Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 28 Марта 2020

Проклятие «княжны Таракановой»

Проклятие  «княжны Таракановой»
09 Янв 2015 09:00 / Культура
Валерий РУДЕНКО  

Покров тайны окутывал обстоятельства рождения нового хозяина Мышегского железоделательного завода. Едва генерал-майор купил это предприятие у последней владелицы из рода его первооснователей, статской советницы Анны Овцыной – дочери отставного поручика Ивана Антиповича Мосолова, как сначала по Алексинскому уезду, а затем и по всей Тульской губернии пошли пересуды. Дескать, этот самый Чесменский – незаконнорожденный сын графа Алексея Орлова, а вот кто его мать – большой вопрос.

Предательская интрига
Есть предположение, что матерью Александра Алексеевича Чесменского (1762 – 1820) была простолюдинка, имя которой граф Алексей Григорьевич Орлов (1737 – 1808) тщательно скрывал. По другой версии, незаконного отпрыска произвела на свет так называемая княжна Тараканова. Ни то, ни другое не имеет документального подтверждения, однако тогдашнее общество склонялось ко второму варианту – мрачному и трагичному.
Достоверно известно, что граф Алексей Григорьевич Орлов, удостоенный за разгром турецкого флота при Чесме почетной второй части фамилии – Чесменский, сам предложил императрице тайно вывезти в Россию особу, объявившую себя при монарших дворах Европы дочерью императрицы Елизаветы Петровны от морганатического брака с Разумовским и претендующую на царский престол. Екатерина согласилась с этим планом. Дальнейшее было просто. Прикинувшись сторонником претендентки, граф пригласил ее в Ливорно погостить на своей эскадре. А там, обворожив и влюбив в себя гостью, Алексей Григорьевич устроил на борту корабля фиктивное венчание, где роль священника сыграл переодетый матрос.
В России «молодоженов» арестовали: ее по-настоящему, его для вида, чтобы сохранить доверие самозванки к нему. Однако Екатерина осталась недовольна Орловым. На аудиенции она якобы попеняла графу: «Брюхатить-то зачем было?», и поручила Алексею Григорьевичу встретиться с «княжной Таракановой» (под таким именем та содержалась в Петропавловской крепости), «дабы узнать из ее уст всю правду». Как прошла встреча, можно догадаться по свидетельству прокурора Вяземского: Орлов вышел из камеры бледный, весь в испарине. Тогда-то, утверждает молва, преданная графом «жена» и прокляла Орлова с его будущим потомством.  
Поражения на личном фронте
По легенде, родившегося у «княжны» ребенка назвали Александром и отдали отцу. Так было или нет, но у графа Орлова-Чесменского действительно появился незаконнорожденный сын, с которым граф «поделился» второй частью фамилии. Александр Алексеевич рос и воспитывался у отца, а когда тот уехал за границу лечиться и затем на 1-ю Русско-турецкую войну, перешел под попечительство дяди, графа Владимира Григорьевича Орлова. В дальнейшем Чесменский-младший учился в Галле, числился сержантом и корнетом в лейб-гвардии конном полку, провел несколько лет в Англии для получения образования. По возвращении в Россию Александр Алексеевич продолжил военную службу: участвовал в походе на шведов, делах с турками и взятии Бендер, воевал против восставших поляков Костюшко, за храбрость был удостоен орденов и дослужился до генерал-майора. Был он красивым – в отца – мужчиной, которого даже прочили в фавориты императрицы, но личная жизнь Чесменского-младшего сложилась неудачно. Как и у Чесменского-старшего…
Граф Алексей Григорьевич женился на красавице Евдокии Лопухиной. Их дочь  Анна была полуторагодовалым младенцем, когда мать умерла при родах в том же возрасте, что и «княжна Тараканова». Появившийся на свет сын графа прожил всего год. Дочь же выросла красавицей: «Как флот отец твой в море, / Так ты сердца пожжешь», – писал о ней Державин. Анна блистала в обществе, но, унаследовав от отца огромное состояние, в брак не вступила, посвятив себя благотворительности и Богу. По некоторым данным, она была тайной монахиней. Свое немалое состояние Анна почти целиком завещала Церкви, оставив родным лишь малую часть. Ее похоронили в новгородском Юрьевом монастыре. В 1930-х годах гробницу Анны Алексеевны Орловой (1785– 1848) вскрыли и обнаружили: тело не подверглось тлению, но волосы растрепаны, платье на груди порвано. Это вызвало волну слухов о том, будто ее похоронили заживо, в состоянии летаргического сна, и что дочь графа Орлова была отравлена…
Граф Алексей Григорьевич после выхода в отставку до самой кончины жил с сыном. И надо полагать, что не без его участия состоялся брак Александра с полькой из старинного рода Соболевских Анной Пиотровской: бросив мужа с ребенком ради младшего Чесменского, та отправилась с ними в заграничное путешествие, получила в 1797 году развод и обвенчалась с Алексеем Александровичем в Дрездене. Брак оказался и бездетным, и неудачным. Через пару десятков лет Чесменский увлекся полковничьей дочерью из нетитулованных дворян Екатериной Жеребцовой. Он предложил жене оформить развод, пообещав 120 тысяч рублей отступных, но слова не сдержал и женился на новой избраннице тайно, из чего возникло дело о двоеженстве.
В поисках покоя
В эту пору матримониальных проблем, решив удалиться от докучливого внимания столичного общества, Александр Алексеевич и приобрел Мышегский завод. Поселившись с Екатериной в соседнем Протасове, он повел жизнь помещика и заводчика, благо управленческий опыт имелся. В 1804 году Александр Алексеевич открыл под Москвой фабрику сельскохозяйственных орудий, а затем управлял всем многообразным имуществом сводной сестры Анны, руководил московскими бегами.
Дело на Мышеге Чесменский начал основательно: укомплектовал заводские кадры крепостными из собственных вотчин, пригласил иностранных мастеров. При нем продолжилась специализация завода на фигурном литье: надгробных памятниках, литых архитектурных украшениях, са­до­во-пар­ко­вых художественно выполненных оградах. Однако развернуться по-настоящему не успел. «Первая жена спрятана, женитьба последняя не признана; он от грусти начал чахнуть, сделался как спичка и, наконец, умер… Слава Богу, что детей нет (кажется, нет)», – писал в частном письме московский почт-директор, сенатор Александр Яковлевич Булгаков.
…На том кончилось дело о двое­женстве, а вот завершилось ли действие проклятия «княжны Таракановой» – кто знает… Но очевидно, что Орловы и их потомки были, бесспорно, людьми яркими, талантливыми и бесшабашными. Один из них, например, перед революциями 1917 года проиграл в карты три наследных имения. Это во многом спасло от преследований советской власти известную киноактрису Любовь Петровну Орлову. А детей у нее не было…

Читайте также

Михаил Башаков: Плыву по течению музыки
16 Фев 2020 12:31 / Культура

На празднике «Большой Тур «Куликово поле» с концертом выступил известный петербуржский рок-музыкант Михаил Башаков. Из разговора с ним после выступления мы узнали:

– что его вдохновляет;

– о чем он постоянно спрашивает себя;

– что считает для себя главным в творчестве.

Читать »
Ностальгия по искренности
10 Дек 2019 15:46 / Культура
«Воспоминание о белом снеге» – так назывался недавний поэтический вечер Екатерины Картавцевой (Гарбузовой). Читатели «Тульских известий» прекрасно знакомы с ее материалами, посвященными медицине. Но Екатерина Сергеевна хорошо известна и как тонкий поэт.
Читать »
На языке символов
06 Дек 2019 16:09 / Культура
В Выставочном зале на Красноармейском проспекте открылась экспозиция работ победителей IV Всероссийского конкурса плаката «Моя страна». Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Присоединяйтесь к нам Vkontakte

Наш Twitter