Общество

18:42, 06 декабря 2016

Житье и шитье

Житье и шитье
 Юлия ГРЕЧЕНКОВА
 Сергей КИРЕЕВ

Лидия Казанцева трудилась на швейной фабрике 37 лет. Могла бы и дольше – еще хватало энергии. Но появилась внучка, и женщина решила оставить работу. Подумала, что неправильно будет за мельканием строчки и стрекотом машинки пропустить ее первые слова и шаги.

Деревенское детство, тряпичный мяч
Лидия Семеновна родилась в деревне ­Сергеевка Каменского района. Населенный пункт пережил войну, но вот очередной волны индустриализации выдержать не смог. Жителей сманил город, и сейчас такой деревеньки на картах больше не значится. Казанцевой, когда началась война, было 4 года, но, видимо, так страшны были те события, что впечатались в детскую память.
– Мы жили небогато, но дружно. Нас, детей, было у родителей пятеро: три сестры и двое братьев, – вспоминает она. – В доме с земляным полом почти все пространство занимала большая печь, а из мебели – только лавки вдоль стен. Осень 1941-го выдалась холодной, и в дом к нам вломились немцы – набились как селедки в бочку, грелись. Мать велела нам сидеть за печкой. И потом, пока неприятель был в ­Сергеевке, все прятала нас по соседям, как кошка перетаскивает котят. Мужчины воевали на фронте, и местные женщины рыли окопы, таскали бревна для блиндажей. Мамочка сорвала спину, лечить как следует было негде, исковерканные позвонки срослись неверно. Всю оставшуюся жизнь она проходила согнувшись, болезнь не давала расправить плечи.
Детям пришлось рано повзрослеть. Когда наша армия прогнала врага, нашлась работа и для малышни. Лидия и ее друзья ходили по полям, выковыривали из земли гильзы, чтобы почву можно было заново вспахать и засеять. Но кроме этих тягостных воспоминаний сохранились и светлые. О том, как ребятня в деревне, где были неискоренимы обычаи, отмечала старинные праздники. Женщины пекли сдобных жаворонков и прятали их в соломе, а дети искали. Зимой мастерили огромные качели и летали на них так высоко, что душа в пятки уходила. Или к кому-нибудь приезжали родные из Москвы и при­во­зи­ли с собой «всамделишный» кожаный мяч. И ­сергеевцы с легкой завистью на них поглядывали, а потом мастерили свой – из тряпочек.

Тяжелая легкая промышленность
Окончив школу, Казанцева и еще несколько деревенских девчонок уехали в Тулу – поступать в строительный техникум. Провалились – слишком серьезным был конкурс. Но не отчаялись. Кто-то пошел на завод, а она выбрала швейную фабрику. Точнее, тогда это был швейный цех шорной (специализировавшейся на конской упряжи) артели. Позже цех присоединили к фабрике № 3. А уже после полета Валентины Терешковой швейное предприятие получило название, под которым известно сейчас, – «Чайка». Таков был позывной первой советской женщины-космонавта.
Предприятие стало заниматься изготовлением военной формы и гражданской одежды. Лидия Семеновна трудилась на участке, где шили форменные милицейские брюки. Норма выработки – большая, около 300 пар за смену. Работа в легкой промышленности была тяжелой, монотонной, но свою фабричную молодость Казанцева вспоминает как лучшее, самое веселое время в жизни.
В цехе трудились, считай, одни девушки, коллектив был дружный, сплоченный. Праздники отмечали вместе после смены, а то и в обеденный перерыв. Также всей гурьбой по вечерам ходили в кино. Популярностью пользовались индийские фильмы – глядя на экран, не грех было и слезу пустить. Тогда как над своими буднями грустить было не принято, да, наверное, и не хотелось.
Когда опустели полки в магазинах и негде стало «прибарахлиться», швеи не унывали. Они-то со своими навыками были в куда более выгодном положении, чем остальные. Казанцева вспоминает, как с ног до головы себя обшивала. Умея улучить свободную минутку, строчила и юбки, и кофты, и летние сарафанчики. Они, может, и не могли называться «писком моды», но были вполне симпатичными.

Ветеран труда и огорода
Заботы и обязанности не позволили ей окончить техникум, поступить в вуз. Потому Казанцева занималась самообразованием, всегда много читала. Исключением не стали времена дефицита, когда книгу можно было получить разве что в обмен на макулатуру. Лидия Семеновна с теплом вспоминает, как записалась в очередь на полное собрание сочинений Льва Толстого.
Когда подруги уезжали в отпуск на юг, она спешила к своим родителям в поселок Петровский под Тулой. Ради них она и бросила механико-технологический техникум в Калининграде. Вернулась, потому что маме с ее больной спиной требовалась помощь по хозяйству. А оно было внушительным: сажали картошку, капусту, морковь. Держали корову, свиней, гусей и кур. В ее жизни не было места праздности: за три с лишним десятилетия образцовой работы она была удостоена звания «Ветеран труда».
– Родители приучили меня к работе на земле, – говорит Казанцева. Она и сейчас, в свои 80, знатная огородница. Живет в том же домике, где когда-то ее мама с папой, и все так же растит на приусадебном участке овощи, фрукты и ягоды.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему