Без срока давности

14:03, 14 сентября 2022

Обвиняется Франц Крумбигель. Что туляки узнали о зверствах немецких жандармов?

Обвиняется Франц Крумбигель. Что туляки узнали о зверствах немецких жандармов?

25 мая 1949 года военнопленный Франц Рихард Крумбигель поведал старшему оперуполномоченному оперотдела лагеря МВД № 323 следующее: в конце 1942-го он совместно с другими жандармами 2-й роты 561-го отряда полевой жандармерии в районе деревень Пожеревицы и Дубровка, что на Псковщине, прочесывал три или четыре населенных пункта (их названия бывший обер-фельдфебель уже запамятовал), выискивая партизан. В таких операциях Крумбигель, с его же слов, участвовал два или три раза, но народных мстителей так и не встретил. Чем завершались эти операции? «В отношении населения никаких репрессивных мер не принимали, однако были случаи, когда жандармы брали у населения кур, а один раз был взят баран».

 

Партизан не видели?

– Чем была вызвана прочистка именно населенных пунктов, а не лесов или других зарослей? – спросили Франца.

– Такой был приказ вышестоящих командиров.

– Какие функции выполнял «Восточный батальон», входивший в состав 561-го отряда полевой жандармерии?

– «Восточный батальон» проходил боевую подготовку, использовался по борьбе с советскими партизанами и охранял железные дороги в Дедовичах и г. Дно. В марте 1943 года западнее Пожеревицы я в составе группы добровольцев из «Восточного батальона» принимал участие в операции по борьбе с партизанами. В этой операции мы также не видели не единого партизана, но перестрелка была.

Военнопленный перечислил имена, фамилии, звания своих сослуживцев, рассказал, чем они занимались: обер-фельдфебель Рудольф Гирзе из 2-й роты в 561-м отряде являлся казначеем, преподавал жандармам автодело; унтер-офицер Георг Лоренц все время пропадал в авторемонтной мастерской; обер-фельдфебель Вальтер Кульман был старшиной группы добровольцев из «Восточного батальона» в Пожеревицах…

– Скажите, где дислоцировались 1-я и 3-я роты жандармов 561-го отряда полевой жандармерии в то время, когда ваша 2-я рота дислоцировалась в Дубровке? – и такие вопросы задавали Крумбигелю.

– В то время 1-я рота дислоцировалась в г. Дно, а 3-я рота в Дедовичах. При этом каждой роте придавались группы русских добровольцев из «Восточного батальона».

Крумбигель прокомментировал: 561-й отряд насчитывал до 400 жандармов, а «Восточный батальон» – до 150-200 русских добровольцев. Отряд полевой жандармерии 290-й пехотной дивизии должен был регулировать движение воинских подразделений и автотранспорта; конвоировать военнопленных из полков в штаб дивизии; охранять советских граждан, занятых ремонтом дорог; расследовать преступления, совершенные солдатами германской армии. «Я как старшина отряда жандармерии на основании команды и приказаний командира этого отряда лейтенанта Пауля посылал жандармов на выполнение вышеуказанных мной функций». Те, кто допрашивали Крумбигеля, уточнили: выходит, что он отвечал за все действия жандармов и знал о их деятельности? «Совершенно правильно», – согласился немец и после этого назвал фамилии и звания подчинявшихся ему жандармов из отряда полевой жандармерии.

– Расскажите подробно о деятельности вашего отряда жандармов в районе города Скрунда (Латвия. – Прим. ред.), – попросили Крумбигеля.

– Жандармы отряда 290-й пехотной дивизии регулировали движение автотранспорта и охраняли советских граждан, работавших на ремонте дорог.

– Кто выгонял на работу советских граждан?

– Жандармы им объявляли, и они выходили сами.

– Если граждане выходили добровольно на работу, то зачем их охранять?

– Таков был приказ из штаба дивизии.

– Где вы брали материал для ремонта дорог?

– Этого я не знаю, т.к. материал для этой цели подвозили саперные части нашей дивизии.

– Где лично вы и жандармы вашего отряда размещались?

– Несколько человек размещались в домах, а лично я в землянке.

Латыш-дезертир или немец Шульц?

На этом разговор был окончен, а 3 июня 1949-го старший оперуполномоченный оперотдела лагеря МВД № 323 и заместитель военного прокурора войск МВД Тульской области вновь вызвали Крумбигеля для беседы. Дело происходило в Туле. Как следует из материалов пресс-службы Управления ФСБ России по Тульской области, военнопленного спросили: какие функции выполняла полевая жандармерия как карательный орган немецких войск? Однако Крумбигель с постановкой вопроса не согласился и заявил: это был орган не карательный – полевая жандармерия выполняла функции такие же, что и полиция в Германии: регулировала движение автотранспорта, поддерживала порядок в воинских частях, конвоировала советских граждан в Германию, проводила борьбу с советскими партизанами. Затем Франца попросили вспомнить, как долго он находился в Пожеревицах и чем там занимался?

– В общей сложности я находился в Пожеревицах три с половиной месяца, за это время я один раз совместно с другими жандармами и русскими добровольцами выезжал на операцию по борьбе с партизанами в один населенный пункт западнее Пожеревиц 12 км. Но в это время партизан мы не видели и никаких репрессивных мер против населения не проводили. Что же касается других жандармов, то они часто выезжали или уходили из Пожеревиц, но куда они ходили и зачем, я этого не знаю.

Когда Крумбигелю зачитали показания Гвоздевой, Бушуевой и других жителей Пожеревиц о злодеяниях жандармов, тот развел руками: мол, ничего не знаю. Тогда немца попросили рассказать о том, сколько времени он находился на хуторе Креви (Криви) в Латвии и чем там занимался? Со слов военнопленного, там немцы стояли с 10-15 марта 1945 года по 9 мая. Жандармы (включая Крумбигеля) регулировали движение автотранспорта, охраняли штаб дивизии и граждан в местах их работы, сопровождали советских военнопленных в штаб дивизии; «и один-единственный случай был, что мы арестовали одного гражданина, латыша, фамилию его не помню». Обер-фельдфебелю зачитали показания Херты Верпелис, у которой он во время войны стоял на квартире на хуторе Креви (об этом мы писали в прошлых публикациях). В них, в частности, шла речь о том, что оккупанты избивали наших пленных. «Этого не было», – пояснил Франц. А еще Верпелис привела случай расстрела у хутора латыша-дезертира из немецкой армии. Но Крумбигель утверждал: это был не латыш, а немец Шульц, который «был приговорен военным трибуналом к расстрелу, и наши жандармы его расстреляли около хутора Креви, назвать фамилии жандармов, кто участвовал в этом, я не могу, т.к. сейчас не помню». Кстати, Крумбигель лично принимал участие в расправе – выводил приговоренного к месту казни.

ДОСЬЕ

Находясь в Псковской и Великолукской областях, а с осени 1944 г. и до конца войны в Латвийской ССР, в составе подразделений полевой жандармерии, а иногда при участии изменников Родины-русских добровольцев «Восточного батальона» и отдельных групп жандармов Крумбигель совместно с жандармами Киргоф, Гиршик, Гирзе, Хаммер (о нем мы писали ранее. – Прим. ред.), Пельц, Хорниш и другими творил разного рода зверства и злодеяния над мирным советским населением, т.е. расстреливал ни в чем неповинных советских граждан, пленных партизан и солдат Советской армии, сжигая и разрушая населенные пункты, зачастую совместно с жильцами, а обезумевших от страха детей брали за ноги, убивали их об стенки и бросали в огонь, проводили массовый принудительный угон советского населения в немецкое рабство, предварительно ограбив его, а в пути следования обессилевших пристреливали; зверски пытали и истязали граждан и пленных во время допросов, проводили облавы, аресты и обыски, использовали население на принудительных работах для нужд немецкой армии – зачастую на передовой линии, осуществляли массовые грабежи, насильно отбирая у населения скот, птицу, продукты, одежду и прочее. В 1942 г. в городе Дно Псковской области жандармы проводили массовые расстрелы ни в чем неповинных советских граждан, в том числе расстреляли бывшего машиниста Давыдова Федора, Капустина, Сухарева, Львова и его жену и других. В 1943 г. жандармы безо всякого повода полностью или почти полностью сожгли населенные пункты Скубри, Залисье, Нинково, Юрково, Иванцево и другие Дновского района, в которых очень много населения было сожжено заживо, имущество их полностью разграблено, а оставшихся в живых под угрозой расстрела угнали в немецкое рабство. В тот же период жандармы сожгли с. Общий Починок, где было заживо сожжено 12 советских граждан. Одновременно с этим жандармами полностью было сожжено с. Большая Тросна, при этом они выстроили всех жителей на площади села, отобрали каждого третьего человека, в том числе женщин, детей и стариков, загнали их в сарай и всех заживо сожгли. В этих зверствах и злодеяниях принимал участие и Крумбигель. В феврале 1942 г. партизаны сделали налет на рабочий поселок Дедовичи Псковской области, во время этого налета жандармы раненых партизан зверски добивали прикладами, вспарывали им животы и все внутренности вываливали на землю, в результате чего раненые в страшных муках умирали. Всего было убито и зверски замучено 163 человека.

Из составленного в Туле 07.06.1949 г. постановления о предъявлении обвинения Францу Крумбигелю, бывшему жандарму 561-го отряда (батальона) полевой жандармерии 16-й немецкой армии, впоследствии старшине отдельного отряда (взвода) полевой жандармерии 290-й пехотной дивизии 16-й армии, находившемуся на территории СССР с января 1942 г. по 9 мая 1945 г.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Подготовил Сергей МИТРОФАНОВ

Сергей КИРЕЕВ

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий