Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 26 Октября 2020

Талант, подаренный Родине

Талант, подаренный Родине
04 Мар 2013 20:49 / Общество
4 марта 1928 года в Туле родился Василий Грязев – человек, которому было суждено стать одним из величайших в мире конструкторов оружия, достойным продолжателем славы тульских мастеров.
«Будем заниматься оружием!»
1928 год. Великая депрессия в США, нарастание националистических настроений в Германии, начало индустриального рывка в СССР… Мир стоял на пороге серьезных изменений – как в геополитическом, так и в экономическом плане. Эпоха «горячих» войн не закончилась, и оружейная отрасль набирала вес.
Юный Василий Грязев был современником тех великих и трагических событий. Впрочем, и его личная судьба была непростой. Будущий оружейник рано остался без родителей: мать умерла, когда ему было всего три года, а отца, известного в городе кровельщика, который, в частности, делал крышу Всехсвятского собора, не стало, когда мальчик учился в 9-м классе. «Мне пришлось рано повзрослеть», – говорил Грязев. Действительно, уже в четырнадцать лет ему довелось начать самостоятельную жизнь, выковывать характер, который впоследствии пригодится в оружейном деле.
Впрочем, Василий Грязев вполне мог и не стать конструктором. Поначалу думал поступать в военное артиллерийское училище, но кончилась война, шла массовая демобилизация, и попасть туда было сложно. Друг Петр Клейменов предлагал пойти в Мосинский техникум. Выгода виделась в том, что уже после двух лет обучения можно получить квалификацию техника, а с нею и заработок. Но Грязев выбрал более сложный путь – поступил в Тульский механический институт, куда его звал другой близкий товарищ – Юрий Почукаев, сын знаменитого гравера. «Будем заниматься оружием!» – таков был его аргумент. К тому времени это было уже увлечением – юноши разбирали трофейное оружие, изучали его устройство.
В 1945 году Василий Грязев стал студентом оружейно-пулеметного факультета. Сам факт, что этой специализации было отдано целое подразделение института, свидетельствовал о возросшей ценности кадров в оборонной промышленности. В Тульском механическом будущий конструктор потрясал окружающих удивительной памятью, никогда не записывал лекции, но при этом все великолепно помнил и отвечал на «отлично».
С теплотой вспоминал он своего вузовского преподавателя материальной части стрелкового оружия Памва Николаевича Маркова, который помог ему получить необходимые знания. Марков знакомил студентов с широким спектром стрелкового оружия, в том числе зарубежного. «Меня очень удивляет некомпетентность некоторых молодых специалистов, которые работают в области стрелкового оружия, но знания свои расширять не стремятся. Ведь нельзя изобретать на все 100 процентов, нужно придумывать только главное, а остальное желательно взять уже готовое и хорошо себя зарекомендовавшее», – говорил он.

Трудный дебют
В 1950 году Василия Грязева направили в подмосковный Климовск, где располагался Подольский центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения. Именно здесь определяли перспективы развития советского вооружения, занимались решением ключевых научно-технических проблем оружейного дела, исследованиями, разработкой и испытаниями наиболее массовых видов вооружения и техники для армии, флота и авиации.
«Как и у всех ребят, начинающих работать в области стрелкового автоматического оружия, первым моим стремлением было сделать пистолет», – вспоминал Грязев. Отсоветовал этим заниматься Аркадий Шипунов, который в ту пору тоже трудился в ЦНИИТМ. По его мнению, смысла заниматься конструированием пистолета в то время не было: только что приняли на вооружение два отличных изделия Макарова и Стечкина, а потому места для третьего образца уже не оставалось. Аркадий Георгиевич задал другой ориентир – авиационные пушки: необходимо повысить их скорострельность. Направление выбрали перспективное. В 1962 году Шипунов уехал в Тулу, где впоследствии два конструктора сделали много пушек – для авиации, флота, Сухопутных войск.
Поговорка про первый блин, который неизменно получается комом, часто подтверждается жизнью. Не были застрахованы от неудач на первых порах и Грязев с Шипуновым. Их первое изделие – авиационная пушка калибром 23 миллиметра никак не хотела стрелять. На разработку было потрачено два года, но попытки пришлось прекратить. Как потом вспоминал Василий Петрович, тогда им просто не хватило опыта и квалификации. Зато потом, тридцать лет спустя, оружейники воплотили свою задумку. Одноствольная пушка ГШ-301 калибром 30 миллиметров, которую за легкость и скромные габариты прозвали «балериной» (ее вес всего 43 килограмма), и сейчас стоит на вооружении российской авиации, представляя серьезную угрозу для противника, которому доведется столкнуться с нашими истребителями Су-27 или МиГ-29. Значит, сама идея, воплощению которой Грязев и Шипунов отдали столько сил в начале 50-х, оказалась верной!
Вторая разработка – пушка ТКБ-513, рассчитанная под 23-миллиметровый патрон, получилась более успешной – прошла все возможные наземные испытания, все циклы отработки, была рекомендована для летных испытаний. Но не повезло: новых самолетов в ту пору, в 1958 году, не разрабатывалось, а для Ту-22, которому требовалось кормовое оборонительное вооружение, приняли конструкцию Арона Рихтера и Александра Нудельмана. Их пушку утвердил Туполев, а разработке Грязева и Шипунова пришлось отправиться на полку. Не попав в серийное производство, она стала лишь музейным экспонатом.
Неудача посеяла в душах Василия Петровича и Аркадия Георгиевича не столько обиду, сколько творческую злость. И она помогла обойти конкурентов. Двуствольная пушка ГШ-23 получила широчайшее применение в советской и российской авиации на самых разных видах машин – истребителях,  штурмовиках, бомбардировщиках, самолетах транспортной авиации, вертолетах. К слову, и поздние модификации Ту-22 тоже были оборудованы разработкой Грязева и Шипунова. В этой пушке впервые была синтезирована базовая двуствольная схема, позволившая довести темп стрельбы до 3200 выстрелов в минуту с обеспечением необходимой живучести стволов при интенсивном отстреле значительных боекомплектов.
«Везде, где используется малокалиберное вооружение, смело могу заявить: это наше, остальных конкурентов мы вытеснили. Борьба была очень серьезной, про каждую систему можно написать роман в нескольких частях», – говорил Василий Петрович. В этой жаркой борьбе и создавался щит безопасности страны, которая жила в условиях уже наступившей «холодной» войны. За разработку ГШ-23 Василий Грязев в 1967 году получил Государственную премию СССР (вторую ему присудят девять лет спустя).
…Конец 50-х – время активной работы Грязева и Шипунова. Конструкторы ушли в дело с головой: на стадии разработки находились 23-миллиметровая двуствольная пушка, 30-миллиметровая короткоствольная авиационная пушка, длинноствольная авиационная пушка, двуствольная пушка, которая сейчас установлена на зенитном ракетно-пушечном комплексе «Тунгуска». Пришел заказ от Военно-морского флота, которому потребовалась 57-миллиметровка массой 6,6 килограмма и длиной 540 миллиметров. Орудие делали спешно. «В бешеном темпе спроектировали пушку, перевели документацию на кальку и поехали с Шипуновым в ЦКБ-34 в Ленинград строить морскую артустановку. Но, как известно, в период Хрущева всю артиллерию закрыли, в том числе были прекращены и наши разработки, и мы, опечаленные, уехали домой. А то звено, которое мы спроектировали под нашу пушку, моряки приспособили под уже существующую арт­установку, поменяв систему питания», – вспоминал Грязев.
…В ЦНИИТМ, где Василий Петрович прошел путь от техника до главного конструктора, он проработал до 1966 года, после чего по приглашению Шипунова возвратился в Тулу и занял должность главного конструктора КБП по стрелково-пушечному вооружению.

КБП:
игра на опережение
Воссоединившись в Туле, Грязев и Шипунов продолжили разработки. Ориентация на создание собственной мощной научной базы и передовые плоды инженерной мысли, сплочение творческого коллектива вокруг двух выдающихся оружейников дали результат. На основе научно-технических идей и схемно-конструкторских решений, выдвинутых Василием Петровичем и Аркадием Георгиевичем, разработаны образцы малокалиберного автоматического артиллерийского вооружения с применением различных схем автоматики для трех родов войск. Сухопутные войска получили 30-миллиметровые одноствольные пушки 2А42 и 2А72 для вооружения боевых машин пехоты и десанта, бронетранспортера БТР-80 и вертолета Ка-50 («Черная акула»). В авиации поставили на вооружение четырехствольный пулемет ГШГ-7,62, двуствольную пушку ГШ-23, шестиствольную пушку ГШ-6-23, одноствольную пушку ГШ-301, двуствольные ГШ-30 и ГШ-ЗОК, шестиствольную ГШ-6-30. На флоте получили широкое применение 30-мм шестиствольные зенитные автоматы ГШ-6-ЗОК, ГШ-6-ЗОЛ и 6КЗОПП.
Все перечисленные образцы состоят на вооружении в России и ряде зарубежных стран, превосходя по множеству характеристик иностранные аналоги. Есть и поистине уникальные изделия. Так, 100-миллиметровое полуавтоматическое орудие, которое является одновременно пусковой установкой для ракет соответствующего калибра, аналогов за рубежом не имеет. Комплекс вооружения БМП-3, в который входит это орудие, признан лучшим в мире для машин легкой весовой категории.
Но пушками дело не ограничилось. В 90-е годы Грязев все-таки исполнил свою мечту: вместе с Шипуновым они изобрели самый легкий в мире 18-патронный пистолет ГШ-18. Его масса без магазина – всего 490 граммов. Специалисты считают ГШ-18 уникальной новацией – в том числе и потому, что в нем всего 28 деталей.
Кроме ГШ-18 под началом Василия Петровича создан широкий ряд огнестрельного оружия: пистолеты-пулеметы ПП-90М, ПП-93, АПБ, револьверы Р-92, 6Г-30 и «Удар», малогабаритный автомат 9А91, снайперские винтовки ВСК-94 и В-94, автоматический гранатометный комплекс АГС-30, противопехотный ручной гранатомет, пистолет П-96С. Все эти образцы – результат, как говорят в спорте, «игры на опережение». Грязев создавал их, стремясь превзойти имеющиеся в мире аналоги. Они отличаются меньшим весом, лучшей скорострельностью, кучностью, дальностью и точностью стрельбы. Из оружия, изобретенного тульским конструктором, можно вести прицельную стрельбу в любое время суток и в любую погоду.
Разумеется, дар такого масштаба, каким был наделен Василий Петрович, не мог быть «вещью в себе». Работу в КБП Грязев совмещал с преподаванием в Тульском государственном университете: был профессором кафедры «Расчет и проектирование автоматических машин» и заместителем председателя диссертационного совета предприятия с правом присуждения ученых степеней доктора и кандидата технических наук. Знаменитый конструктор был действительным членом Российской инженерной академии и Российской академии ракетных и артиллерийских наук, почетным доктором ТулГУ.

Постулаты Грязева
Человеческий талант – явление, которое трудно изучить досконально. Но ясно одно: любая одаренная личность не имеет права останавливаться в развитии. Василий Грязев – ярчайший пример того, как любовь к делу и упорство, помноженные на талант, дают высочайшие результаты.
– Главных заповедей успеха в жизни три: никому нельзя верить (то есть проверяй всю информацию), никого нельзя бояться и ничего ни у кого нельзя просить. Достигай всего сам! – говорил конструктор.
Не менее важно избегать самодовольства, почивания на лаврах, что есть не что иное, как остановка в развитии, которая губительна для всякого таланта. А вот ошибаться, наоборот, нисколько не страшно: главное – преодолевать свои недочеты.
– У меня очень развиты критика и самокритика, причем настолько, что некоторым со мной трудно работать, – рассказывал Грязев. – Дело в том, что их упущения кажутся мне настолько небрежными, что я не выдерживаю и выхожу из себя, хотя позже жалею об этом. Самое главное для конструктора – видеть результаты своих ошибок.
Есть и еще одно важное качество, без которого не обойтись оружейнику. Это патриотизм. Ведь цель работы конструктора – в первую очередь оградить свою Родину от любых возможных врагов, которых хватало во все времена. «Это мой труд вливается в труд моей республики», – под знаменитой строкой Маяковского мог подписаться и Грязев.
– Все мои пушки одинаково дороги мне. Тем более что над ними работало громадное число специалистов: инженерный состав, опытное производство, испытатели, серийные заводы в Туле, Ижевске, Коврове, Нижнем Новгороде, которые ставили эти системы на серийное производство, сотрудники головных КБ, министерства авиационной промышленности (в составе конструкторских бюро Туполева, Микояна, Сухого, Яковлева, Миля и Камова), офицеры полигонов и воинских частей, принимавших участие в наземных, летных и корабельных испытаниях. А если учесть, что при производстве пушек используются стали, выплавленные металлургическими заводами из руды, добытой в России, то получается, что в этой работе принимала участие вся страна. Я же в роли главного конструктора при разработке каждой системы стоял в едином строю со всеми. Думаю, что мне страшно повезло – это большая удача в жизни.
…Василий Петрович ушел из жизни 1 октября 2008 года. Но образцы разработанного им вооружения по-прежнему востребованы, а его ученики продолжают трудиться в ОАО КБП, входящем в состав ОАО «НПО «Высокоточные комплексы». Значит, талант Грязева все так же приносит пользу и славу родной стране.
Василий БЕСКОВ
Из архива Тульского КБП

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Наш Twitter