Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 30 Марта 2020

Дмитрий БОЗИН: По своей природе я – пещерный человек

Дмитрий БОЗИН:  По своей природе я – пещерный человек
27 Ноя 2015 09:00 / Культура
 Марина ПАНФИЛОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Спектакль Романа Виктюка по пьесе Жана Жене «Служанки» был поставлен в 1988 году в театре «Сатирикон», произвел фурор и был объявлен «подлинным манифестом театральности».

В разное время в нем играли Константин Райкин, Николай Добрынин, а с 2006 года роль Соланж Лемерсье – «черного ангела» – исполняет заслуженный артист РФ, ведущий актер театра Романа Виктюка Дмитрий Бозин. На вопрос, в чем же причина такой популярности постановки, которая на протяжении 27 лет идет с аншлагами в Москве и по всей России, он ответил:
– Мне кажется, загадка именно в чувственности: не так уж много спектаклей в мировом репертуаре обладают настолько глубокой и откровенной чувственностью. Как бы людям ни казалось, что они без этого запросто в жизни обойдутся, а на самом деле – хоть на сцене посмотреть, вот и идут…
Я сам долгое время, смеясь над теми, кто не ходит на спектакли, в которых доминирует интеллектуальная составляющая, говорил: «Им, бедняжкам, нужны только наши танцы, и, не понимая ничего в смысле происходящего, они только в финале целых 40 минут, когда на сцене пляшут четверо полуобнаженных ребят, ощущают радость…»
И совсем недавно сам оказался в такой ситуации. В Лондоне мы с женой и младшей дочерью сначала посмотрели спектакль с величайшим актером Бенедиктом Камбербэтчем в роли Гамлета, получили массу удовольствия – и от сценографии, и от мощнейшей исполнительской работы. А на следующий день пошли на спектакль Мэтью Борна, который частенько привозит на фестивали в Москву свои балеты – «Лебединое озеро», «Дориан Грей». И постановка, которую я много лет назад видел в записи – «Car men», наконец-то предстала вживую. Мы вышли из театра с единым мнением: да, вчера был потрясающий спектакль,  но сегодня нас просто всколыхнули, оживили! Там десять мужчин и десять девчонок, автослесари и официантки, никто из которых не работает – некогда, все пляшут. И эта энергия мужской и женской составляющей взорвала весь зал, и не хотелось размышлять – хотелось жить, творить, вытворять. Такова же энергия «Служанок».
– Когда вы впервые увидели этот спектакль?
– Будучи студентом, я сидел на балконе театра и наблюдал эту откровенную игру, когда четверо мужчин буквально пропитываются женской энергией, идущей из зала, берут ее в себя и – выплескивают обратно. На слиянии этих потоков строится спектакль. И с годами ничего не меняется, по-прежнему на сцене мы, четверо парней, созданных, чтобы быть любовниками для женщин, показываем всю женскую магию, но пропитанную мужской способностью управлять, контролировать неконтролируемую женскую сущность.
Много лет назад на этом стыке был выстроен спектакль «Служанки». Уверен, его создатели, от режиссера до хореографа, понятия не имели обо всех «подводных течениях», не рассуждали, ведь творчество спонтанно.
– Дмитрий, вы в потрясающей форме, творческой, физической, меняются партнеры, а вы по-прежнему на коне…
– Из состава, в котором я играю, ушел только Дима Жойдик, сейчас вместо него играет Саша Солдаткин. А держаться в форме здесь не сложно: вы видите процесс, происходящий на подмостках, – невозможно играть такое, набрав вес. И вообще, как говорят в народе, хороший петух жирным не бывает.
Сегодняшние «Служанки» – уже третья постановка. Я видел исполнение роли Соланж Владимиром Зайцевым, смотрел в записи игру Константина Райкина – они создали абсолютно противоположные образы.
Соланж Райкина – черная пещера, в которой только много разного эха. У Зайцева – абсолютно площадной, арлекинский, открытый звук, другая энергетика. И я, приступая к репетициям, понял, что есть бесконечное количество комбинаций, и в данном случае Соланж вместе с исполненной в этом же театре Саломеей стала чемпионом преображений – она бесконечна.
Сам себе я напоминаю Вупи Голдберг в фильме «Привидение», когда ее, шаманку, атакуют множество духов, говорящих через нее с этим миром, а та вопит: «Отстаньте от меня все! Идите к черту!» И вот так же я себя ощущаю на сцене все эти десять с лишним лет.
Эти персонажи, Саломея и Соланж, – максимально абстрактны, что позволяет мне быть бесконечным в количестве вариантов, импровизировать сколько угодно – таково свойство масок театра дель арте. Вот, кстати, еще один ответ на вопрос о популярности этих двух спектаклей театра Виктюка: в них есть бесконечность преображений.
– Дмитрий Станиславович, вы снялись в фильмах и сериалах «Грехи отцов», «Бедная Настя», «Ростов-папа», «Ангел на дорогах». Совсем недавно вышел «Гамлет. XXI век», где вы предстали в роли бродячего актера. Но все-таки появляетесь на экране редко: не остается времени?
– Очень плотный график спектаклей, часто и много играем, а что делать: мы должны выживать в данной экономической ситуации – пахать, пахать и пахать.
– У вас получается: зачастую срываются заявленные в афише гастроли, а спектакли театра Романа Виктюка неизменно проходят с аншлагом.
– Мы очень много вкладываем в работу и не то что не позволяем – никогда в голову не придет схалтурить, «играть вполноги». Сущность наших постановок требует постоянного живого контакта с залом. Но любые съемки в кино требуют как минимум трехмесячной паузы.
– Виктюк не отпустит?
– Что вы! Он бы отпустил и был бы только рад рассказать об очередном достижении своего ученика. Вопрос лишь в том, что у меня, актера Дмитрия Бозина, на сегодняшний день просто нет времени. Почему я и перешел на сольные программы – «Черепаха», «Невыносимая любовь к людям», «Автор категорически не утверждает», «И-НЕ-ЗА-БЫ-ВАЙ-ТЕ!». Благодаря им я могу в любое временное «окошко» съездить на гастроли. Кроме того, поработать в другой команде, попробовать себя в новой ипостаси невероятно интересно. Сейчас я собираюсь сотрудничать с режиссером Вадимом Демчогом в его проекте «Снегурочка» по произведению Островского.
– Должно быть, в роли Мизгиря?
– Точно!
– А вот когда вы готовились сыграть в «Третьих петухах» Шукшина в «Другом театре», я не угадала, в какой роли, а оказалось – Бабы-яги.
– И не только: я там еще сыграл Онегина и черта Маэстро. Между прочим, первая моя роль в школьном спектакле – Баба-яга, вон когда был «примерен» первый женский образ.
– Дмитрий, для многих вы – кумир. А у вас есть свои кумиры, люди, на которых вы равняетесь в профессии?
– Все, кто работает в сольном жанре: Сергей Юрский, Михаил Казаков, Александр Филиппенко, Алла Демидова – столпы чтецкого направления, мелодекламации, которые определили мое направление в жизни еще со школьных лет. Я прекрасно понимал, что этот «одинокий» жанр требует сумасшедших знаний, эрудиции. Ведь человек, находясь на сцене один, вычитывая огромное количество персонажей, должен, конечно же, не просто знать текст. Для такой смены образов нужно наработать своеобразный архив ролей, персонажей, переживаний… И тут необходим огромный личностный опыт. По-настоящему на этот уровень стоит выходить, когда тебе за 35 лет. Тогда ты будешь понимать, что говоришь и что другие говорят и слышат.
В молодости все мы – эгоисты по природе, но человек взрослеет с того момента, когда понимает, что ему никто ничего не должен.
– Рассуждение не мальчика, но мужа… Только с таким пониманием человек, приехавший из провинции, мог покорить столицу.
– Как раз покорять-то я и не собирался. Вообще, по своей природе я – пещерный человек, условно говоря, чисто энергетически. Есть люди, у которых клаустрофобия, а у меня – клаустромания. Чем более замкнуто мое пространство, тем мне в нем комфортнее. В фильме «Пианист» главный герой, судовой музыкант, говорит: «Моя жизнь ограничена бортами корабля и черными досками рояля. Это – мой мир, внутри которого я – бесконечен…»
Для меня это самая правильная позиция уже много лет, возможно, со временем она изменится…
– Во многих интервью вы искренне восхищаетесь своей семьей – женой, дочерьми...
– А что поделать? Они красивы и безумно талантливы, ими восхищаются все, кто их видит, и я не являюсь человеком, который себе что-то придумал.
Я – Скорпион по гороскопу, а представители этого знака любят ярких людей, ощущают самую чистую, открытую энергию. А когда «я гляжу ей вслед – ничего в ней нет, а я все гляжу, глаз не отвожу…», то не «скорпионья» это история. Нет ничего? Ну и иди себе, милая, – придешь, когда состоишься. И пока человек себя скрывает, живет тихонько, серой тенью, Скорпион не станет его вытаскивать. Вообще, мое пожелание людям: «Не берегите себя!» Если, конечно, это не касается рискованных шагов в опасную стихию.

Читайте также

Михаил Башаков: Плыву по течению музыки
16 Фев 2020 12:31 / Культура

На празднике «Большой Тур «Куликово поле» с концертом выступил известный петербуржский рок-музыкант Михаил Башаков. Из разговора с ним после выступления мы узнали:

– что его вдохновляет;

– о чем он постоянно спрашивает себя;

– что считает для себя главным в творчестве.

Читать »
Ностальгия по искренности
10 Дек 2019 15:46 / Культура
«Воспоминание о белом снеге» – так назывался недавний поэтический вечер Екатерины Картавцевой (Гарбузовой). Читатели «Тульских известий» прекрасно знакомы с ее материалами, посвященными медицине. Но Екатерина Сергеевна хорошо известна и как тонкий поэт.
Читать »
На языке символов
06 Дек 2019 16:09 / Культура
В Выставочном зале на Красноармейском проспекте открылась экспозиция работ победителей IV Всероссийского конкурса плаката «Моя страна». Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Присоединяйтесь к нам Vkontakte

Наш Twitter