Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 15 Июля 2020

Альтруизм у пустого колодца

Альтруизм  у пустого колодца
15 Ноя 2012 20:02 / Общество
Идеолог программы модернизации здравоохранения экс-министр Татьяна Голикова, как мы все знаем, по специальности экономист. Вероятно, поэтому регионам было настоятельно рекомендовано по возможности освобождаться от медицинских учреждений, содержать которые невыгодно.
Кому нужны невыгодные люди
Для российской глубинки это обернулось прежде всего массовым закрытием фельдшерско-акушерских пунк­тов. Потому что невыгодно ремонтировать ФАП, когда он уже развалился. Невыгодно платить зарплату фельдшеру, если деревни, что он обслуживает, откровенно вымирают. Невыгодно приближать медицинскую помощь к человеку в то время, когда его можно эвакуировать в райцентр, где с ним по полной программе разберутся…
Неизвестно, как далеко это могло бы зайти, если бы не идея заменять старые приспособленные помещения сельских медпунктов новыми модульными. Первый такой в Тульской области в середине ноября откроется в Заокском районе.
Постепенно до Мин­здравсоцразвития дошло, что старики в отрезанных бездорожьем деревнях, особенно в зимнее – непролазное – время, фактически остаются брошенными на произвол судьбы. В отдаленных селах, чтобы эвакуировать кого-то в райцентр, нужна бригада МЧС. Тогда врач спрыгнет на парашюте, неотложную помощь окажет и с собой больного заберет.
Но Россия большая, медвежьих углов не счесть, на всех парашютов не напасешься… Да и слишком мелкие населенные пункты ни модульными ФАПами, ни вообще какими бы то ни было благами цивилизации снабжать решительно невыгодно…
В связи с чем федеральное министерство придумало простой, оригинальный и – опять же – дешевый выход. В деревнях с численностью менее ста человек решено открывать так называемые домовые хозяйства – совсем не ФАПы, но все-таки пункты с некоторым медицинским уклоном.
Домовые хозяйства по замыслу министерства должны быть оснащены телефонной связью для оперативного вызова фельдшера, врача или бригады «скорой», а также укладкой первой помощи. Уполномоченный такого пунк­та обязан обладать навыками оказания первой помощи, которым его обучит фельдшер ближайшего (территориально) ФАПа, и оказывать ее односельчанам. Никакой зарплаты, льгот или иных поощрений ему не стоит обещать, все должно держаться на альтруизме и, если уж называть вещи своими именами, безысходности жизни в российской глубинке. Люди там привыкли помогать друг другу просто потому, что больше им помочь некому…
Хотя в Тульской области организация домовых хозяйств идет с большим скрипом,  их, по информации департамента здравоохранения, уже 34 – в Белевском, Веневском, Дубенском, Заокском, Киреевском и Ясногорском районах. Как же они выглядят вблизи – эти доселе невиданные около- медицинские «учреждения»?
Бинт, зеленка, анальгин...
…Кимовский район, деревня Румянцево. 36 дворов, 30 постоянных жителей. Уполномоченный домового хозяйства Татьяна Борзых – строитель на пенсии. Из всех, кто живет в Румянцеве, Татьяна Алексеевна может похвастать самым большим багажом медицинских знаний: за плечами у нее неоконченное ветеринарное образование. Навыкам оказания помощи при несчастных случаях, травмах, отравлениях и т.д. ее обучала сваха – фельдшер Апарковского медпункта Татьяна Мордышова, сопровождавшая нашу репортерскую группу в Румянцево.
Домовое хозяйство открыто в марте, и согласно журналу регистрации, который аккуратно заполняет Борзых, за восемь месяцев к ней обратились 12 человек. В основном это бабушки 1924–1926 годов рождения, которым надо было измерить давление.
– Никто из пациентов от меня ничего сверхъестественного не требует, – говорит Татьяна Алексеевна, – наши старушки сильно лечиться не приучены. Да и в аптечке, кроме тонометра, только пустяки: бинт, зеленка, анальгин…
– Я дала, что могла, – почти оправдывается фельдшер Мордышова, – у нас и в медпункте арсенал медицинских средств не намного шире. Ничего ж не дают… Я даже на вызовы по деревням на собственном «жигуленке» езжу, бензин покупаю за свой счет при зарплате 8 тысяч в месяц. А что делать? Иначе – ходи пешком. А в связи с сокращением медпунктов радиус обслуживания расширился, разве везде успеешь?
– Когда меня агитировали этим домовым хозяйством заняться, говорили, что вроде телефон мобильный оплачивать будут… Но за все время ни разу ни копейки не положили, – недоуменно пожимает плечами Татьяна Борзых. – А если надо что-то выяснить в больнице, «скорую» вызвать, все равно с личного телефона приходится звонить. Я даже когда за лекарствами бабушкам езжу в Кимовск, сама оплачиваю билет. Им-то сложно, старенькие, а у нас всего три рейса в день остались, да и те пропускают часто. Уедешь в райцентр и не знаешь, вернешься ли…
– Это полбеды, что никто ничем домовому хозяйству не содействует, с уполномоченных еще и ежемесячные отчеты требуют теперь! – раскрывает все карты сельский фельдшер. – У нас в деревне Хованщина тоже вроде бы как домовое хозяйство организовывалось. Там житель один, Гусев Анатолий Николаевич, – человек активный и по характеру добрый. Без всяких обязательств на своей машине бабушек в молоденковский ФАП возил. Уговаривали его этим самым хозяйством заняться, ладно, говорит, так и быть. А теперь, как сказали Гусеву, что каждый месяц он отчет должен по специальной форме заполнять – кого принял да что истратил, так он теперь посылает нас куда подальше с нашим хозяйством…
– Я ведь тоже скоро свое хозяйство закрою, – неожиданно для всех заявляет Татьяна Борзых. – В Москву поеду зимовать, к детям. Главная-то беда деревни Румянцево не в том, что за медицинской помощью надо ехать в Кимовск или семь километров пешком идти в Апарки. А в том, что за водой тоже в Апарки ходим, нету в Румянцеве воды…
В подтверждение своих слов Татьяна Алексеевна предлагает заглянуть в глубокий – четыре бетонных кольца – колодец, что тут же, у дома. На дне только влажная глина, а без воды уже не до рассуждений о медицине.
Вода ушла из деревенских колодцев два года назад, такое нередко бывает в шахтерском краю. Жители просили власти починить старую водонапорную башню, но оказалось – невыгодно. Вместо этого был вырыт колодец общего пользования в восемь бетонных колец – в два раза глубже, чем те, что в округе. Колодец, однако, грешит маловодностью. Утром там вода еще есть, а к полудню всю разбирают. Местные старики зимой пробавляются талым снегом. Лекарственные травы, что собирают прямо за околицей, на талой воде, говорят, великую силу имеют…
Покой им
только снится
…Заместитель главного врача по медицинскому обслуживанию Кимовского района Ирина Каткова заметно огорчена тем, что два из четырех вошедших во все отчеты домовых хозяйств уже на грани закрытия. Но чего еще можно ждать, если ставка делается на голый энтузиазм?
– Хорошо еще, что в деревнях Мызовка и Покровское уполномоченные держатся, это тоже маленькие населенные пункты, в одной деревне 30, в другой 60 жителей, – говорит Ирина Васильевна. –  Мы, конечно, подчинились приказу сверху, организовали эти домовые хозяйства. Но насколько они могут улучшить медицинское обслуживание, сказать трудно. Если по-хорошему, в укладке, которая дается в домовое хозяйство, должны быть медицинские носилки, мешок амбу (ручной дыхательный аппарат. – Ред.), шины, перевязочный материал, термическое одеяло, сорбенты… Но денег на все это не выделено и даже не определено, кто – учреждение здравоохранения или местная администрация, обязан тратиться на укладку. Нет и утвержденного Минздравом списка ее содержимого. То есть, понимаете, даже в таком фундаментальном  вопросе – сплошная художественная самодеятельность. Я уже не говорю об оплате телефона и, может быть, бензина…
По мнению Катковой, которое сложно не разделить, медицинской помощью должны заниматься профессионалы. И это благо, что в Кимовском районе большинство фельдшерско-акушерских пунктов сохранено: было 30, стало 23. Жаль одного – новые кадры в профессию не стремятся. Только в одной деревне – Барановке – парень молодой начал работать, 300 тысяч подъемных получил по областной программе. И то ведь не в силу свободного выбора, жизнь заставила. А в деревне Таболо 82-летний фельдшер Владимир Порфирьевич Коняев все работает и работает, и за ради бога просят его не уходить на покой. Коняев тоже на своей машине и своем бензине больных объезжает, между прочим…
Екатерина ГАРБУЗОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ

Читайте также

Велопрогулки: тренируем ответственность и уважение
10 Июл 2020 13:29 / Общество
Конечно, Туле пока далеко и до Амстердама, и до Пекина, где велосипедисты стали основными и главными участники дорожного движения. Столица оружейников пока только обрастает велодорожками и специальными парковками. И все же факт остается фактом: велосипедистов стало больше, они уже полноправные завсегдатаи улиц города, парков и скверов. Вот только кто эти люди: пешеходы или водители?

Читать »
Пурга счастью не помеха
08 Июл 2020 14:40 / Общество
Супруги Касич прожили в любви и верности более шестидесяти лет и в прошлом году в кругу детей, внуков и правнуков отметили бриллиантовую свадьбу. Читать »
Заслонил собой самолет
08 Июл 2020 09:00 / Общество
Человеку по фамилии Чайкин, как говорится, сам Бог велел летать! И он действительно сумел подняться в воздух. Речь пойдет об уроженце деревни Борщево Арсеньевского района Иване Афанасьевиче Чайкине, который связал судьбу с военной авиацией, дослужился до звания лейтенант и погиб летом 1944-го, совершив подвиг. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter