Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 25 Октября 2020

Афганская десятилетка

Афганская десятилетка
13 Фев 2015 09:00 / Общество
 Антонина МАРКОВА
 Из личного архива
Владимира СУХАРЕВА

15 февраля 1989 года последний солдат ограниченного контингента советских войск пересек границу между Афганистаном и СССР. Десятью годами ранее одним из первых в республику прибыл Владимир Сухарев в составе 1-го гвардейского парашютно-десантного батальона.

Все по-взрослому

Молодой офицер Владимир Сухарев попал в Афганистан, что называется, с корабля на бал. Он отучился четыре года в десантной группе Рязанского училища связи, а потом отправился служить в 111-й гвардейский парашютно-десантный полк, базирующийся в киргизском городе Ош, где был назначен на должность командира первого взвода.
25 июня 1979 года в 22.30 полк Сухарева в очередной раз был поднят по тревоге, и на построении офицеров командование поставило задачу – всю технику и вооружение привести в боевую готовность. Под утро подразделение в полном составе прибыло в Ферганский учебный центр, где нужно было организовывать связь с Мос­квой. После двухнедельной подготовки один из батальонов переодели в неприметную форму: по официальным данным, его отправляли на учения в Казахстан, но на самом деле все было иначе…
– Утром 7 июля всех офицеров собрал генерал-лейтенант Гуськов и сказал, что наша цель – аэродром «Баграм» в Афганистане, но информацию до личного состава должны были донести уже в воздухе, – рассказывает Владимир Сухарев. – В 19.30 мы вылетели из Ферганы. Несмотря на то что карты были на руках и задачи определены, мы с недоверием относились к происходящему. Думали, что очередные учения. Через несколько часов летчики сказали: «Ребята, мы пересекли границу». Здесь уже поняли, что все по-взрослому.
На аэродроме «Баграм» с мая уже базировалась эскадрилья советских Ан-12. Когда первое воздушное судно с десантниками на борту заходило на посадку, в небе проводили учебные ночные полеты, отрабатывали взлет-посадку. Вписавшись в эту карусель, летчики смогли незаметно сесть и, не останавливая двигатели, провести выгрузку парашютно-десантного батальона.
– Как только наши самолеты улетели, эскадрилья тоже заглушила двигатели. Наступила тишина, только ветер-афганец воет, темно, пылища стоит, ничего вокруг не видно. Погасили полосу. Слышно было, как местные часовые проводят перекличку, – вспоминает ту ночь Владимир Николаевич. – На нас никто внимания не обратил. Получили команду следовать в район капониров (укрытия для самолетов. – Прим. ред.), где мы и расположились. Первая ночь в Афганистане прошла спокойно.

Смена власти

Основной задачей батальона было обеспечение безопасного вывода наших дипломатов и советников, служащих и членов их семей, а также прикрытие нашей эскадрильи Ан-12 в случае осложнения обстановки в стране. Для этих целей нужно было взять под контроль аэродром, создать систему обороны: солдаты в прямом смысле вкапывались в афганскую землю, строились опорные пункты. Кроме того, военнослужащие изучали расположение подразделений местной армии, вооружение, численный состав, сильные и слабые стороны, обычаи, особенности несения службы. Тем временем обстановка в Исламской Республике накалялась…
Летом 1979 года оппозиционные волнения охватили большую часть провинций Афганистана, а осенью ситуация еще больше осложнилась.
– В сентябре премьер-министр Нур Мохаммад Тараки вернулся из Гаваны, и в это время был совершен государственный переворот. Мы должны были прибыть в резиденцию, чтобы поддержать политика и его режим, но наш самолет так и не вылетел с аэродрома: руководство не смогло своевременно принять решение о переходе к решительным действиям, – вспоминает то время Владимир Сухарев.
На следующий день стало известно, что вместо Тараки на должность назначен Хафизулла Амин. В октябре по местному радио объявили о кончине бывшего главы правительства в результате непродолжительной, но тяжелой болезни. Но многие сходились на том, что смерть не была естественной.
После смены власти в расположение советского батальона стали все чаще приезжать афганские руководители. Вырос интерес к советскому батальону и со стороны бандитов: вблизи аэродрома стали появляться вооруженные отряды.

Операция «Агат»
Чтобы укрепить имеющуюся власть, Хафизулла Амин расширял масштабы репрессий. Из Баграма стали пропадать военнослужащие армии Афганистана, проходившие когда-то обучение в Советском Союзе и лояльные режиму Тараки. В октябре 1979 года советское руководство рассмотрело возможность приведения к власти других политических лидеров силами внутренней оппозиции.
– Нейтрализация лидеров Афганистана возлагалась на закрепленных за частями сотрудников советнического аппарата и резидентуры КГБ. С начала декабря мы в Баграме начали принимать первые подразделения десантников. 10 декабря прибыла группа «особо важных персон». На следующий день их переодели в солдатское обмундирование: шинели, кирзовые сапоги и шапки-ушанки. Уже потом я узнал, что это были Бабрак Кармаль, Анахита Ратебзад и другие члены будущего афганского правительства. Охрану обес­печивала группа сотрудников КГБ, – рассказывает Сухарев.
12 декабря 1979 года на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято окончательное решение о вводе советских войск. Началась активная подготовка к масштабной операции. К 27 декабря они были стянуты к стратегически важным объектам Кабула и Баграма. Все знали свои задачи и только ждали сигнала. В 19.00 началась операция «Агат», в ходе которой во дворце Тадж-Бек был убит Хафизулла Амин.
– К часу ночи все основные объекты Кабула и аэродрома «Баграм» были под полным контролем наших военнослужащих. Главу и членов нового правительства на боевых машинах десанта в сопровождении одной из рот полка отправили в Кабул, – говорит Владимир Николаевич. – К тому времени уже передали запись обращения к народу нового руководителя государства – Бабрака Кармаля. Утром все было тихо, будто ничего и не произошло.

Назад
в мирную жизнь

Сухарев вернулся из Афганистана в 1982 году. За выполнение специальных задач был награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени и медалью «За отличие в воинской службе» I степени.
– К гражданской жизни после трех лет войны тяжело было привыкать. Первое время испытывал недоумение, неудобство. При любом звуке, похожем на выстрел, срабатывал инстинкт выживания: уйти с линии огня… За три года все здорово въелось, – вспоминает он.
В 1989 году Сухарева комиссовали из ВДВ. После ухода из Вооруженных сил Владимир Сухарев попал в гражданскую оборону. Служил в Таллине, Гурьеве и Туле.
– Ни о чем не жалеете? – спрашиваем мы в завершение интервью.
– А чего жалеть? Нет! Сначала я десантников терпеть не мог, но если сейчас была бы возможность начать все сначала, то пошел бы в ВДВ. Все встало на свои места, – улыбнувшись, ответил Владимир Сухарев.

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter