Рекламный баннер.

Без срока давности

14:11, 15 июня 2022

Дело Василия Ульянова. Из Брестской тюрьмы – в Плеханово

Дело Василия Ульянова. Из Брестской тюрьмы – в Плеханово

«При каких обстоятельствах вы попали в запретную зону железнодорожного моста через реку Упу на станции Тула – 1, где и были задержаны?». Этот вопрос заместитель начальника ОТО НКВД на станции Тула лейтенант госбезопасности адресовал Василию Ульянову. Пока еще – свидетелю. Разговор состоялся 24 октября 1941 года.

ДОСЬЕ

Василий Петрович Ульянов. Родился в 1918 году. Сын рабочего железнодорожного транспорта. Уроженец поселка Плеханово Ленинского района Тульской области. Проживал там же. Отец – Петр Петрович Ульянов, 61 год, пенсионер; мать – Аграфена Антоновна Ульянова, 56 лет, домохозяйка; братья Михаил, 42 года, Иван, 38 лет, Александр, 36 лет, Евгений, 17 лет, работают на заводе № 66 (г. Тула); сестры Мария Петрова, 1915 года рождения, проживала в г. Жлобин (БССР), Вера Карпачева, 1913 г. р., проживала в пос. Огаревка при ст. Щекино. Окончил семилетку в 1935 году в пос. Плеханово. Беспартийный. Паспорта не имел. До ухода в армию – рабочий завода № 66. Холост. Наград не имел. Военнообязанный. В Красной Армии с 1940 года. Общественно-политической деятельностью не занимался.

Василий Петрович пояснил: он возвращался из германского плена в родное Плеханово.

«И чтобы быстрей добраться домой, я решил пройти кратчайшим путем, то есть пройти по шоссейной дороге под железнодорожный мост через реку Упу и выйти на полотно железнодорожной ветки, идущей со станции Тула – 1 на станцию Плеханово, но не дойдя несколько метров до железнодорожного моста через реку Упу, я был задержан бойцом Красной Армии».

Конечно же, сотрудник госбезопасности не мог не обратить внимание на слова Ульянова о том, что тот возвращается из плена. Потому и попросил рассказать, как молодой человек попал в лапы гитлеровцев. Василий Петрович начал издалека: в августе 1940-го его призвали в РККА. Менее чем через год началась Великая Отечественная война. На тот момент, когда фашистская Германия напала на Советский Союз, красноармеец Ульянов служил в пулеметной роте 7-го мотопехотного полка.

«Возле Барановичей наша мотомехдивизия была разбита, а я попал в плен, – рассказал Ульянов. – После взятия в плен я вместе с другими пленными красноармейцами был отправлен в Брестскую тюрьму, где по прибытии туда на второй день я был вызван на допрос. Допрашивали меня три немецких офицера, фамилии которых я не помню, которым я сказал, что я красноармеец мотомехчасти, рассказал о численном составе своей части, ее вооружении, о командном и партийном составе, а также о политнастроении красноармейцев. Кроме этого, я показал им о количестве оборонных заводов, расположенных в городе Туле, о выпускаемой ими продукции и расположении заводов. Помимо этого, я показал им о магистрали железной дороги Москва – Харьков, о наличии большого по ней движения товарных и пассажирских поездов. Наряду с этим я показал о наличии в Туле оружейно-технического училища, войск НКВД».

Со слов Василия Ульянова, в Брестской тюрьме гитлеровцы вели допрос примерно три часа, после чего военнопленный подписался под своими показаниями. Через день после первого допроса оккупанты – те же самые офицеры – вызвали Ульянова на второй допрос и предложили «вести шпионскую работу в Советском Союзе в пользу фашистской Германии». Очевидно, нацисты поняли, что с этим человеком можно вести дело. А там – как повезет. Вербуй больше – кого-то чекисты разоблачат, а кто-то «проскочит» и действительно принесет пользу Третьему рейху. Мол, возьмем количеством агентуры.

Боец согласился и дал подписку. Получил кличку «Иван». А еще Ульянову вручили документ на право беспрепятственного прохода по территории, занятой немцами, «с выходом через линию фронта в Советский Союз». Гитлеровцы поручили «Ивану» уточнить наличие в Туле оборонных заводов, выяснить, какую продукцию они выпускают и в каком количестве. А как это сделать? «Через печать, заводские доски и беседы с рабочими». Кроме того, нацисты потребовали, чтобы новоиспеченный агент выяснил наименования и расположение воинских частей в Туле, а также их вооружение. Германские офицеры видели в Ульянове не только разведчика, но и диверсанта. Именно поэтому они приказали совершать диверсионные акты на «железке» – «путем расшивки рельс и разбалчивания стыков», чтобы в результате воинские поезда сходили с рельс. Кроме того, фашисты дали агенту установку вести среди советских граждан агитацию в пользу Германии – мол, немцы с населением и военнопленными якобы обращаются хорошо, кормят: «чтобы красноармейцы бросали оружие и сдавались в плен». Немецкие офицеры сказали Ульянову-«Ивану»: все сведения об оборонных предприятиях и воинских частях он может передавать лично в первый попавшийся германский штаб.

«Задания я не выполнял, так как в Тулу я прибыл только сегодня (24.10.1941 г. – Прим. С. М.), да к тому же я и не думал выполнять. Отпущен немцами я был 15 июля 1941 года и все время самостоятельно пешим порядком пробирался к Туле, и для того, чтоб добыть средств питания, я останавливался по колхозам и работал».

Благодарим пресс-службу УФСБ России по Тульской области за предоставленные материалы

Подготовил Сергей МИТРОФАНОВ

Фото Сергея КИРЕЕВА – реконструкция событий Великой Отечественной войны

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

 

 

 

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий