Рекламный баннер.

Общество

17:30, 20 марта 2021

Ректор Тульской духовной семинарии: «Для меня счастье послужить малой родине…»

«А Вы-то сами знали, что желтое здание за кованым забором на Староникитской – это Тульская духовная семинария?»– первым задает вопрос ректор этого учебного заведения игумен Евфимий (Моисеев). Проверку прохожу – знала. «А многие туляки понятия не имеют, –в голосе собеседника слышится легкая грусть. – Это ведь старейшее учебное заведение города, открытое в самом начале XIX века…»

Ренессанс XXI века

Тульская епархия была учреждена в 1799 году. Вскоре в Тулу из Коломны была переведена духовная семинария, а в1822 году на улице Староникитской, на земле, пожертвованной купцом Герасимом Сушкиным, выстроили большое трехэтажное здание – на манер петербургских. В нем освятили храм в честь Живоначальной Троицы, который во время реконструкции здания во второй половине XIX века был освящен в честь Софии Премудрости Божией.

Семинария стала крупным духовно-образовательным центром Тульской губернии. Порой число ее воспитанников превышало полторы тысячи – это немало даже для такой епархии, как Тульская. Посему, получив добротное гуманитарное образование, многие семинаристы возвращались в мир в поисках дела своей жизни. Многие из них потрудились на благо Тулы – как, например, Петр Петрович Белоусов, создатель знаменитого городского парка.

Точку, а как позже выяснилось, многоточие в судьбе учреждения поставил декрет Совнаркома от 2 февраля 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», согласно которому «преподавание религиозных вероучений во всех государственных, общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается». Здание отдали школе комсостава, а преподаватели и воспитанники семинарии оказались на улице.

Лишь спустя без малого восемьдесят лет духовное образование в Туле стало постепенно возрождаться. Поначалу те, кто решил посвятить свою жизнь служению Богу, довольствовались небольшим одноэтажным зданием на территории Всехсвятского собора. И лишь в 2001 году, во время визита патриарха Алексия II в Тулу, комплекс зданий семинарии на Староникитской вернули епархии.

Прошло двадцать лет. Но в Софийской церкви все еще не слышно песнопений, в коридорах не беседуют семинаристы, а в учебных аудиториях перед образами не теплятся огоньки лампад.

– Сейчас молодые люди обучаются в одном из зданий семинарского комплекса, а главный корпус, к сожалению, пустует, – рассказывает отец Евфимий. –Для того, чтобы вернуть историческому зданию жизнь, требуются серьезные вложения. Одной епархии дорогостоящую реконструкцию не потянуть.

Где-то здесь, скорее всего, раздастся голос скептиков, любящих подискутировать на тему «церковь и деньги». Мол, зачем? И в имеющемся здании семинаристам удобно…

– Рассуждая о реконструкции здания, мы думаем, в первую очередь, о некоем общественно полезном проекте, который мог бы быть реализован на его базе. О том, чтобы он приносил пользу всем, вне зависимости от вероисповедания, – сразу объясняет ректор. – Сейчас рассматриваются разные варианты. Это может быть, например, музей русской духовной словесности – такого в России еще нет. Он мог бы продолжить ряд экспозиций, представленных в музейном квартале. Не исключаем и создания на базе исторического здания какого-либо социального проекта– возможно, дома престарелых. Пока идет обсуждение концепции, от этого будет многое зависеть. Рядом с историческим зданием планируем устроить сквер и установить там памятник патриарху Алексию I (1877–1970), который был ректором Тульской семинарии в 1906–1911 гг. И сами семинаристы смогут гулять, и мамы с детьми – все желающие. Так уголок на Староникитской сможет превратиться в новое открытое городское пространство.

Семья и храм

Интервью со священнослужителем для многих – определенный стресс. И дело тут совсем не в отношении к религии и Богу. Всегда непросто беседовать с тем, чей мир отличается от твоего, чей образ жизни, система ценностей, взгляды – это особая вселенная, до конца понять которую невозможно, и, если повезет, удастся лишь слегка приоткрыть.

Да и так сложилось, что у многих в сознании образ священнослужителя ассоциируется со строгим батюшкой, назидательно вещающим чуть ли не на церковнославянском и укоризненно глядящим на тебя, если вопросы окажутся ему не по душе… Это все не про отца Евфимия. Просто таков стереотип.

– Ох уж эти стереотипы, – улыбается ректор семинарии. – Один из самых распространенных – это «попы на мерседесах». Поверьте, подавляющее большинство духовенства позволить себе такие дорогие автомобили не может. Ведь богатыхгородских храмов не так уж и много, и они несут значительную нагрузку по обеспечению жизнедеятельности епархии, в том числе и по финансированию семинарии. Большинство же сельских приходов в лучшем случае могут прокормить сами себя, а некоторые и этого не могут и держатся только за счет пожертвований благотворителей.

В глубинке церковь – центр не только духовной, но и общественной жизни. На ней все держится. И тут очень важна каждодневная, кропотливая работа священника, который этот приход возглавляет. И его супруги, кстати, тоже…Важность семейного вопроса для будущих священнослужителей, по мнению отца Евфимия, преуменьшать не стоит. Для этого в семинарии даже вводится учебная дисциплина «Основы семейной жизни».

– Бывали случаи, когда молодому священнику предстояло ехать в отдаленный приход, а супруга ни в какую: не хочу никуда уезжать из города – и все. И что в такой ситуации делать?.. –ответ на этот вопрос найти очень сложно. – Выходя замуж за священника, девушка должна понимать, что пастырское служение – сродни военной службе. Это служение предполагает самоотверженность не только от самого священника, но и от членов его семьи.

Пока семинария – учреждение для девушек закрытое: обучают там только мужчин. Но не исключено, что в ближайшем будущем ситуация может измениться. У отца Евфимия есть планы по организации здесь и женского образования: это может быть регентское образование, иконописное или подготовка социальных работников.

– Не секрет, что часто девушки поступают в духовные учебные заведения с мыслью о том, чтобы впоследствии создать семью с будущим священнослужителем. Не вижу в этом ничего плохого, – рассуждает отец Евфимий. – Чем серьезнее люди изначально подходят к решению этого вопроса, тем лучше результат.

Время делать выбор

Путь молодых людей к Богу начинается еще до поступления в семинарию. Впрочем, одного лишь ЕГЭ (несмотря на специфику учреждения, общеобразовательную программу никто не отменял) для поступления мало…

– К нам часто приходят совсем молодые ребята – почти дети, и во время собеседования не всегда можно сразу понять их истинные намерения, – говорит отец Евфимий. – Ведь в таком возрасте очень сложно сделать сознательный, ответственный выбор. Молодости свойственна порывистость, способность увлекаться. Поэтому для поступления в семинарию необходима рекомендация от священника, которому абитуриент уже как-то известен. Как правило, чтобы получить рекомендацию, юноши помогают в алтаре или поют на клиросе.

После поступления у молодых людей начинается новая жизнь. Из дома они попадают в коллектив, подчиняющийся строгим правилам внутреннего распорядка.

– Напряженный ритм помогает дисциплинироваться, – объясняет ректор. – Ребята не только учатся, но и живут вместе, а значит, личные желания и предпочтения им приходится соотносить с мнением окружающих. Молодым людям, которые отслужили в армии, безусловно, проще адаптироваться к семинарской жизни, чем тем, кто только выпорхнул из-под маминого крылышка.

Большинство привычек светской молодежи, у семинаристов под запретом. Недостойное поведение будущего пастыря – это не только урон для его собственной репутации. Оно может бросить тень и на церковь.

– Безусловно, иногда приходится наказывать. Стараемся следить за тем, чтобы наказание было соразмерно провинности. Если вдруг случается нечто из ряда вон выходящее, то может и до исключения дойти, – продолжает отец Евфимий. – Главное для нас – обеспечить условия для духовно-нравственного развития студентов, для их свободного и осознанного выбора,поэтому мы стараемся работать так, чтобы впоследствии могли гордиться своими воспитанниками. Если семинарист в какой-то момент понял, что пастырское служение – не его путь, никто не будет его заставлять по нему идти. К счастью, таких случаев немного.

Из космоса к Богу

Не всегда семинаристы – это молодые люди, воспитанные в церковных традициях, с малых лет посещающие богослужения и соблюдающие все посты. Случается, что к Богу приходит тот, кто раньше от него был далек.

Причины обращения к вере у каждого свои, но, по мнению отца Евфимия, если духовный выбор молодого человека не подсказан родными, не продиктован семейными традициями, а сделан самостоятельно, то он бывает самым твердым.

– Не буду скрывать, я и сам из таких молодых людей, – признался отец Евфимий. – Отец родом из Тульской области – бабушка была сельской учительницей в Арсеньевском районе. Она воспитала троих сыновей, которые со временем разъехались кто куда. Наша семья жила в подмосковном Калининграде, ныне – Королеве. Это город российской космонавтики, в те годы, когда я там жил, ни о какой религии нам никто не говорил. Мы росли без нее – и это воспринималось как нечто естественное, даже вопросов никаких не возникало.

Встав в юношестве перед выбором дальнейшего жизненного пути, будущий ректор Тульской семинарии не пошел по стопам родителей – технической специальности предпочел гуманитарную, поступил на филологический факультет МГУ.

– Когда я принял крещение, мне было 17 лет, – рассказывает сегодня отец Евфимий. –Это было на масленицу, а за ней, как известно, идет Великий Пост. Я впервые решил его соблюдать, но не знал, как это правильно делать. Времена тогда были сложные, на излете советской эпохи в магазинах трудно было что-то купить. Тем не менее я нашел выход. Купил несколько килограммов риса, где-то раздобыл бутылку соевого соуса – редкость по тем временам. Так и питался. Естественно, ближе к Пасхе я уже не мог смотреть на эту еду, почти превратился в китайца, но что было делать? Я не пожалел, что прошел через такое испытание – ведь пост воспитывает самодисциплину.

За МГУ последовала Московская духовная семинария: решение посвятить всю свою жизнь Богу в тот момент уже было принято. Для семьи оно было не совсем понятным, но родители сделали, пожалуй, максимум из того, что могли – они не чинили препятствий на пути сына.

– Как и на многих только что поступивших, на мне в ту пору были розовые очки, – вспоминает сегодня отец Евфимий. – С нами тогда встретился ректор академии владыка Филарет. И из его уст прозвучали слова, которые тогдапоказались мне весьма странными. Он сказал нам, «братия, желаю вам, чтобы, окончив семинарию, вы остались верующими». Жизнь доказала мудрость и глубину этих слов.

Для меня счастье послужить малой родине, – признается отец Евфимий.– Впереди еще много работы. Нам необходимо получить государственную аккредитацию, неплохо было бы открыть магистратуру. Не исключено, что в ней может появиться направление «Русская религиозная философия» – ведь на Тульской земле жил и работала. С. Хомяков, основоположник самобытной русской религиозной философии.

Но при всем многообразии стоящих перед нами задач главная цель остается неизменной – подготовка и воспитание будущих пастырей.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий