Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 26 Октября 2020

Иванченко: вины не признаю

Иванченко: вины не признаю
09 Авг 2012 21:39 / Общество

В Тульском областном суде продолжается рассмотрение уголовного дела Ивана Иванченко, обвиняемого в убийстве пяти человек. Главным событием слушаний на этой неделе можно с уверенностью назвать показания подсудимого. Он еще на первом заседании заявлял, что заговорит только после допроса всех свидетелей и прочтения стороной обвинения доказательств.

Полуторачасовое выступ­ление Иванченко стало сенсацией. Продолжая развивать выбранную ранее версию непричастности к убийству, он заявил о том, что год назад сознался во всем под давлением. По его словам, в ночь убийства, с 24 на 25 июля 2011 года, не приходил к Марии домой, а просидел в одном из дворов на улице Металлургов с бутылкой пива. А домой не явился потому, что мать запрещала употреблять пенный напиток. Сомнительное, конечно, алиби, которое никто не может ни подтвердить, ни опровергнуть. Да и сам обвиняемый не стал акцентировать на нем особого внимания.
А вот момент задержания был описан подсудимым в мельчайших подробностях. Согласно его показаниям, практически сразу по приезде в отделение полиции его сильно избили. При этом побои сопровождались угрозами в адрес его родственников.
– Когда я ответил, что знаю Марию, меня схватили, заломили руки и вывели в другой кабинет, где принялись избивать. Затем надели на голову пакет и попросили кивнуть, когда я буду готов признаться, – рассказал Иван. – В голове звенело. Вскоре меня отвели в другой кабинет, вывернули содержимое карманов, сняли с меня ремень, связали им руки и еще несколько раз ударили. Я потерял сознание.
Иванченко утверждает, что согласился-таки взять всю вину на себя и написать явку с повинной спустя несколько часов истязаний и опасаясь за родных. Сотрудники полиции принялись диктовать задержанному текст признания. На следующий день под прицелом видеокамеры был проведен следственный эксперимент. Подобно тому, как это было накануне, мероприятие проходило по сценарию, написанному сотрудниками правоохранительных органов. Перед записью очередного эпизода, по словам Иванченко, его подробно инструктировали, выверяли каждое движение и, если оно было неверно исполнено, снимался еще один дубль.
– Помню, на видео я сказал, что мотивом убийства послужил разговор с каким-то человеком. Описывая его, я на самом деле называл черты следователя, – сказал подсудимый.
Все время, пока проходил эксперимент, за действиями Иванченко наблюдал бывший муж Марии Шкарупы Иван Лапин. Согласно показаниям подсудимого, Лапин вел себя чересчур спокойно.
Кстати, экс-супруга Марии Иванченко охарактеризовал как весьма неуравновешенную личность.
–Дети боялись его и прятались в квартире, – заявил Иванченко. По его словам, агрессию вызывали у Лапина и встречи Марии с ним.
Пожаловался подсудимый при даче показаний и на отсутствие медицинской помощи по прибытии в СИЗО. Вместо осмотра врача его накачали транквилизаторами и обезболивающими. Спустя несколько дней адвокату удалось добиться, чтобы Иванченко доставили в больницу. Медики поставили диагноз «острый отит, осложненный разрывом барабанной перепонки». Подобное положение дел заставило его написать жалобу в прокуратуру. Однако пришел ответ, что следов побоев не обнаружено.
После окончания выступ­ления Иванченко он был допрошен адвокатами и прокурором. В связи с расхождением показаний сторона обвинения ходатайствовала об оглашении первоначальных заявлений и просмотре записи следственного эксперимента, что и было сделано.
Оказалось, что год назад Иван утверждал, что совершил убийство под давлением. Вроде бы за день до преступления на остановке его встретил неизвестный мужчина. Гражданин назвал имена родственников Иванченко, где они живут и работают. Угрожая расправой с ними, предложил убить Марию и ее семью.
На следующий день, 24 июля, Иван пришел к Марии. Беседуя за ужином, узнал, что у той проблемы на работе, женщина даже опасается за свою жизнь. Речь шла о том, что во время поездки с сыном в Суворов за ней следили, хотели напасть, но в присутствии ребенка делать этого не стали. Мария будто бы связывала это с тем, что случайно оказалась в курсе дел наркокурьеров. Правда, в подробности она вдаваться не стала и сменила тему разговора…
Сколько правды в словах подсудимого, суду еще предстоит решить.
Юлия АЛЕКСАНДРОВА
Фото Андрея ЛЫЖЕНКОВА


Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Наш Twitter