Рекламный баннер.

Культура

15:04, 06 декабря 2019

Человеческая комедия и Рыба-судьба

Марина ПАНФИЛОВА
Фото: ТАТД

Актер Тульского академического театра драмы Вячеслав Федотов представил зрителям моноспектакль «Заповедник», созданный по одной из лучших книг ­Сергея Довлатова.

В ней тема лишнего человека и нелепости жизни разворачивается на фоне «псковских далей» Пушкинского заповедника. На сцене почти нет декораций – лишь конструкция, становящаяся то окном, то дверью, то предметом мебели. Но артист сумел мастерски изобразить и те самые «дали», и атмосферу, и многочисленных персонажей, выписанных автором. Он поймал верную тональность – и довел ее до совершенства, рассказывая от имени главного героя о «литературном человеке, проблемы которого лежат в том же аспекте, что и у Пушкина: деньги, жена, творчество, государство».
За полтора часа Федотов умудряется сыграть почти тридцать ролей – как женских, так и мужских.
– У меня давно появилась идея сделать самостоятельную работу, – рассказал актер. – Перелопатил много материала в поисках темы: обращался и к Венечке Ерофееву, и к другим авторам. Подсказку дал режиссер Яков Рубин, спросил: «А что нравится тебе лично?» Услышав про «Заповедник», предложил поставить его. Я оробел: как можно? Запанибрата с самим Довлатовым? Но потом, когда я читал вслух, Яков Романович умирал со смеху. И решение было принято…
Немалую часть текста сжали, скомпоновали, переставили, сами написали инсценировку, резали просто по живому: многие яркие куски так жалко было выбрасывать! В итоге получилось тридцать пять страниц машинописного текста.
– У нас все сведено к минимуму, и личная драма переплетается с человеческой комедией, – рассказал артист. – В оформлении решено было идти от простого: человек на голой сцене. Из изобразительных средств – окно, веревка, плащ, свет. Уверен: монодрама подразумевает минимализм, чтобы лишние детали не отвлекали внимание публики от главного.

– У вас прекрасно получается выстреливать весомыми довлатовскими фразами под смех зрителей, когда идет рассказ об обитателях и особенно об обитательницах – «Заповедника»!
– Но там же великолепный текст! Служительницы культа поэта описаны с нежным юмором. «Виктории Альбертовне можно было дать лет сорок. Длинная юбка с воланами, обесцвеченные локоны, интальо, зонтик – претенциозная картинка Бенуа. Этот стиль ­вымирающего провинциально­го дворянства здесь явно и умышлен­но культивировался» – тут и взгляд на мир самого автора, и пушкинский романтизм советского периода, и абсолютно трезвая оценка реальности.

– В каком году вы выпустили свой «Заповедник»?
– В 2010-м, когда работал в Вологодском камерном драматическом театре, где худруком был Яков Рубин. И когда три года назад я решил переехать в Тулу, мы договорились, что эта работа останется со мной – выстраданная, вымученная.

– А где вы учились?
– Окончил Саратовское хореографическое училище, а буквально через год поступил в Саратовскую консерваторию на театральный факультет к Владимиру Юрьевичу Матвееву – на курс пластической драмы, это было в 1990 году. Мы учились как обычные студенты драматического плюс каждый день по шесть часов движения всякого разного.
После я уехал в Москву, потом – за границу, тогда все уезжали…
Сначала в Испанию, Португалию – как артист балета, потом был в Турции, Италии. По возращении в Россию в Череповецком камерном театре я познакомился с Рубиным: от театра мне было не уйти, судьба. Там он ставил «Бальзаминова», я сыграл Мишеньку.

– Вы органично вписались в труппу Тульского академического театра драмы, вас заметили зрители.
– Здесь я сразу попал в спектакль «Грех», потом была работа в «Умной дурочке» Краснова, затем – «Тридцать три счастья». А в начале этого сезона – Карандышев в «Бесприданнице».

– Неплохой послужной список – учитывая, что вы в Туле всего два года. Вашего Карандышева сразу отметили – и зрители, и критики: интересно показана тема маленького человека. А уж как хороша Рыба в «Счастьях»!
– Ну, это же не совсем золотая рыбка, выполняющая желания старика и старухи, у нас Рыба – знаток человеческой породы. Режиссер Олег Багаев просил сделать инфернальный персонаж – котелок, черный костюм, карандаш, очки, все такое странное… И получилась Рыба-судьба, которая, как известно, у каждого – своя.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий