Без срока давности

11:11, 10 августа 2022

«Охотничьи команды» «Восточного батальона». Как Франц Хаммер оказался в Туле?

«Охотничьи команды» «Восточного батальона». Как Франц Хаммер оказался в Туле?

Мы продолжаем рассказ о том, как после войны компетентные органы заинтересовались судьбой австрийца Франца Хаммера, который сидел в лагере МВД для военнопленных № 323. 10 июня 1949 года старший оперуполномоченный оперотдела управления лагеря в Туле подписал постановление на арест этого человека (его должны были препроводить в Тульскую тюрьму № 1) – и люди в погонах стали пристально изучать историю жизни вчерашнего обер-лейтенанта.

 

Не только охрана мостов

10 июня 1949 года военнопленного Франца Хаммера на допросе попросили перечислить населенные пункты, в которых бывал его 1-й взвод и 1-я рота. «1-я рота, начиная с июля 1942 г. и до сентября 1942, находилась в Дно, – пояснил он. – Часть моего взвода также в этот период находилась в г. Дно, а часть была придана в так называемый «Восточный батальон», состоящий из русских добровольцев. «Восточный батальон» находился в одном километре от города Дно в деревне, названия которой не помню».

Со слов Хаммера, с сентября 1942-го до мая 1943-го его взвод был в Пожеревицах. С мая по июнь – в деревне Бор, «я уже находился в 3-й роте и командовал 1-м взводом этой роты». С июня 1943-го до октября Хаммер служил на станции Уса в 12-15 км от г. Порхов, а оттуда был переведен с частью своего взвода в Дедовичи, там оставался пару недель, затем перебрался на новое место (в документах оно написано неразборчиво). Оттуда – в Дубровку, исполнял обязанности командира 2-й роты до начала января 1944-го. В январе 1944 г. прибыл новый командир роты, а Хаммер остался его замом. Будучи заместителем командира роты, находился в Пустошке, Красном. Из Красного его откомандировали в конце июня 1944 г. в комендатуру № 365 (г. Львов), затем он отправился в город Дрогобыч (Львовская обл.) – в комендатуру, там был командиром отряда.

– Где и когда вам присвоено офицерское звание? – спросили Хаммера на допросе.

– Будучи в охранной полиции, в 1941 году мне присвоено звание лейтенанта. Звание обер-лейтенанта мне присвоено в январе 1945 года в г. Будапеште, когда я находился на службе в 26-м отделении полевой жандармерии.

Затем Франц Хаммер рассказал и о «Восточном батальоне» («В сентябре 1942 года с группой 8-10 человек моего взвода полевой жандармерии 561-го отделения (батальона) я был прикомандирован к «Восточному батальону», где мы находились до мая 1943 года»), и о том, чем занимались жандармы в Псковской и Великолукской областях, помимо регулирования движения («Охраной мостов и других военных объектов с целью не допустить взрыва этих объектов партизанами. Также несли патрульную службу»). Как сообщается в материалах пресс-службы Управления ФСБ России по Тульской области, добровольцы «Восточного батальона» были разбиты на «охотничьи команды», задача которых – борьба с советскими партизанами. Кроме того, «Восточный батальон» использовали для охраны мостов, дорог и прочих военных объектов; одновременно с жандармами добровольцы несли патрульную службу. Почему этих людей называли добровольцами? Со слов Хаммера, они были взяты в плен, находились в лагерях военнопленных, где вчерашних солдат РККА вербовали и направляли в «Восточный батальон».

Пулеметы, гранаты и пушка

При этом самом батальоне Хаммер выполнял обязанности офицера связи. «В мою обязанность входило обеспечить выполнение приказов немецкого командования при получении тех или иных заданий, в том числе обучение добровольцев военному делу, выполнение боевых задач по борьбе с партизанами, которые заключались в том, что при выездах или выходе «охотников» для операций против советских партизан я должен был обеспечить «охотников» питанием, боеприпасами, оружием и т.д. Если такие операции проводились, то приказы из штаба отделения получались только в письменной форме».

561-й батальон имел на вооружении до 25 ручных пулеметов, а также ручные гранаты. «На личном вооружении жандармы имели пистолеты и карабины, некоторые жандармы имели автоматы». Солдаты «Восточного батальона» располагали русскими винтовками, автоматами, ручными гранатами (все это личное оружие), а также могли вести огонь из пулеметов, минометов; имелась у них даже одна легкая пушка. «За период моего пребывания в 561-м батальоне полевой жандармерии и «Восточном батальоне» было много операций против партизан, но мелкими группами, – не скрывал Хаммер, – а две операции в районе Порхова за время моего пребывания в «Восточном батальоне» с сентября 1942 г. до мая 1943 г. были крупными, в особенности одна их них, длившаяся в течение двух недель, в которой принимало участие до дивизии всех видов и родов войск, и в этой операции были большие потери со стороны немцев и русских добровольцев. Были ли потери и какие со стороны партизан, я не знаю (тут, скорее всего, австриец лукавил. – Прим. ред.). В этой операции принимали участие 561-й батальон (отделение) и «Восточный батальон», в том числе и я».

Хаммера попросили вспомнить сослуживцев (чтобы проверить показания и выявить других карателей). Тот стал перечислять: Вальтер Кульман (жандарм, старшина в «Восточном батальоне»), Крумбигель («кажется, обер-фельдфебель, он был во 2-й роте 561-го отделения (батальона), а когда я вернулся из «Восточного батальона», Крумбигель направлен туда»), Гирзе, Лоренц, которые работали при штабе 561-го отделения по ремонту автомашин, Эсвайн… Назвал он и других военнослужащих.

_L9A2305.JPG

ДОСЬЕ

Франц Антон Хаммер на допросе 14.06.1949 г. сообщил, что в 561-м отряде полевой жандармерии проходил службу с июля 1942 г. по июнь 1944 г. За это время находился в населенных пунктах Дно, Пожеревицы, Порхов, Дубровка, Дедовичи, Пустошка, Опочка… Исполнял должности командира взвода, офицера связи, заместителя командира роты, командира роты. Будучи офицером связи штаба 561-го отряда, одновременно командовал «Восточным батальоном» из числа русских добровольцев. Жандармы и «восточники», возглавляемые Хаммером, регулировали движение автотранспорта, охраняли важные объекты, боролись против партизан. Франц Хаммер со своими подчиненными дважды участвовал в крупномасштабных антипартизанских операциях: в январе и марте 1943 г. в Пожеревицах и западнее; он также «имел ряд заданий и выполнял их по борьбе с партизанами». «В большинстве случаев операции по борьбе с партизанами мы проводили в населенных пунктах, а при больших операциях брали в кольцо ряд населенных пунктов, в том числе леса и заросли, и прочесывали их. Операции проводились в населенных пунктах потому, что население поддерживало партизан и прятало их». Названия населенных пунктов, в которых проводились антипартизанские акции, Хаммер не помнил: уточнил, что их устраивали между Порховом и Пожеревицами и западнее 25-30 км.

«Систематически расстреливали советских граждан»

14 июня 1949 года Хаммер рассказал старшему оперуполномоченному оперотдела лагеря МВД № 323 о том, как гитлеровцы проводили эти самые антипартизанские операции. Прежде всего населенный пункт брали в оцепление. Затем в селе по указанию старосты проверяли документы у населения, производили тщательные обыски, чтобы выявить спрятавшихся партизан или бездокументных граждан. «За все время, сколько я участвовал в таких операциях, мы не обнаружили ни одного партизана и ни одного лица без документов», – заявил Хаммер. А когда ему сказали, что следствие располагает данными об участии жандармов и Хаммера в предании огню населенных пунктов («где много сгорело и населения»), грабежах, угоне селян, тот сказал: «Я таких фактов не знаю и показать ничего не могу». Военнопленный в конце разговора поведал о сослуживце – жандарме по фамилии Эсвайн, который служил шофером; Хаммер запомнил, что у этого человека указательный палец на левой руке был кривым. «Я его узнал примерно в июле 1944 г. в Галиции».

ДОСЬЕ

В г. Дно Псковской области жандармы проводили массовые расстрелы ни в чем не повинных советских граждан. В конце 1942 г. ими расстреляны Давыдов Федор, бывший железнодорожный машинист, Капустин, Сухарев, Львов и его жена и другие. В 1943 г. и в начале 1944 г. в Пожеревицком и Дедовическом районах Псковской области жандармы и русские добровольцы из «Восточного батальона», возглавляемые офицером Хаммером, систематически расстреливали советских граждан, партийных и советских активистов, пленных партизан и бывших военнослужащих Красной Армии. По Дедовическому району расстреляны Никитины Дмитрий, Иван и Мария, Степанова Антонина, Андреевы Олимпиада и Ольга, Моисеев Николай и другие. В начале 1944 г. расстреляны граждане из хутора Подеся Шустрова Евдокия Степановна, Шустров Петр Семенович и Шустрова Раиса Петровна.

Из составленного в Туле 23.06.1949 г. постановления о предъявления обвинения Францу Хаммеру

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Сергей МИТРОФАНОВ

Сергей КИРЕЕВ

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий