Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 24 Октября 2020

Из тьмы – на свет

Из тьмы – на свет
26 Июл 2013 09:00 / Общество
На базе Новомосковского филиала Тульского областного наркологического диспансера № 1 открыто отделение медико-социальной реабилитации. Министр здравоохранения Ольга Аванесян на презентации отделения особо отметила, что в стране всего 35 государственных реабилитационных центров такого уровня, наш – 36-й.

– Оказать медицинскую помощь и выписать больного на улицу без круглосуточной поддержки – всего полдела. Таким образом можно добиться лишь кратковременного эффекта, – пояснила Ольга Александровна. – Вот и родилась идея по открытию отделения медико-социальной реабилитации на базе государственного учреждения здравоохранения, где можно будет контролировать каждый шаг больного по возвращению к нормальной жизни. Отделение рассчитано на 20 мест, снабжено всем необходимым. На ремонт и оборудование было потрачено свыше 11 миллионов рублей.
Смерть моя
на конце иглы
Жизнь наркомана большим разнообразием не отличается. Она подчинена единственной цели: как можно быстрей добыть наркотик и уколоться. Через шесть-двенадцать часов после приема человек начинает «кумарить» – мучиться наркотическим голодом. Желание «ширнуться» все нарастает, и в своем апогее становится столь сокрушающим, что наркоман ради дозы готов буквально на все.
Для него уже не существует ни дня, ни ночи, ни обычного ритма труда и отдыха. В два часа ночи он, как безумный, срывается на поиски одурманивающего средства. Сладострастный транс становится не отдыхом, а проклятой необходимостью. Наркоман начинает употреб­лять наркотик не столько затем, чтобы «забалдеть», сколько для того, чтобы остаться в живых. Вслед за кумаром на него обрушится ломка, на медицинском языке называемая абстинентным синдромом. Она продолжается от нескольких дней до нескольких недель и месяцев – в зависимости от вида наркотика и стажа его приема. При абстиненции особенно резко проявляются вегетативные расстройства: сердцебиение, потливость, гиперсекреция слизистой, зевота, чихание, кашель. Пульс становится частым и слабым. Зрачки расширяются. Голос делается хриплым. Во время ломки обостряются все уже имеющиеся заболевания. В костях и мышцах – мозжащие, тянущие боли, что крайне мучительно для больного. Кто когда-нибудь испытывал острую ревматическую атаку, примерно знает, что к чему. С той, однако, разницей, что у ревматика никогда не болят все суставы и мышцы одновременно…
Наркоман находится в постоянном движении, кричит, стонет, бегает по палате, упрашивает персонал дать ему что-нибудь заменяющее наркотик. Аппетит утрачен, в желудке урчание, боли. Походка становится неуверенной, руки дрожат. Вес больных падает на несколько килограммов в день. Тело покрывается холодным потом. Больной бледнеет, сразу притихает и внезапно впадает в бессознательное состояние. Почти у всех отмечается упорная бессонница, которая долго длится после исчезновения других абстинентных проявлений. Больные нарушают режим, нападают на персонал, бьют посуду, становятся крайне агрессивными. Наряду с этим проявляется тоска, апатия, иногда страх. Обмен, подкуп, ложь, воровство – все пускается в ход с целью раздобыть наркотик.
Если ломка застала наркомана вне больничных стен, она может закончиться смертью в результате сердечной недостаточности или глубокого помрачения сознания, которое переходит в ступор и кому. Редко кто из наркоманов доживает до сорока лет, они умирают или от передозировки, или от болезней, развившихся в результате непрерывной интоксикации. Самый частый «гость» наркомана – гепатит и цирроз печени. В наше время нередок и ВИЧ. Удельный вес наркопотребителей среди ВИЧ-позитивных людей остается достаточно высоким: в области – 41 процент, в Туле – 48 процентов. Свою дозу вируса они получили через иглу. Ведь даже Кощей Бессмертый признавал: «Смерть моя на конце иглы…»
Ухищрения, к которым прибегают медики, с тем чтобы облегчить участь своих страдальцев, становятся все изощренней. В областном наркологическом диспансере № 1 производят сбор токсинов капельным промыванием организма, есть гемосорбция, плазмоферез, лазерное и ультрафиолетовое облучение крови, рапид, имплантация препарата продетоксон…
Но вся беда в том, что освобождение тела от привязанности к наркотикам, по большому счету, ничего не дает. Главное – освободить душу. А вот с этим-то как раз проблемы. «Знаете, как они иногда воют от того, что у них душа болит…» – сочувственно сказала министр о таких пациентах. Чем еще раз подтвердила, как трудно наркоману вырваться из тьмы к свету. Усилий медиков тут никогда не бывает достаточно. Главное, чтобы он делал эти усилия сам – под строжайшим контролем, конечно.
Черного кобеля отмыть добела
За основу в отделении реабилитации принята программа «12 шагов». Программа родом из Америки, применяется во множестве стран и настолько широко известна, что вряд ли стоит описывать ее подробно. Скажем только, что поначалу от наркомана требуют признать свое бессилие перед зависимостью, иначе в психотерапии невозможно будет добиться его честности перед самим собой. Затем психотерапевт пытается использовать чувство вины человека для развития его личности, продвигая подопечного от стадии «очернения Я» к «отбеливанию Я». Это чрезвычайно трудно и, по сути, равносильно сотворению другого человека. Однако успешный тридцатилетний опыт применения программы в России говорит, что все возможно…
Руководитель реабилитационной программы Полина Филимонова ведет нас по кабинетам отделения.
Кабинет оксигенотерапии, где мигает разноцветными огоньками «SPA-капсула». Чистый кислород, вибрационный массаж, музыка, запахи – все ради того, чтобы привести к гармонии растрепанную нервную систему.
Кабинет аудиовизуальной терапии, где по большому плазменному экрану спокойно плавают лупоглазые золотые рыбки. Напротив электронного «аквариума» – ряд релаксирующих кресел. Специально подобранная музыка и видеоряд плюс голос клинического психолога способны не только стабилизировать процессы в нервной системе, но даже понуждают организм вырабатывать гормоны счастья, столь необходимые при синдроме отмены. Зал лечебной физкультуры со стандартным набором снарядов и приспособлений. Даже комнату приема пищи можно считать лечебным кабинетом: здесь на столах всегда стоят вазы с конфетами: потребность в сладком у «завязавших» наркоманов сильно возрастает, и долька шоколадки за щекой даже способна компенсировать тяговый момент.
Комнаты для групповой и индивидуальной психотерапии. Небольшие, на четыре места, уютные палаты. Рай, да и только. Особенно если учесть, что пациент может находиться здесь на казенных харчах и в люксовых почти условиях до года…
К «раю», однако, прикладывается множество «чистилищ». В рамках программы «12 шагов» пациент отказывается от собственной воли и полностью подчиняет себя наставнику. Обычно это бывший наркоман с убедительным сроком ремиссии. В наркомании вообще развита помощь по принципу «равный помогает равному» – опыт показывает, что именно она эффективна. Наставник сопровождает подопечного всюду, контролирует каждое движение, желание, даже – мысли. День расписан до минуты, и ни одна из минут не бывает свободной. Все время пациенты проводят в работе над собой и просто в работе.
Для полноценной трудотерапии здесь пока мало что есть. Долговязые наркоманы, самому младшему 23 года, ухаживают за маргаритками в прилегающем садике. Но главный врач наркодиспансера № 1 Николай Висягин обещает, что в гараже будут стоять слесарный и столярный станки, в прачечной – стиральные машины, в одной из комнат организуют класс компьютерного обучения. И хотя столовая работает по принципу аутсорсинга, женщины вполне могут резать салаты на всю компанию… В качестве трудников в своем храме готов пристроить реабилитирующихся отец Лавр, который принимает живое участие в программе, работая рука об руку с наркологами и клиническими психологами.
Хоть телевизор в холле один из самых крутых, обычное телевидение даже не подключено – чтобы не занимать умы пустыми мечтами. Романтические отношения между пациентами – под строжайшим запретом. Посещения пациентов в стационаре родителями, а тем более друзьями рассматривается лишь в порядке исключения.
И реабилитационная среда, и усилия самих пациентов сведены к единственной цели: воздвигнуть новую душу на пепелище той, что была.
А дальше что?
Отделение реабилитации создавалось не на пустом месте: в Новомосковске и раньше не только вытаскивали из ломки, но занимались и этим этапом помощи наркозависимым – в тех условиях, на тех площадях, что имелись. Сегодня из ветхого здания сделали просто конфетку, а работа с пациентами отделения, которых пока шестеро, осуществляется в сотрудничестве в представителями Госнаркоконтроля, Тульской епархии, непосредственное участие принимают реабилитационный центр «Страна живых», «Эко-город».
Сотрудники обещают, что не оставят пациентов своими заботами и по выходе их из реабилитационного отделения. Будут помогать трудоустроиться, обрести новый круг общения. В эти благие намерения очень хочется верить. Ведь, если честно, бывших наркоманов не бывает. И вслед за структурой реабилитации по-хорошему надо бы создавать структуру, которая планомерно занималась бы ресоциализацией. Иначе из тьмы на свет они выйдут очень ненадолго…
Екатерина ГАРБУЗОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter