Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 21 Октября 2020

Сбили с ног – сражайся на коленях

15 Ноя 2012 20:18 / Общество
Если человек безответен и беззащитен, многие считают, что имеют полное право воспользоваться этим, дабы оскорбить его и унизить. Или избить на глазах улюлюкающей толпы. Или просто так – ради смеха – потребовать денег и не отдать долг… Отмороженный
Лена с детства слыла робким и неконфликтным ребенком. В школе она звезд с неба не хватала, в  третьем классе даже осталась на второй год, а после одиннадцатого не смогла сдать ЕГЭ по русскому. Но разве только успехи в учебе определяют лучшие человеческие стороны? Усердия и трудолюбия, исполнительности и доброжелательности Лене было не занимать, и она быстро влилась в коллектив одного из тульских супермаркетов, подружилась с парнями и девчатами, была на хорошем счету у заведующей, с удовольствием бежала на любимую работу и только домой всегда уходила с тяжелым сердцем. Впрочем, и дома ее окружали милые родные люди, а вот по дороге могло случиться всякое. И больше всего девушка боялась повстречаться с Артемом.
За глаза его звали «отмороженным».
– Он был моложе меня на три года, но я откровенно боялась его выходок, – рассказывает соседка парня Екатерина С. – Помню случай, когда мы с подружками гуляли по двору, Артем поймал бездомного котенка, схватил за задние ноги и со всей силы приложил об стену…
С беззащитными и слабыми людьми он тоже не церемонился.
Без вины виноватая
Близких подруг у Лены не было. Но в свободное время она с удовольствием гуляла вместе с соседками по двору – Галей и Валей. Они уже обзавелись сыновьями, и Лене доставляло радость общение с молоденькими мамами.
Эту идиллическую картину могло испортить только появление Артема. А появлялся он часто, потому что один из мальчишек был крестником парня. Впрочем, даже на глазах у детей Артем мог оскорбить Лену, толкнуть или ударить. Он знал, что отпора все равно не будет, а жаловаться девушка не пойдет, потому что гордая и потому что некому: мать у нее простая работяга, а отец, хоть и бывший военный, за всю жизнь не обидел и комара.
– Дай-ка мне тысячу руб­лей, – потребовал как-то Артем у Лены, в очередной раз подойдя к компании девчат.
– Я не ношу с собой таких денег, – призналась та.
– Принеси из дома, я подожду, – ухмыльнулся парень.
– Зарплаты еще не было, – ответила Лена.
Артем выхватил телефон, который девушка держала в руках, и ухмыльнулся:
– Это теперь моя вещица. А ты считай, что должна мне пять тысяч. Я ставлю тебя на счетчик!
Артем ушел, а девчата покрутили у виска, мол, бороться с такими бесполезно, лучше не обращать внимания. Но на следующий день парень встретил Лену у подъезда и снова стал требовать денег. Уже с процентами. Через сутки повторилось то же самое. Через неделю он позвонил в квартиру девушки и с порога заявил ее отцу, что Лена должна ему шесть тысяч рублей. Обескураженный хозяин попытался выяснить, за что, но парень уже спустился на три лестничных пролета, а вопрошать пустоту не имело смысла. Мужчина пожал плечами, захлопнул дверь, решил, что молодой человек что-то напутал, и… забыл о случившемся.
А через три дня Лена пропала.
Дорога ужасов
В тот день у нее был выходной. Она опять гуляла в скверике с Галей и Валей, когда неподалеку тормознула «Волга». Из нее вышел Артем, перекинулся парой слов со своей кумой, а потом схватил за плечи Лену, потащил к машине, впихнул на заднее сиденье, где уже сидел какой-то приятель «отмороженного», нашарил в ее сумочке паспорт и мобильный телефон, переложил в свой карман, а медкнижку и дешевую косметику вытряхнул в кусты. Сам же сел за руль и рванул из Заречья в сторону Горелок.
– Что вам от меня нужно? – спросила у незнакомца перепуганная девчонка, но парень не ответил.
Въехав на территорию гаражного кооператива, Артем остановил машину, выволок «пленницу», ударил ее в грудь и в лицо, потом открыл дверь одного из строений и втолкнул туда. Пассажир на заднем сиденье только пожал плечами: не влезать же в чужие разборки.
Артем снова сел в машину, парни погоняли по городу, а через час подрулили к гаражу, забрали Лену и снова посадили в салон. Потом вернулись в родной район, покрутились у школы, у дома, заметили Галю и Валю с детьми, предложили съездить в Ефремов – просто так, покататься – и позвонили другу, у которого тоже был автомобиль.
Из города выехали уже на двух машинах. В «Волге» сидела все та же компания, а девушки с детьми сели к приятелю Артема, подрулившему на иномарке.
Примерно на середине дороги автомобили остановились. Галя и Валя вместе с малышней остались в салоне, а их водитель пересел в другую машину. «Волга» съехала с трассы на проселочную дорогу, потом свернула в лес... Все четверо вышли.
Артем достал из багажника лопату и протянул Лене:
– Копай себе могилу.
Девушка разрыдалась, совершенно не понимая, за что должна принять лютую смерть. Руки у нее затряслись, но это только больше разозлило мучителя. Он опять избил Лену. Потом кинул лопату в машину, свистнул всех в салон и рассмеялся: то ли еще будет!
… В Ефремов две машины приехали к вечеру. Знакомых в этом городе ни у кого не было, поэтому решили поселиться в гостинице. Галя и Валя сняли себе номер сами, а Артем оформил жилье по паспорту Лены.
Молодые мамаши сгоняли за выпивкой и закуской и накрыли стол. К буйному веселью не присоединялась только перепуганная пленница.
– Я забилась в угол и боялась дышать, – вспоминает девушка события той страшной ночи. –  Только это не помогало. Артем не забывал обо мне, периодически подходил с пластиковым стаканом и приказывал пить водку. Я сперва пыталась отказаться, но он  просто нещадно исколотил меня. Я решила выполнять все его требования, лишь бы остаться в живых…
Артема это только раззадорило. Он принялся поджигать на ладонях девушки спички и сигареты, на спине и заплаканных щеках тушил окурки.
Между тем компания опьянела, и только Лену хмель не брал. Галя и Валя «сделали  ручкой» и ушли в свой номер. Парни «выжали» последнюю бутылку и улеглись спать. Избитая девушка поняла, что другого шанса убежать уже не будет, и ринулась к выходу.
Умей
за себя постоять!
К счастью, ключ торчал в замке, дверь поддалась, Лена опрометью спустилась с лестницы, вылетела из здания в предрассветную тьму, выбежала на дорогу и махнула одинокой фуре, показавшейся на дороге.
Грузовик тормознул. Из кабины на девушку удивленно взглянул крепкий мужик в тельняшке, но Лене было уже все равно, что подумает про нее незнакомый водитель. Она уцепилась за открывшуюся дверцу, взобралась на высокую подножку, затянула себя в кресло машины и только тут почувствовала, что в безопасности:
– До Тулы подбросите?
– Да не вопрос! Только через три дня. Я в Ростов…
Лена не запомнила ни номера фуры, ни имени шофера. До самого Дона она спала, а пока ехали обратно, бывший десантник уговорил ее сходить в больницу, «снять» побои и написать заявление в полицию.
– У меня дочка – твоя ровесница, – сказал он на прощанье тулячке. – Я ее в обиду не даю. А коль у тебя отец мягкотелый, умей за себя постоять сама. У нас в армии говорили: сбили с ног – сражайся на коленях, встать не можешь – лежа наступай! Ты, главное, уясни, что хороших людей больше, чем плохих. Проси о помощи – и тебе помогут…
Эту истину, кстати, прекрасно знал Артем. Проснувшись после бурной ночи и поняв, что пленница сбежала, он собрал дружков и подружек и поехал к знакомому гаишнику, чтобы проконсультироваться, как вести себя дальше. Но страж порядка укатил в отпуск, и порядком струхнувшая компания была вынуждена вернуться в Тулу ни с чем…
А Лена, приехав домой, рассказала о случившемся родителям. Те поохали, поплакались, что четыре дня не находили себе места, обзвонили в поисках дочери всех знакомых, но заявления о пропаже родного человека написать не решились. Девушка вздохнула, стиснула зубы и пошла в больницу…
Потом была полиция, несколько очных ставок, медико-психиатрическая экспертиза и судебное заседание. И хотя Артем ушел в глухую несознанку, на руках у следователей оказалась масса документов, подтверждающих его вину, в том числе и показания четырех очевидцев.
Двадцатилетний мучитель ответил за похищение человека, грабеж, хулиганство, похищение паспорта и, после того как в Зареченском суде города Тулы огласили приговор, был этапирован в колонию общего режима, где и проведет свою молодость…
Людмила ИВАНОВА

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter