна сейчас, – ответила Галина Петровна. – По-человечески я хочу, чтобы пострадавший ребенок попал в нормальную семью, где бы его любили и ухаживали за ним.
Галина Нечепуренко, подруга Сундеевой, сообщила, что в поддержку подсудимой туляки поставили уже больше 200 подписей.
– Более ответственного человека я в жизни не видела. Вчера зашла в Интернет, набрала в поисковой строке «Сундеева Галина Петровна». Есть форум молодых мам. Почитайте, что о ней пишут – всегда самые добрые слова, – говорит Нечепуренко.
В среду государственным обвинителем было заявлено ходатайство о переносе судебного заседания в связи с неявкой представителя малолетней потерпевшей Ж. С учетом мнения сторон обвинения и защиты суд удовлетворил ходатайство.
Адвокат Игорь Филиппов тем временем заявил, что не может точно сказать, насколько растянется судебный процесс, к которому, к слову, привлечено более 80 свидетелей…

Ранее на тему