Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 26 Октября 2020

Украинцы в Туле. Две недели спустя

Украинцы в Туле.  Две недели спустя
18 Июл 2014 09:00 / Общество
 Людмила ИВАНОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

За время боевых действий на Украине в наш регион приехали 1800 беженцев. «ТИ» уже рассказывали, как в городе оружейников встречали людей, в спешке покинувших свои дома. Что изменилось в жизни тульских украинцев за прошедшие недели? Как они сами оценивают свое положение, когда появился теплый угол, а страх остался позади?


На распутье

С матерью четверых детей Еленой Ковалевой мы разговаривали в тот день, когда в тульскую школу-интернат на улице Некрасова приехал первый автобус с вынужденными переселенцами из Краматорска. Уставшие с дороги люди тем не менее находили в себе силы поблагодарить сотрудников МЧС, которые сопровождали их на всем пути, и работников интерната, приготовивших чистые помещения и вкусный обед.
Елена и в этот раз полна благодарности:
– Туляки встретили нас очень тепло, принесли массу вещей, поэтому есть возможность выбрать по размеру. С питанием вообще хорошо, оно четырехразовое, и рацион очень разнообразный: мясное, молочное, фрукты, соки дают каждый день. Волонтеры покупают лекарства. Многие из украинцев уже подали документы для получения временного убежища. Некоторые подыскивают работу, с кем-то договариваются, присматриваются, стажируются. Но конкретно назвать никого не могу, это ведь пока приватно происходит, кому нужны лишние разговоры? Сюда приезжают работодатели, говорят, что готовы войти в наше положение, но нужно, чтобы все было по закону, иначе проблемы начнутся и у ваших, и у наших…
Интересуемся, не тянет ли домой и какие известия приходят с малой родины, где у Елены остались муж и родители.
– Новости каждый день разные, – вздыхает женщина. – По российскому телевидению прошла информация, что украинцы заявили, будто начнется фильтрация, что будут разбивать людей по группам, стариков отправят в дома престарелых, детей – в интернаты. А из Краматорска звонят и говорят, что все хорошо. Но насколько хорошо, можно только догадываться: воды нет, свет не везде, газ только ремонтируют. В городе стоит нац­гвардия. Сейчас бойцы ходят, проверяют дома – кто прописан, кто живет. Что будет дальше – неизвестно. Некоторые украинцы, из тех, что приехали в Тулу, уже собираются возвращаться. Мы пока, если честно, на распутье. Семья наполовину тут, наполовину в Краматорске – это очень тяжело…

Мужской взгляд с мягкого дивана

Владимир приехал в Тулу неделю назад. С ним – мама-пенсионерка и сестра с маленькой дочкой. Старший брат с семьей остался в Краматорске. Почему не уехали все? Каждый принимал решение самостоятельно. Кроме того, мужчин старше 15 лет из ДНР не выпускали. Владимиру между тем 30.
– Что касается быта – никаких трудностей нет. Живем как в санатории, только процедуры не предлагают. А вот дальше начинаются проблемы. Общаться по Интернету очень дорого. По телефону – 2 минуты – 100 рублей. Звоним на Украину и только успеваем спросить, как дела… Надо бы работать, какую-то пользу приносить, а руки связаны правовым полем. Есть ли желание вернуться домой? Да какой там дом? Есть желание остаться, но вопрос, в каком городе. В глубинку ехать нет смысла – там нет работы. Я газоэлектросварщик 5-го разряда. Говорите, очень востребованная специальность? Конечно, востребованная! А если бесплатно соглашусь работать, меня хоть сегодня в любую организацию примут… Вопрос в оплате труда. Предлагают зарплату в 20–25 тысяч. Я приехал сюда с родственниками – и у меня нет ничего, нет квартиры. Этих денег хватит только, чтобы одеться и поесть. О творчестве и развитии вообще речь не идет. Как можно строить будущее с такими деньгами? Сейчас пройдет три месяца – и что, назад возвращаться? Нас как раз ждут, чтобы сказать: заходи, дорогой, поехали в лагерь, – говорит убежавший от пуль мужчина в полном расцвете сил, отодвигая тарелку из-под борща.

Передайте всем спасибо!

– Очень не хочется быть иждивенцами, а приходится. В Краматорске я работала старшим менеджером в коммерческой фирме, имела хорошую зарплату. А сейчас живем на то, что кто-то привозит и приносит, – говорит еще одна наша собеседница по имени Елена. – Работать не имеем права, просить милостыню – тоже, а когда получим бумаги – неизвестно.
Елену очень тревожит, что в Туле – очередь в детский сад, а ее девочке – полтора года. Пытаемся объяснить, что жизнь в регионе налаживается, в семьях появляется пополнение, детсады строятся, а тулячки, два года назад родившие детей, не думали, что придется делиться местами с беженцами. Женщина вздыхает, но понимающе кивает:
– Ребенку придется сидеть с бабушкой, но пенсию та сможет получить только по программе переселения соотечественников, и ждать придется полгода…
Спрашиваем, звонят ли родственники из Украины?  
– Да, зовут домой, говорят, что все наладилось. А подруга там осталась – так она в панике. Живет в поселке Ясногорка неподалеку от Славянска и Краматорска, говорит, что даже в день официального перемирия там с 3 до 6 дня продолжали стрелять. Ее ребенку полтора года, сама работает в суде, муж – милиционер. Зарплату не выплачивают, декретные – 30 гривен в месяц. Благо, что разводят нутрий. Но теперь сказали, что один житель должен обеспечивать пятерых военных. И как дальше? Вот мы сейчас пообедали, половину не доели – а они там голодают, чем детей кормят – непонятно… Раз уж вы будете писать про нас в газете, передайте всем тулякам огромное спасибо. Волонтеры уже обижаются на поведение украинцев. Некоторые слишком по-хамски ведут себя, запросы подчас чересчур высокие. Конечно, неприятно, когда за искреннюю теплоту получаешь неблагодарность. Но все люди разные, и по одной овце о стаде судить не надо. Будем надеяться, что это временные трудности и все наладится…
Мы тоже будем надеяться. Хотя бы потому, что уже ни для кого не секрет  – помогать бегущим от восточно-украинской вой­ны придется еще много и долго. Миграционная служба делает все возможное, чтобы облегчить процедуры, которые надо пройти вынужденным переселенцам. Тем, кто захочет остаться в регионе и трудоустроиться, окажут всяческое содействие. После оформления статуса получивших временное убежище все выплаты будут осуществляться в соответствии с законодательством Российской Федерации. Но нужно потерпеть – чтобы в итоге было лучше и нашим, и вашим. И принять как должное, что в России живут по закону, а не по понятиям. Потому что, когда происходит по-другому, появляется Майдан, бомбежки и беженцы…

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter