Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 27 ноября 2021

Приказ за подписью Кельвеса

Приказ за подписью Кельвеса
15 ноя 2021 18:59 / Проекты "ТИ"

Мы продолжаем рассказ о Кельвесе и его окружении. Сегодня мы поговорим об Илье Кузнецове.

«Если вы не явитесь в комендатуру, то я доложу коменданту»
ДОСЬЕ
Илья Николаевич Кузнецов. Родился в 1899 году в деревне Костомарово Жерловского сельсовета Чернского района. Из крестьян-бедняков. Считался малограмотным. В ВКП(б) не состоял. Работал председателем Жерловского сельсовета.
Илья Кузнецов знал Петра Кутепова как работника Чернской сельскохозяйственной комендатуры. «Кутепов работал уполномоченным от сельхозкомендатуры, – сказал Кузнецов в Черни сотруднику госбезопасности 15 марта 1942 года. – Когда немцы оккупировали Чернский район, я работал старостой села Жерловка Жерловского сельсовета. Примерно в начале декабря 1941 года ко мне в село Жерловка приехал Кутепов и привез приказ из Черни немецкого коменданта сельхозкомендатуры. В приказе немецкой сельскохозяйственной комендатуры говорилось: «Всем председателям сельсоветов и колхозов немедленно явиться в Чернь в распоряжение сельхозкомендатуры для прохождения регистрации. В случае неявки в сельхозкомендатуру и укрывательства эти лица будут расстреляны».
Кузнецов уточнил: Кутепов вызвал его к себе через посыльного. Немецкий ставленник также вызвал к себе председателя колхоза «Страна Советов» Афанасия Ивановича Лукина. А к председателю колхоза «Красный ударник» Ивану Федоровичу Сурову Петр Кутепов, кстати говоря, ездил лично. Когда селяне (Кузнецов и Лукин) пришли к Кутепову, тот лично зачитал им приказ немецкого коменданта и попросил расписаться на нем.
– Если вы не явитесь в комендатуру, то я доложу коменданту, что вы находитесь дома и что приказ вам был объявлен. В случае неявки будете подвергнуты наказанию – расстрелу, – предупредил Кутепов Кузнецова с Лукиным и после этого увез приказ с собой в Чернь.
«Под силой угроз Кутепова и привезенного им приказа мы вынуждены были явиться в сельхозкомендатуру, где нас опросили, кем мы работаем и в каких колхозах. Больше я Кутепова не видел», – сообщил Кузнецов 15.03.1942 г. (в тот момент этот человек содержался под стражей). Дело в том, что 
20 февраля 1942 года Илья Кузнецов был арестован Управлением НКВД по Тульской области. Основанием для ареста послужили показания 6 свидетелей о том, что Илья Николаевич во время оккупации Чернского района служил старшиной деревень Жерловского сельсовета, мобилизовывал гужевой транспорт для нужд немецкой армии, являлся проводником немецких войск. И за это получил от гитлеровцев награду – лошадь! Кузнецов виновным себя признал полностью и показал, что на должность старшины он был назначен комендантом Чернской сельхозкомендатуры (его фамилию мужчина не знал). Со слов Кузнецова, в Чернь на регистрацию и инструктаж он явился по приказанию Кутепова, «который угрожал ему расправой со стороны немецких властей в случае неявки в Чернь». 25 июня 1942 года Военным Трибуналом войск НКВД Тульской области Илья Кузнецов был осужден к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. 5 октября 1943 года определением постоянной сессии Кемеровского областного суда по делам Сиблага НКВД было установлено, что Кузнецов страдает тяжелым неизлечимым недугом, вызвавшим полную потерю трудоспособности, и поэтому по решению этой сессии Кузнецов был из-под стражи освобожден.
«Мне известно, что Кутепов ездил с приказами в район два раза»
Кутепова знал и Михаил Овсянников.
ДОСЬЕ
Михаил Никитович Овсянников. Родился в 1889 году в деревне Голоплеки Чернского района (Русиновский сельсовет). Образование – 3 класса. В 1942 году работал ветврачом Чернского райзо.
Во время оккупации Чернского района находился в селе Черноусово Чернского района – примерно 12 дней. Затем – до изгнания гитлеровцев из Черни – жил в райцентре в квартире Воскресенского.
Со слов Овсянникова, комендантом Чернской сельхозкомендатуры являлся Владимир Кельвес – бывший агроном райзо, а еще в ее штат (сельхозкомендатуры) входил инструктор Кутепов, бывший завхоз Чернского «Союзплодоовоща».
«Примерно в последних числах ноября 1941 года ко мне на квартиру пришел комендант сельхозкомендатуры Кельвес с немецким солдатом-переводчиком, – вспоминал Овсянников в разговоре с сотрудником госбезопасности 17.03.1942 г. – Кельвес мне стал предлагать поступить на работу в сельскохозяйственную комендатуру. Я ему заявил, что работать не могу. Тогда Кельвес взял меня и повел в сельхозкомендатуру. Дорогой он мне сказал, что я должен поехать в населенные пункты с немецкими приказами. И здесь же он мне рассказал, что в сельхозкомендатуре работают в качестве инструкторов Кутепов Петр и Крылов Иван и что они тоже едут в населенные пункты с приказами немецкого коменданта. В тот же день инструктор сельскохозяйственной комендатуры Кутепов, получив от коменданта приказы, выехал в населенные пункты. Мне известно, что Кутепов ездил с приказами в район два раза. Но в какие населенные пункты он ездил, сказать не могу – не знаю».
Выслать в Чернь 10 парных подвод!
А мы тем временем продолжаем разговор о главном персонаже нашей публикации – о Владимире Кельвесе. Из постановления об избрании меры пресечения от 1 января 1942 года следует: Владимир Густавович проживал в Черни по ул. Советской, его семья состояла из 3 человек в возрасте от 2 до 76 лет. «Во время взятия района немецкими захватчиками активно помогал по установлению фашистского режима, – сказано в документе. – Избрать содержание под стражей в тюрьме №1 города Тулы». А 30 марта 1942-го была произведена опись имущества, принадлежавшего Кельвесу. Правда, улица указана не Советская, а Революционная. Ему принадлежал семенной клевер (примерно 3 пуда). Было известно, что эстонец Кельвес получил в Ленинграде среднее образование, отучившись в сельхозтехникуме; являлся беспартийным; состоял на воинском учете в Чернском райвоенкомате (2-я категория запаса); был женат (супруга 1917 года рождения вместе с малолетней дочерью эвакуировалась в неизвестном направлении).
А сейчас настало время показать читателям еще один ценный документ (кстати, за подписью Кельвеса), предоставленный редакции пресс-службой Управления ФСБ России по Тульской области.

_L9A1689.JPG
Приказ по Чернскому Районному Земельному Управлению
На основании приказа Командования Германской Действующей Армии председателям колхозов и председателю Казаринского сельсовета ПРИКАЗЫВАЮ:
1. 8/XII 1941 года в г. Чернь к зданию Сельхоз-Комендатуры обеспечить доставку 12 пароконных упряжек лошадей с санями и 12 людей-подводчиков, обеспечив их - как людей, так и лошадей продовольствием на 10 суток - за счет колхоза.
2. Люди должны быть обеспечены теплой одеждой в возрасте от 18 до 40  мужчины - ни в коем случае не посылать женщин и инвалидов.
Предупреждаю, что люди и подводы мобилизуются на службу Германской Армии и за невыполнение настоящего приказа виновные несут перед Командованием Германской Армии суровую ответственность вплоть до разстрела.
РАЙАГРОНОМОМ (подпись) /КЕЛЬВЕС/
Подобный приказ получил при немцах и председатель Лобановского сельсовета Иван Петрович Амелин. 16 марта 1942 года он сообщил о том, что 11 декабря 1941-го в 18 часов к нему приехал Чистяков (его имя и отчество Амелин не знал), до оккупации старший бухгалтер Чернского райпотребсоюза.
– Где квартира Амелина? – спросил селян Лобановского сельсовета Чистяков, которого сопровождали 2 немца.
Ему показали. Чистяков пришел к председателю, но хозяина дома не было.
– Немедленно найти! – потребовал немецкий ставленник, обращаясь к жене Амелина.
Когда Иван Петрович пришел-таки домой, Чистяков вручил ему приказ. В приказе шла речь о высылке в Чернь 10 парных подвод – это требовалось сделать 12.12.1941 г.
Кроме того, вечером 11.12.1941 г. Чистяков собрал 3 председателей колхозов «8-й Съезд», «Ясное утро» и «Стахановец» и «крепко угрожал предколхозов» в случае, если подводы не будут отправлены. Мало того, Чистяков «и сам ходил выгонял подводы, и посылал немцев». Правда, Лобановский сельсовет выслал не 10 подвод, а 8. А подводчики, уезжающие в обоз к немцам, «категорически заявили, что мы побросаем лошадей и убежим». «Чистяков угрожал расстрелом».
А вот что рассказал 29.04.1942 г. об Иване Чистякове сотруднику госбезопасности Борис Кузнецов – он, правда, о нем знал мало, а потому уточнил: «О работе Чистякова И.А. на пользу фашистских захватчиков мне известно со слов бывшего председателя сельсовета Гудкова Василия Леоновича, ныне умершего».
ДОСЬЕ
Борис Максимович Кузнецов. Родился в 1888 году в селе Синдеево Чернского района, проживал там же. Беспартийный. Работал председателем колхоза «Коммунар» Синдеевского сельсовета. Состоял в браке, воспитывал 6 детей.
Итак, Кузнецов поведал следующее: в декабре 1941 года к нему приехал Гудков с приказом немецких оккупационных властей о высылке 2 подвод для вермахта.
– Этот приказ привез из Черни Чистяков, – сказал Гудков Кузнецову.
И в декабре же 1941-го Гудков собрал всех председателей колхозов Синдеевского сельсовета.
– Чистяков привез приказ немецкого командования о конфискации всего скота, зерна и транспорта и отправке всего в Чернь в течение 24 часов, – объявил Гудков и после этого зачитал Кузнецову и другим приказ, из которого следовало: за невыполнение приказа – расстрел. «Гудков вручил нам этот приказ под расписку и велел его выполнять». «Первый приказ о высылке подвод я выполнил, второй приказ выполнен не был».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Благодарим пресс-службу УФСБ России по Тульской области за предоставленные материалы

На фото: так выглядел приказ по Чернскому районному земельному управлению

 

 


Читайте также

«Увидели бойца уже мертвым»
27 ноя 2021 13:10 / Без срока давности

«23 ноября 1941 года к нам в деревню Нащекино ворвались проклятые немецкие изверги и начали свое хозяйничанье». Так эмоционально описывается период оккупации Тепло-Огаревского района в документе, предоставленном редакции пресс-службой Управления ФСБ России по Тульской области. Автор заявления на имя начальника районного отделения областного Управления НКГБ – Зинаида Прощелыкина, жительница Спасского сельсовета.

Читать »
«И не шуми много, а то возьму на стенке повешу»
25 ноя 2021 12:58 / Без срока давности
Продолжая рассказ о Владимире Кельвесе и его окружении, не можем не остановиться на судьбе еще одного участника событий, происходивших в 1941 году в Чернском районе, – Константина Логунова. Этот человек хотя и очень мало, но все же знал Алексея Зайцева – контролера по мельницам, инструктора сельхозкомендатуры.

Читать »
Сожженная Зареченка
16 ноя 2021 11:27 / Без срока давности

«Когда территория Одинцовского сельсовета была оккупирована немецкими войсками, то все деревни стонали от грабежей немецких солдат. Начался ужасный грабеж: лошадей, коров, свиней, птицы, овец и ульев, одежды и обуви, хлеба».

Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 



Наш Twitter



СМИ: TI71 СВИДЕТЕЛЬСТВО о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-80498 от 1 марта 2021 Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникации (Роскомнадзор) Учредитель: ГУ ТО «Информационное агентство «Регион 71»
Главный редактор Крымова П.И. Тел. редакции +7 (4872) 76-56-00 Адрес эл. почты ti71@tularegion.org 12+ Все права на материалы, опубликованные на сайте ti71.ru, принадлежат ГУ ТО «Информационное агентство «Регион 71» и охраняются в соответствии с законодательством РФ. Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения правообладателя