Рекламный баннер.

Без срока давности

11:27, 16 ноября 2021

Сожженная Зареченка

Сожженная Зареченка

«Когда территория Одинцовского сельсовета была оккупирована немецкими войсками, то все деревни стонали от грабежей немецких солдат. Начался ужасный грабеж: лошадей, коров, свиней, птицы, овец и ульев, одежды и обуви, хлеба».

Это выдержка из составленного 7 августа 1944 года и предоставленного редакции пресс-службой Управления ФСБ России по Тульской области акта о злодеяниях гитлеровцев в Тепло-Огаревском районе.

Как следует из документа, который составили Василий Зубарев, М. Евстратов, А. Ляличев и другие, 17 декабря 1941-го фашисты подожгли колхозные риги, конюшни, фермы, амбары. А на следующий день нацисты выгнали всех жителей деревни Зареченка – от стариков до ребятишек – на площадь и погнали раздетыми по улице: взять с собой теплую одежду оккупанты не давали. На глазах селян солдаты вермахта поджигали дома. Под угрозой оружия немцы гнали и колхозницу М.В. Лебедеву с ее малолетними детьми – без одежды и обуви. В центре улицы немцы остановили толпу жителей. «Толпа стояла среди моря огня зажженных построек колхозников, – говорится в документе. – Затем немецкие разбойники стали отбирать мужчин в одну сторону, а женщин с детьми – в другую. Немецкие солдаты снимали с ног Лебедева Т.А. (другие две фамилии написаны неразб. – Прим. ред.) валеные сапоги, а указанных жителей оставили разутыми на снегу. Сняв валеные сапоги с мужчин и женщин, солдаты погнали женщин, старух и малых детишек по полю навстречу частям Красной Армии. Рядом сыпались пули, снаряды и мины. Все население, гонимое немцами, было в ужасе, ребятишки плачут, женщины причитают. В это время от перестрелки немцев с частями Красной Армии погибли старушка Бакланова и Дедов Вениамин, 1925 года рождения».

_MG_9143.JPG

А как враг поступил с мужчинами Зареченки? Их отступавшие фашисты заставили тащить на себе полевую кухню. Мужчин немцы гнали с собой в направлении (название деревни читается неразборчиво; предположительно – Новоселки. – Прим. ред.). А стариков взяли в обоз. Одного пожилого человека – это был колхозник П.Р. Соцков – «за неправильный поворот вожжей лошади» застрелил солдат вермахта.

Когда части РККА освободили от гитлеровцев деревни Одинцовского сельсовета, население потянулось в родные места. Но что увидели настрадавшиеся люди на месте своих деревень? «Увидели ужас», – вот так емко говорится в документе. Дома колхозников уничтожены огнем. «Окна, рамы перебиты. Торчат только трубы да дымятся необгоревшие головни домов. Скот ходит по улицам – с ревом. Обгоревшие трупы лошадей, коров». Где жить людям зимой? По пятнадцать человек, а то и больше ютились в постройках, которые огонь слизал не полностью. А всего гитлеровцы сожгли в Одинцовском сельсовете 85 жилых домов, конный двор, фермы…

В докладной записке о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков над советскими гражданами в период оккупации, которую составил 21 августа 1944 года начальник Тепло-Огаревского районного отделения Управления НКГБ по Тульской области, сказано: «Отступая под ударами нашей доблестной Красной Армии, немецкие палачи 17 декабря 1941 года все деревни Ивановского и Одинцовского сельских советов специально оставленными командами начали жечь все общественные и индивидуальные строения колхозников. С целью прикрытия отхода своих основных сил немцы согнали в одно место все гражданское население этих сельсоветов, затем под силой оружия выгнали в поле навстречу наступающим частям Красной Армии. Замысел врага нашим командованием был своевременно разгадан, и враг оказался битым. От вражеских пуль в это время погибла старушка из деревни Зареченка Бакланова и шестнадцатилетний мальчик Дедов Вениамин. Колхозник деревни Зареченка Соцков, будучи насильно угнан с обозом немецких захватчиков, был расстрелян немецким солдатом только за то, что неправильно потянул за вожжи лошадей».

На фото Сергея КИРЕЕВА: реконструкция событий 1941 года

 

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий