Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 22 Октября 2020

Филимоновская трагедия

Филимоновская трагедия
30 Май 2014 09:14 / Общество
 Сергей МИТРОФАНОВ
 Елена КУЗНЕЦОВА

Одоевская деревня Филимоново известна тем, что здесь издавна лепят из глины игрушки, радующие глаз и детей, и взрослых. Но мало кто, кроме местных жителей и тульских архивариусов, знает о леденящей душу истории, разыгравшейся здесь в конце 1941 года.
Рабыня Варвара
В январе 1942 года Тульская областная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников стала собирать подробные сведения обо всех зверствах и грабежах, происходивших на территории Одоевского района. Сотрудники Государственного архива Тульской области предоставили в распоряжение нашей редакции уникальные документы той поры со страшными свидетельствами.
Так, в Опухтинском сельсовете немцы при отступлении приняли мужа колхозницы Аксиньи Свистуновой Егора за партизана. Недолго думая мужчину расстреляли, а потом облили его труп керосином и сожгли.  
Колхозника Александра Забелина тоже убили, а потом принялись зачем-то тело кромсать кинжалом, затем выбросили на дорогу и три дня не подпускали жену похоронить мужа. В завершение всего плеснули на погибшего горючей жидкостью и бросили в него пару гранат.
Особый след воины Германии оставили и в Яхонтовском сельсовете. Приведем выписки из акта издевательств над мирным населением колхоза «Красная нива»: «Прасковью Грачеву заставили стряхивать вшей с их белья, а потом под силой оружия приказали чесать спину немецкому офицеру. Варвару Капшукову превратили в рабыню: она мыла сапоги, разу­вала и обувала немцев, чистила шинели, искала вшей. Марию Петрову оттолкнули от печи, ударили лопатой по голове за то, что она мало положила дров».
Случались во время оккупации и трагикомические эпизоды. Так, в том же Яхонтовском сельсовете гитлеровцы сбили замок с амбара, принадлежавшего Ольге Егоровой. Там они обнаружили в ящике известку, но по ошибке приняли ее за муку. Горе-повара принесли находку в дом и принялись месить лепешки. Хозяйка промолчала. Когда немцы наконец поняли, какую «еду» они себе готовят, то со злости избили женщину.
Расправа
из-за партизанской гранаты

Но больше остальных досталось жителям старинной деревни Филимоново.
Сотрудники Государственного архива Тульской области продемонстрировали документ о карательной операции в «игрушечном» населенном пункте.  
…В один из дней оккупации кто-то из партизан метнул гранату в дом, где обосновались пятеро вражеских солдат и офицер. Последний при взрыве получил ранение. Комендант Одоева, узнав о партизанской «выходке», рассвирепел и незамедлительно выслал в непокорную деревню солдат вермахта для расправы. «Прибывший отряд учинил повальный обыск и допросы среди колхозников, немцы заходили в каждый дом, выгоняли из хат на улицу детей, женщин и стариков, стреляли из автомата, требовали выдачи партизан», – сообщается в бумагах более чем 70-летней давности.
Анастасии Макарчевой, которую нам удалось разыскать на окраине деревни,  в ту пору было всего восемь лет, но она очень хорошо помнит, как дальше разворачивались события. Фашисты вошли в дом колхозника Михаила Карпова. Всю семью выгнали на улицу и на глазах родни расстреляли сына – Петра Карпова, 1909 года рождения. Мужчину заподозрили в связях с партизанами, а потому решили ликвидировать его без лишних разговоров. По этой же причине захватчики убили и другого жителя деревни, Егора Зайцева.
– А потом немцы собрали всех мужчин на улице, выстроили в шеренгу и подожгли пару сараев и хату, – вспоминает Анастасия Александровна. – Люди стояли раздетые, без шапок, мерзли на морозе. Но на этом все не закончилось. Фашисты расстреляли еще одного филимоновца – комсомольца Михаила Зайцева.
Женщина рассказала и о том, как пламя вскоре подобралось к телу Миши. От паренька остались только угли, которые местные жители впоследствии завернули в одеяло и предали земле.
Полтора десятка мужчин долго стояли возле горящих построек. Уйти они не могли – оккупанты поставили рядом два пулемета. Чуть шаг в сторону – тут же могли открыть стрельбу. «Колхозника Василия Дмитриевича Илюхина раздели догола – и он стоял босым на снегу при температуре минус 25 градусов в течение двух часов. И только после длительных пыток и угроз немцы распустили еле живых колхозников», – сообщается в документе.
Жирную точку в истории своего присутствия в Филимонове вражеские солдаты поставили 21 декабря. В этот день каратели принялись выжигать деревню. В результате пострадали 18 домов, а у других колхозников немцы повыбивали все окна.
В памяти народной…  
Наша репортерская группа нашла еще одного старожила – Валентину Карпову. В 1941-м она жила в соседней деревне Татьево, но многое знает и о судьбе филимоновцев.
– Папа перед уходом на войну переделал потолок, пол, все новое. А люди сказали: «Немцы в плохие дома не заходят». Мама и мусор наносила в хату, и солому, кадушек натаскала, разного хлама наставила, – рассказывает женщина. – Фашисты вошли, поняли, что их хотят надурить, и заставили нас навести порядок и перебраться к соседям. Вели они себя как хозяева: забирали нужные вещи, резали скотину, из дома уносили последнюю картофелину и кусок хлеба. Били, если кто сопротивлялся. Или расстреливали, как в Филимонове. Убитых наших потом, как говорят, эксгумировали и перенесли на кладбище в село Анастасово.
«А увековечены ли каким-то образом расстрелянные в Филимонове?» – поинтересовалась наша репортерская группа у местных жителей. Те развели руками: мол, ни памятника соответствующего нет, ни мемориальной доски. Как бы то ни было, о случившемся здесь в 1941-м все помнят. Такое не забывается. И все-таки филимоновцы – народ добрый. О чем говорит еще один случай, рассказанный Анастасией Макарчевой уже перед нашим отъездом.  
– Как-то в наших местах был сбит немецкий самолет, летчик при падении погиб. Его тело подобрали и похоронили на бугорке. Мы, помнится, долго клали ему на могилу венки, цветы: хоть и враг, а все равно – человек. А потом сюда спустя много лет приезжали какие-то люди – наверное, поисковики или еще кто, захоронение вскрыли и останки пилота перевезли на другое кладбище.

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter