Рекламный баннер.

Без срока давности

17:31, 06 мая 2022

«Когда стали подводить меня к виселице». Злодеяния гитлеровцев в Дубенском районе

«Когда стали подводить меня к виселице». Злодеяния гитлеровцев в Дубенском районе

«6 ноября 1941 года я в числе 14 человек направился из деревни Старое Берковое (Дубенского района. – Прим. ред.) в город Тулу, чтобы попасть в РККА», – так начал свой рассказ о злодеяниях гитлеровцев в период оккупации Дубенского района тамошний житель Павел Фомин.

ДОСЬЕ

Павел Прокофьевич Фомин. Родился в 1923 году в д. Старое Берковое. Затем проживал в поселке Дубна. Занимался сельским хозяйством. Мать – Елизавета Алексеевна Фомина, работала в колхозе. Сестра – Евдокия Андреевна Фомина, 1927 года рождения, также трудилась в колхозе. Из крестьян-середняков. Имел паспорт, выданный Дубенским районным отделом милиции. Окончил 6 классов. Ученик сапожной мастерской. Беспартийный. Наград не имел. С воинского учета был снят по инвалидности. Участник Великой Отечественной войны.

24 июля 1944 года герой этой публикации пообщался с оперуполномоченным Дубенского районного отделения Управления НКГБ по Тульской области и сообщил следующее: он вместе с другими людьми перемещался через какую-то дубенскую деревню, названия которой не помнил. Ходоки прошли ее, дошли до леса и решили там отдохнуть.

«Около леса мы увидели 7 мужчин, одетых в военную форму, и с ними была одна подвода. Когда мы отошли несколько шагов от военных, откуда-то появились немецкие всадники, примерно 15, и окружили нас, после чего стали производить личные обыски, – рассказал чекистам Павел Фомин. – C некоторых товарищей сняли сапоги, отбирали продукты, после чего привели в какую-то деревню, где посадили всех в амбар. Всего нас было 15 человек, а 4 моих односельчан ушли из деревни вперед. В амбаре мы просидели ровно сутки. За это время 2 моих односельчан Фомина Ивана Васильевича и Кузнецова Василия Григорьевича немцы вызывали на допрос. О чем их допрашивали, я не знаю. После этого нас послали под конвоем в деревню Воскресенское. Это было 8 ноября 1941 года. Неизвестно, по каким причинам, в деревню Воскресенское немцы не поехали, а повернули обратно и поехали в деревню Скоморошки и под конвоем привели нас. Сначала нас посадили в амбар, где мы просидели одну ночь, после чего привели в помещение бывшего магазина. Спустя примерно полтора часа по одному человеку, а затем по двое стали из магазина куда-то выводить. Когда же очередь дошла до меня, вошел немецкий солдат, схватил меня за ворот и силой вытолкнул из магазина и повел за деревню. Я увидал на улице стоят немцы, выстроенные, и глядят в сторону повешенных (гитлеровцы приступили к казни через повешение. – Прим. ред.). Осмотревшись, увидел я, что все мои односельчане в числе 7 человек уже висят на столбах. Один из них еще был жив. Это Гришин Николай Егорович. Он увидел меня и, прыгнув со столба, с затянутой на шее веревкой умер. Когда стали подводить меня к виселице, я заплакал и сказал, обращаясь к немцу, что я не партизан, а простой колхозник, они меня почему-то отпустили. Всего в этот раз они повесили более двадцати человек».

Список казненных граждан (согласно данным, полученным от Павла Фомина)

1) Иван Васильевич Фомин, 1922 года рождения

2) Георгий Дмитриевич Фомин, 1904 (?) г. р. Есть данные, что 1907 г. р.

3) Дмитрий Егорович Гришин, 1912 г. р.

4) Николай Егорович Гришин, 1919 г. р.

5) Василий Григорьевич Кузнецов, 1903 г. р.

6) Михаил Кузьмич Потапов, 1902 г. р. Есть данные, что 1909 г. р.

7) Григорий Иванович Потапов, 1915 г. р.

Все они – уроженцы и жители д. Старое Берковое.

«Других товарищей, повешенных немцами, я не знаю», – добавил Павел Фомин.

Из докладной записки начальника Дубенского районного отделения Управления НКГБ по Тульской области о злодеяниях немецких оккупантов, составленной летом 1944 года и направленной начальнику 2-го отдела областного УНКГБ, следует: в деревне Скоморошки нацисты повесили на телефонных столбах и на деревьях 13 человек (среди них – коммунист Иван Иванович Макаркин; 8 человек из 13 – колхозники д. Старое Берковое, а остальные – неизвестные граждане, которые где-то были задержаны немцами и затем приведены в Скоморошки) и 8 человек – расстреляли. Причину расправы не установили.

Еще во время войны чекисты активно разыскивали как немецких палачей, так и тех, кто так или иначе помогал оккупантам в период оккупации Дубенского района.

17 марта 1943 года Военный Трибунал войск НКВД Тульской области в закрытом судебном заседании, проходившем в Туле без участия обвинения и защиты, рассмотрел дело по обвинению Андриана Рукояткина (фамилия изменена) в преступлении по ст. 58 п. 1 «а» УК РСФСР.

ДОСЬЕ

Андриан Николаевич Рукояткин. Родился в 1897 году в деревне Опочня Дубенского района Тульской области. Из крестьян-середняков. Грамотный. Беспартийный. Колхозник. Военнообязанный. Состоял в браке, воспитывал дочь; 2 старших сына служили в РККА.

«Рукояткин в период оккупации деревни Хотетово Дубенского района изменил Родине и перешел на работу к немцам. Работая у оккупантов начальником охраны деревни, с октября по декабрь 1941 года вместе со старостой деревни для немецкой армии сдал 4 колхозные овцы, одну тонну ржи, 20 кг меда, 70 яиц, – говорится в приговоре, который хранится в фондах Государственного архива Тульской области. – Рукояткин по поручению немецкого командования производил сыск в квартирах колхозников, предупреждая последних о сдаче оружия в фашистскую управу, у кого имелось оружие».

Андриана Рукояткина признали виновным и приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей с поражением в правах на 5 лет с конфискацией лично принадлежащего имущества. Срок отбытия наказания – с 5 января 1943 года.

Подготовил Сергей МИТРОФАНОВ

Фото Сергея КИРЕЕВА – реконструкция событий 1941 года

Благодарим пресс-службу Управления ФСБ России по Тульской области и ГАТО за предоставленные материалы

 

 

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий