Рекламный баннер.

Здоровье

17:19, 21 сентября 2019

Во власти стадного инстинкта

Мы привыкли относиться к медицинской цифири со скепсисом – согласно известной шутке, что есть ложь, есть наглая ложь, а есть медицинская статистика. И потому утверждения, что наркоманов в последние годы стало поменьше, убеждают не всех…

Екатерина ГАРБУЗОВА

Сегодня на учете в Тульском наркологическом диспансере всего 2476 наркопотребителей снижение идет несколько лет кряду. Притом что в этой цифре и зависимые (их 1650), и те, кого называют потребителями с пагубными последствиями (824 человека). Первые в медицинском смысле люди уже больные, а вторые больными еще будут – если не остановятся, не возьмутся за ум. Среди наркоманов один несовершеннолетний, среди потребителей их 25.
Деление на две эти группы весьма условно, и сегодня ты только балуешься наркотиками в клубах и в компании друзей, а завтра у тебя возникает синдром отмены, ты, как безумный, срываешься в два часа ночи на поиск дозы, и все – привет, переходи из второй группы в первую.
Специалисты считают: чтобы представить себе реальную картину, число учетных наркоманов надо умножить на коэффициент латентности, то есть на десять. Но будет ли хотя бы тогда цифра близка к истине?
Берусь утверждать, что на самом деле о наркотизации общества надо спрашивать не у наркологов, а у тех, кто по долгу службы бывает в разных домах, семьях, социальных слоях. Именно они видят то, что не в состоянии выявить ни социальные опросы, ни подсчеты диспансерных групп.

Терапия
как зеркало нашей жизни
Участковый терапевт горбольницы № 3 Дмитрий Мокринский наматывает километры по Южному Скуратову уже четверть века. Окончив прием в поликлинике, он переходит железную дорогу и, в зависимости от количества вызовов, ежедневно «пилит» 10–15 километров – чем не здоровый образ жизни? Терапевтов в больнице не хватает, на одиннадцати участках работают три врача, и вместо положенных 1700 человек под началом Мокринского 3800 пациентов. Это жители бывших угольных поселков Восточный, Трудовой, Северный, деревень Варваровка, Тихвинка, Зимаровка… В самые дальние уголки помогает добраться больничная машина, особенно в гриппозный сезон, когда по 30–40 вызовов в день.
На вверенной ему территории Мокринский знает все и всех – три поколения пациентов. И не только в объеме амбулаторной карты, но и обстоятельства жизни, приоритеты, материальное положение, вредные привычки. Что от кого ждать, тоже знает.
Получив распечатку с вызовами, уже по фамилии пациента может назвать все возможные жалобы. И когда идет по участку, успевает отследить состояние других людей – кто встречен случайно. Участковый терапевт для социолога – настоящий кладезь информации, составить групповой портрет общества с его помощью легко.
И вот сегодня население в Скуратове, по заверению Дмитрия Александровича, доброжелательное, в будущее смотрит с осторожным оптимизмом. В последние годы действительно происходят явные подвижки к лучшему.
В конце 90-х – начале 2000-х в поселке было много наркоманов: идешь и видишь, как кто-то крутится возле места закладки, кто-то летит со всех ног к барыге за дозой. Теперь же наркоманы куда-то подевались – комплекс мер, предпринятых разными ведомствами, дал наконец плоды. Да и обычных алкоголиков почти не стало: пивнушки стоят пустые. Зато тренажерный зал – гордость поселка Южный – всегда полон. Так что молодежь последней формации не в подворотне – она в качалке. И курить гораздо меньше стали, особенно мальчишки, – это теперь не круто.
– Вот бы расширить принципы здорового образа жизни и на другие типы поведения молодежи, – на ходу мечтает скуратовский доктор. – Глядишь, тогда и поводов для обращения к врачу, и вызовов стало бы меньше.

Молодежь – под прицелом
Заместитель главного врача по детству Тульского областного наркологического диспансера Юлия Перминова считает, что все равно самой уязвимой группой остаются подростки и молодежь. «Войдя в ум», человек гораздо меньше подвержен таким соблазнам, как наркотики, а пока сильны стадные инстинкты, за подрастающим поколением нужен глаз да глаз.
Недаром с 2013 года в школах, колледжах, вузах проходит профилактическое тестирование. В прошлом году тестам были подвергнуты 5782 человека, выявлено пять потребителей наркотических средств, все они учащиеся техникумов. В этом году обнаружили трех потребителей, а всего будет проверено более 7 тысяч учащихся.
Если взрослые употребляют «тяжелую артиллерию» – героин, метадон, то молодежь в основном марихуану, а также непредсказуемые по действию кустарные соли и спайсы – синтетические аналоги амфетамина. Если в учебном заведении возникает подозрение, что кто-то употребляет наркотики, можно обратиться к руководству учреждения, в комиссию по делам несовершеннолетних или прямо в наркодиспансер. Все положенные в таком случае меры будут приняты.
Сегодня торговцам уже не сильно надо писать на заборах название наркотика и номер телефона. Функцию заборов взял на себя интернет. На сайтах-однодневках наркотики подаются с полным, так сказать, удовольствием: с фотографиями, ценами, возможностью скидок за распространение. Если вы увидите, что ваш отпрыск эпизодически забредает на такой сайт, сделайте все для его блокировки. Сразу же позвоните на горячую линию УМВД или напрямую в Роскомнадзор: блокирует сайты именно это ведомство. А наследника ведите к психологу или даже наркологу – его «Мама, я просто так посмотрел, я никогда не пробовал!» не следует брать на веру.
Советского понятия «учет» сегодня в наркологии не существует, есть «диспансерное наблюдение». Но без вашего информированного согласия никто никого даже в диспансерную группу не включит. Однако и без постановки на диспансерное наблюдение уже сам диагноз все равно является противопоказанием для оформления справок на получение водительских прав, ношение оружия. Но через три года абсолютной трезвости даже наркоман имеет право получить справки и на то, и на другое. А потребитель – всего через год полной ремиссии.
При устройстве на работу диагноз может быть указан тоже только с согласия пациента. Правда, согласных на это не бывает… Сам же диспансер, как утверждает Юлия Перминова, ни о чем не сообщает работодателю, игнорируя даже официальные запросы.

Что это ты покурил?
Чета Ивановых из тульского Заречья до темноты ждала двенадцатилетнего Олежку во дворе, обзванивая родственников, друзей и знакомых. Мальчик не появился и к полуночи. Тогда родители подняли на ноги всю многоэтажку и близлежащие дома частного сектора – группами соседи обходили строения, пустырь, подвалы. Скоро к поискам присоединились участковый и несколько учителей из школы, где учился Олег. Под утро после тщетных поисков все разошлись по домам. Только муж и жена Ивановых в полуобморочном состоянии сидели на лавочке у подъезда.
Олежка пришел домой в восьмом часу – живой и здоровый. Опустим подробности встречи и материнской радости. Отрок объяснил, что у старшеклассника такого-то в Баташах он впервые попробовал покурить. После чего сначала было очень весело и он сильно смеялся, а потом вдруг уснул прямо где был, да так крепко, что только что проснулся…
Участковый, которому пришлось объяснять ситуацию, задал самый главный вопрос: «А что это ты такое покурил? Как фамилия того старшеклассника, у которого есть такое интересное курево?»
Единственный в жизни косяк в таких обстоятельствах может не запомниться отроку. Но на что же в первую очередь следует обратить внимание, как заподозрить подростка в эпизодическом потреблении психоактивных веществ?
Вас должны насторожить частые смены настроения, вспыльчивость, немотивированная агрессия, стойкое нежелание чем-либо заниматься, отрешенность, уход в себя, снижение аппетита, изменение цвета кожных покровов, блеск в глазах, расширенные или, напротив, сильно суженные зрачки. При наличии нескольких из этих примет консультация нарколога обязательна.

Куда пойти лечиться
Бывших наркоманов не бывает – эта истина не теряет актуальности в том смысле, что даже после многолетней ремиссии, раз попробовав, больной сразу же возвращается к той сокрушающей зависимости, от которой, казалось, избавился. Вылечиться от наркомании – нет, нельзя. Но ремиссия может и обязана быть пожизненной. Только она – выход.
За курсом лечения лучше всего обращаться в государственную наркологическую службу. В нашем регионе это Тульский наркологический диспансер и его филиалы в Новомосковске и Ефремове.
Из негосударственных организаций проверенными и хорошо себя зарекомендовавшими являются реабилитационные центры «Сила жизни» и «Страна живых». Реально попасть туда и бесплатно: министерство труда и социальной защиты предоставляет сертификаты для прохождения курса в этих центрах.
Но погоду на рынке делают и полуподпольные коммерческие организации, где, по рассказам туда обращавшихся, используется рабский труд – за дозу.
– Я никому не советую питать надежды на «бесплатную наркологическую помощь с предоставлением жилья», которыми они зазывают. Организации эти не лицензированы, никому не под­отчетны, контроля за ними нет, – предупреждает Юлия Перминова.
Новой надеждой современной наркологии в части медикаментозного лечения и алкогольной и наркотической зависимостей являются блокаторы опиоидных рецепторов. Одной инъекции в месяц достаточно для того, чтобы человек не чувствовал кайфа – психоактивные вещества идут как бы мимо нашего сознания. Но в аптечном доступе таких веществ нет, так что пути в медицинское учреждение исповедимы.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

Точка трезвости

21 сентября, 17:18

Научись спасать жизнь

13 сентября, 13:53

Пора бороться с гриппом

10 сентября, 17:02

Все дело – в деталях

10 сентября, 15:02