Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 30 Марта 2020

Симфония ее души

Симфония ее души
11 Мар 2016 09:00 / Культура
 Марина ПАНФИЛОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Говоря современным языком, певица Марина Девятова – неформат: поет русские народные песни, в скандалах, связанных с личной жизнью, не замешана, пляжных нарядов на сцене не демонстрирует. Но – собирает полные залы, куда приходят люди разного возраста, статуса.

В Тулу Марина приехала с программой «Симфония моей души», и, отвечая на вопросы перед концертом, отметила:
– Я выступаю в вашем городе не впервые. В Туле, так же как и по всей России, народную песню любят, принимают с душой. Но я никогда не разделяю города, социальные статусы людей, потому что работаю для своего зрителя и мне все равно, какая у него профессия и возраст, где он живет – в столице или на периферии.
Я обращаюсь со сцены к душам и получаю ответ. А душа всегда хочет быть молодой, задорной, веселиться и радоваться. И моя задача – чтобы за те два часа, что длится концерт, зрители и испытали все эти эмоции.
– Марина Владимировна, вы часто выступаете за границей, вас называют символом русской культуры, как там воспринимают наше народное искусство? Особенно в свете сегодняшних событий.
– Я не выезжала за рубеж уже года полтора, но в апреле буду гастролировать по Прибалтике – посмотрим… Вообще отношение к национальной культуре – если нет негативно настроенных людей в зале – прекрасное. Ведь народную песню не надо переводить, к тому же часто на мои концерты приходят русские эмигранты, которые скучают по Родине, их приводит ностальгия по прошлому, по родне. И когда выхожу на сцену, начинаю вдруг говорить на одном языке с залом, тут не моя заслуга: народное творчество все само сделает, оно – доброе, позитивное. А я, грубо говоря, транслятор, работающий на аудиторию…
– Марина, скажите, случалось вам бывать в фольклорных экспедициях?
– Да, когда я училась в Российской академии музыки имени Гнесиных, мы ездили в Липецкую область с нашим руководителем. Было очень интересно, но случались и курьезы. К примеру, приезжаем в одну деревню к народной песеннице, просим ее исполнить то, что пели ее мать и бабка, готовы уже записывать не только сами произведения на диктофон, но их «паспортные данные», и вдруг слышим нечто из репертуара Верки Сердючки: «Он бы подошел, я бы отвернулась!..» Смеяться не стали – все-таки старый человек, выслушали шлягер до конца. Потом попросили: «А что в ваших краях исполняли, когда влюблялись, когда грустили, мужа на вой­ну провожали?» И так – с трудом, но пробились через дебри современных мелодий в прошлые века…
– Впоследствии какие-то песни из тех «находок» – речь идет, разумеется, не про шлягеры Сердючки – в свой репертуар включили?
– Да, один казачий романс – «Черный ворон», но не тот классический, что всем известен, а другой…
– Вы исполняете не только песни прошлых веков. Кто ваши авторы и насколько охотно творческие люди сегодня пишут песни в стиле фолк?
– Ну скажем так: они есть, просто эти авторы не настолько известны, в отличие от пишущих попсовую музыку. А бывает, что присылают свои творения самодеятельные поэты, композиторы. Но я аккуратно подхожу к выбору подобного материала, потому что здесь приходится балансировать: есть опасность уйти совсем в попсу или упасть в такой «умца-умца-лубок», чего тоже не хочется. Не собираюсь становиться шлягерной певицей, хотя это так популярно… Но мое, родное и близкое, – фолк, народные мелодии. В начале творческого пути этот поиск своего «лица» был трудным: я страдала, переживала, но недаром считается, что самая надежная «лакмусовая бумажка» – это зрители, и от меня они хотят слышать именно народные песни.
– К нам в Тулу в апреле приезжают Надежда Бабкина, Екатерина Шаврина… Уже выросло молодое поколение, которое им буквально на пятки наступает: вы, певицы Пелагея, Варвара. Одинаковая ли подача материала у исполнительниц разных поколений, но работающих в одном направлении?
– Подача разная, разумеется, но главное – текст и музыка остаются неизменными. Аранжировать песни можно как угодно: в чистом фолке с гуслями, в джазе, в рок-обработке. Аудитория из-за этого будет немного меняться, но смысл останется прежним.
Я не очень люблю, когда исполнители начинают совсем заигрываться, уходить в шутовство. Это происходит, когда люди не понимают, с чем они работают, берут аутентичное произведение, не соображая, что оно несет, и начинают петь на свой лад, так что уши вянут…
Что касается выражения «на пятки наступают», не знаю, как девчата – мои коллеги, я лично никому на них не наступаю. Просто, хотим мы или нет, жизнь идет стремительно, кто-то взрослеет, кто-то стареет, кто-то рождается – процесс не остановить. И в этой ситуации, мне кажется, старшим надо стремиться передавать свой опыт, а мы все время боимся этого «наступления на пятки»: как бы не отняли зрительский контингент! А потом происходят трагедии, когда уходят личности, такие как Николай Николаевич Калинин, руководитель оркестра имени Осипова, а смены-то нет! Ушел Евгений Колобов, и осиротел театр «Новая опера»… А как быть с делом, ради которого ты живешь, всю свою жизнь кладешь на алтарь – иногда семейную жизнь, личное счастье приносишь ему в жертву… И ты умираешь, а дело умирает вместе с тобой, потому что нет преемника.
Наверное, я могу понять коллег, которым, как и мне, кажется, что мы чего-то еще недосказали. Но что касается исполнителей старшего поколения, то все уже знают, кто они, их уважают, ценят… И я прекрасно понимаю, что когда-то они были на моем месте и им было непросто все это тянуть на себе. Это  со стороны зритель видит красивое шоу, но он понятия не имеет, каково возглавлять огромный коллектив, особенно женщине, которой это по природе не свойственно…
– Но вам-то в спину никто не дышит: нет двадцатилетних фанаток-«народниц».
– Да сколько угодно, я не против! Просто не хотят совсем молодые исполнители петь фолк.
– А жаль. Это ведь сродни тому, как снимают римейки известных фильмов вроде «Звезда» или «Тихий Дон»: чтобы молодежь, видя своих кумиров на экране, лучше понимала события тех лет.
– Именно в этом весь смысл подобных «перепевок». У меня есть пятнадцатилетний племянник, с которым мы в прошлом году посмотрели новые фильмы о Великой Отечественной войне, и ему все понравилось и все было понятно.
Точно так же нужно адаптировать для подрастающего поколения народное творчество: бережно, сохраняя текст и мелодии, но – «прописать» его в сегодняшнем дне. Если мы в двадцать первом веке обуем лапти и пойдем «гукать» на сцену, нас же не поймут. Ведь тинейджеры просто живут в своих гаджетах, и не надо их отнимать – бесполезно, но стоит попробовать «засунуть» туда полезную информацию, которая будет им интересна.
– У вас было много работы дуэтом с разными исполнителями. С кем еще собираетесь выступить вместе?
– Мы сейчас сотрудничаем с Методием Бужором, участником шоу «Голос», певцом, выступавшим в Ла Скала. Для меня он – эталон парт­нера на сцене. Когда «надо спеть на проекте, вот вы – давайте», и ты, впервые увидев человека, поешь, очень сложно передать все, что на душе. Мне нужно партнера узнать, почувствовать, выпить с ним чашку чая или кофе. Да в конце концов, просто поговорить, пообщаться. Вот с Методием так и произошло… И я рада, что в нашем российском шоу-бизнесе есть еще мужчины – галантные, умные. Когда Бужор рассказывает мне про свою супругу, недавно родившуюся дочь, я просто радуюсь за их семью, потому что ее возглавляет настоящий, воспитанный, интеллигентный мужчина, при этом – невероятно талантливый.
– Марина, ваша фамилия Девятова, а цифра «9» как-то влияет на вашу жизнь?
– Как же без этого? Девятка – мое счастливое число, часто знаковые сольные концерты проходят именно 9-го.
А самое веселое: мои инициалы – МВД, и потому, когда пою в концертах на День милиции, теперь – полиции, то я выхожу на сцену и первым делом говорю: «Здравствуйте, коллеги!».
– У вас такие строгие наряды, а на эстраде принят секси-образ.
– Я предпочитаю завоевывать аудиторию талантом, и пока мне есть что спеть, что сказать… И вообще сексуальная энергия у женщины если присутствует, то она будет из макушки выходить, даже если костюм – закрытый, до кончиков пальцев, до пяток. Мужчину трогают чистота, целомудрие, а когда мадам вся обнажена – значит, у нее нет ничего другого…
– Вы – вегетарианка. Подскажите диету для поднятия настроения.
– Я себя радую горьким шоколадом.
– Как писала тезка – Марина Цветаева, «шоколадом лечить печаль»?
– Да, и не верьте, что от него прибавится вес, а на вас из-за этого накатит депрессия. Если женщина успешна, любима, она защищена внутри: гармония в душе – залог ее счастья.

Читайте также

Михаил Башаков: Плыву по течению музыки
16 Фев 2020 12:31 / Культура

На празднике «Большой Тур «Куликово поле» с концертом выступил известный петербуржский рок-музыкант Михаил Башаков. Из разговора с ним после выступления мы узнали:

– что его вдохновляет;

– о чем он постоянно спрашивает себя;

– что считает для себя главным в творчестве.

Читать »
Ностальгия по искренности
10 Дек 2019 15:46 / Культура
«Воспоминание о белом снеге» – так назывался недавний поэтический вечер Екатерины Картавцевой (Гарбузовой). Читатели «Тульских известий» прекрасно знакомы с ее материалами, посвященными медицине. Но Екатерина Сергеевна хорошо известна и как тонкий поэт.
Читать »
На языке символов
06 Дек 2019 16:09 / Культура
В Выставочном зале на Красноармейском проспекте открылась экспозиция работ победителей IV Всероссийского конкурса плаката «Моя страна». Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Присоединяйтесь к нам Vkontakte

Наш Twitter