Рекламный баннер.

Без срока давности

10:07, 20 октября 2021

Как Владимир Кельвес в оккупированной Черни агрономом работал

Как Владимир Кельвес в оккупированной Черни агрономом работал

К собственноручным показаниям Владимира Кельвеса, которые он дал 30 декабря 1941 года, мы еще вернемся в наших статьях. А пока представим фрагмент его разговора с сотрудником госбезопасности – дело было 8 января 1942-го.

Владимира Густавовича в самом начале беседы спросили, с какого времени он постоянно проживает в поселке Чернь? Тот пояснил: с октября 1933-го. Но ведь в собственноручных показаниях – о чем мы писали в предыдущих публикациях – он указал, что трудился техником в Чернском районе уже в марте-июне 1933 года, а потом, в октябре, стал старшим техником по защите растений (и пребывал в этой должности год, то есть до октября 1934-го). Спишем на банальную забывчивость? Потом Кельвес сообщил, что с 1933 года являлся агрономом при земельном отделе Чернского района (правда, 30 декабря 1941 года указал, что стал таковым осенью 1934-го). Мелочи? Не надо придираться? Или даже в мелочах заметны попытки что-то скрыть о себе? И еще вот такой факт: в собственноручных показаниях Кельвес написал, что его отец умер в 1931 году, а в разговоре с сотрудником госбезопасности сказал, что в 1932-м.

Однако вернемся к военному периоду жизни агронома Кельвеса. Он рассказал, что сбежал из Мценского лагеря военнопленных 1 или 2 ноября 1941-го (хотя в собственноручных показаниях написал, что 2 ноября). Кельвес сообщил, что в Чернский район после побега прибыл 5 ноября, остановился до 8-го числа у Павла Земского в колхозе «Трудовая масса» Ержинского сельсовета, затем направился в колхоз «Победа» Красивского сельсовета и находился там у пчеловода Панкина до 21 ноября, а потом в тот же день ушел в Чернь. О том, что в поселке размещались немцы, он знал. Агроном пришел к своей матери, Евдокии Александровне Кельвес, проживавшей на улице Революционной, и задержался у нее до 19 декабря 1941-го. Женщине на тот момент было 76 лет, она уже не работала. Известно, что Владимир Кельвес был женат, воспитывал дочь, но, с его слов, он знал только то, что супруга эвакуировалась в неизвестном направлении, а дочка находилась вместе с ней. Сам Кельвес в период оккупации Черни работал в сельскохозяйственной комендатуре агрономом Чернского района. А началось все с того, что 22 ноября его вызвали в эту самую комендатуру. Со слов Кельвеса, произошло это так: за ним в дом матери пришел сам бургомистр поселка Алексей Александрович Слаутинский. Откуда же бургомистр узнал о появлении Кельвеса в Черни именно в тот день и именно по тому адресу – ответить на этот вопрос последний не мог. После прибытия в сельхозкомендатуру агроном пообщался со Слаутинским и сельскохозяйственным комендантом Маасом. Владимира Густавовича допросили, и после этого бургомистр заявил, что Кельвес будет работать районным агрономом. Вчерашний беглец из немецкого плена согласился – и приступил к работе 23 ноября. Какие же обязанности были возложены на ставленника германского командования? Ну, например, Кельвес восстанавливал мельницы; кстати, всего в Чернском районе работало таковых 18.

1) Руководить работой колхозов.

2) Собрать весь сельхозинвентарь, произвести его опись.

3) Произвести обмолот всего имеющегося в колхозах хлеба (это требовалось сделать до 5.12.1941 г.).

4) Организовать хлебопоставку из расчета: 125 граммов на трудодень оставлять колхозникам, а остальное сдать немецкому командованию.

5) Заняться засыпкой семян.

6) Собирать скот для мясопоставок немецкому командованию (требовалось собрать 400 голов; срок исполнения – 15 декабря 1941 г.). «Это задание полностью не выполнено, – говорится в материалах, предоставленных пресс-службой Управления ФСБ России по Тульской области. – Я смог собрать только 220 голов». «15 декабря было дано задание, чтобы в суточный срок собрать весь имеющийся в районе рогатый скот, лошадей и сельскохозяйственный инвентарь. Это задание полностью не выполнено, собрал около 100 голов крупного рогатого скота, не более 10 лошадей, и больше я ничего не видел, что было собрано». «19 декабря мне было дано задание в суточный срок собрать всю имеющуюся птицу и скот в районе и сдать военному коменданту. Это задание я совершенно не выполнил. Приказ, который был мне вручен военным комендантом, сжег и с того же дня, то есть с 19 декабря я ушел в партизанский отряд».

– Почему же вы таким же способом не поступили примерно 24-25 ноября, когда получили первый приказ от немецкого командования – так же сжечь этот приказ и направиться в партизанский отряд? – поинтересовался у Кельвеса сотрудник госбезопасности.

– Потому что в то время я не знал о местонахождении партизанского отряда, и, кроме этого, я решил, что если буду работать агрономом у немцев, то этим самым я смогу меньше сдать и хлеба, и рогатого скота немцам, – прозвучало в ответ.

– А в действительности как получилось?

– В действительности я сдал то, что смог.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Благодарим пресс-службу УФСБ России по Тульской области за предоставленные материалы

На фото: наступление немецкой армии по железной дороге на Чернь в 1941 году, снимок из коллекции С. Митрофанова

Vormarsch nach Tschern auf der Bahnstrecke , Russland.jpg

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий