Рекламный баннер.

Культура

16:14, 09 июня 2021

Человек обязан быть счастлив

Человек обязан быть счастлив

Ирина Мельханова
Елена Кузнецова

 

Если наследие Льва Толстого – вне времени и пространственных границ, то сам гений мог возникнуть только в свою эпоху, и только в Ясной Поляне сегодня можно по-настоящему приблизиться к его пониманию, - считает собеседник «ТИ» - один из крупнейших на сегодня популяризаторов и исследователей биографии Толстого, автор пяти книг, полностью посвященных Льву Николаевичу и его близкому окружению, современный писатель, литературный критик и литературовед Павел Басинский.

 

- У меня всегда был интерес к Толстому как личности. Но окончательно все решило знакомство с Ясной Поляной. 25 лет назад здесь родился формат Международных писательских встреч. Впервые я побывал в усадьбе в первый же год их проведения, и интерес к Льву Николаевичу прирос интересом к самому этому месту, к его истории.

А началось все с вопроса, почему Толстой отсюда ушел? Что заставило его в конце жизни покинуть место, которое он любил больше всего?

Это многоярусная тема, гораздо сложнее, чем просто семейный кризис, личные проблемы, конфликт из-за завещания. Например, Толстой действительно страдал от сознания того, что буквально на другом берегу пруда стоят избы с соломенными крышами, а он живет в барском доме с двумя роялями, собственным кабинетом… Были и другие, не лежащие на поверхности мотивы.

Эти мысли, поиски меня захватили, я стал приезжать в Ясную Поляну снова и снова. Каждый год, и не один раз в году. Без этого серии книг о Толстом не было бы.

Практической цели погружения в атмосферу эти поездки не преследовали. Дело в том, что, когда ты видишь реальное место события, но события, происходившего век назад, «картинка» иногда сбивает с толку. Лучше читать мемуары об этом событии, заметки журналистов того времени, чем ехать на место, поскольку все изменилось совершенно.

Например, в Астапове я побывал уже после того как был окончен документальный роман «Лев Толстой: Бегство из рая». И не жалею. Потому что Астапово, хоть и, без сомнений, сакральное место, рождает тяжелое ощущение: этот казенный домик озолинский, полотно железной дороги… Сейчас там поезда не ходят, а тогда грохотали – узловая станция же была. Кислородный баллон, который там лежит… В общем, ощущение какой-то щемящей тоски. Если бы я с этим чувством сел за книгу, оно давило бы, искажало.

- Зато в Ясной Поляне во время работы над книгами Вы бывали часто. Принесло ли это место какие-то открытия?

- Конечно, множество деталей обретает смысл только тут. Например, читаешь в дневнике Толстого, что он шел из дома, чтобы разбудить кучера, через сад и заблудился. Потерял шапку, вернулся, взял фонарь… Все это трудно верно интерпретировать, пока не увидишь, какое незначительное расстояние на самом деле от дома до кучерской. Вот тогда только представляешь, какая же непроглядная тьма была в ту ночь, раз на таком отрезке Лев Николаевич умудрился заплутать в саду, который сажал своими руками!

И таких мелких деталей усадьба мне подарила много.

- А любимое место у Вас здесь есть?

- Не могу выделить именно любимое, но есть особые для меня, знаковые места. Например, мне нравится сравнивать могилу Льва Николаевича и семейное захоронение Толстых в Кочаках.

Это – очень точные посмертные образы супругов: Толстой лежит один, в лесу на краю оврага, и к нему непрерывным потоком идут люди; редкий случай, чтобы там никого не оказалось… А Софья Андреевна покоится на маленьком церковном кладбище и «собрала» вокруг себя семью…

И сразу все становится понятно.

- Появление в Ясной Поляне музея в большой степени заслуга Софьи Андреевны. А как Вы полагаете, сам Лев Николаевич был бы рад, что сегодня в его усадьбе столько посетителей?

- Мировоззрение Толстого очень индивидуально, при этом весьма радикально. Ведь он же себя в лесу завещал похоронить не потому, что хотел, чтобы туда шли потоком люди. Он хотел, чтобы это было как можно скромнее. А в результате получился некрополь, который знают во всем мире…

Так и с музеем. Толстой вряд ли хотел бы, чтобы был музей – это почести своего рода. Но его и спросить не довелось. И Софья Андреевна, несомненно, понимавшая это его нежелание, но все же ратовавшая за музей, была права с общечеловеческой точки зрения.

Она сохранила все реликвии дома Толстых, и в этом видела, в определенной степени, свою миссию. Когда муж ушел, да еще с таким общественным скандалом – фактически, бежал от нее, лишив прав на издание своих сочинений, чем ей еще было заниматься после этого?

Вся ее жизнь – посвящение Толстому. И, создавая этот музей, она продолжала жить.

Басинский_портрет 2.JPG

- Лично для Вас каков Толстой? Каким Вы его представляете?

- Конечно, в преклонном возрасте. Толстой принадлежал к тому типу людей, которые, старея, становятся только интереснее. Я бы даже сказал, красивее. Лев Николаевич чем более поздний, тем более прекрасен. И во всем мире его представляют именно так – с сединами и расчесанной надвое бородой.

Толстой – близкий для меня тип личности. Мне нравится в нем независимость взглядов на современность, историю. Я-то себе, допустим, такого и не позволю: критиковать Шекспира, к примеру, или отрицать церковь. А Толстой мог себе это позволить, и эта его свобода, это умение не быть ничем связанным в своих мыслях мне очень нравится. У него не просто аналитический, но критический был склад ума.

- Изучая жизнь Льва Николаевича, часто ли вы были с ним не согласны? Осуждали ли Вы его за что-то?

- Я не согласен с его отрицанием церкви. Не согласен с отрицанием государства. Это такой анархизм, который был бы очень опасен, стань он глобальной доктриной. Как внутреннее мироощущение это возможно, но лично я не готов это прожить. Хотя немало людей живут по толстовским принципам – я знаю, кстати, таких: не едят мяса, не женятся, читают философов, Евангелие, самого Толстого и соблюдают вычитанные догматы.

- То есть, если бы Вам довелось жить в одну эпоху с Толстым, рьяным «толстовцем» Вы бы не стали?

- Нет, точно не стал бы. Хотя духовно, повторю, он мне близок. И во многом, считаю, Толстой был прав. Более того, мир принимает его правоту. Россия отказалась от смертной казни – того, о чем «не мог молчать» Толстой, и по всему миру постепенно отказываются. Сегодня сплошь и рядом можно видеть примеры вегетарианства – на это идут отнюдь не только толстовцы. Религиозная толерантность – тоже из идей Толстого, предлагавшего «совместить наложением» все религии – в чем они совпадают, то правда; в чем расходятся – ложь. Детская, на самом деле, мысль, но гениальная, ведь во всех религиях, действительно, присутствуют общие моменты, а религиозные войны и конфликты ведутся на почве того, в чем верования разных людей расходятся.

- Возможен ли Толстой в современной России?

- Нет. Ни Толстой, ни Достоевский, ни многие другие. И нужно понимать, что в этом нет трагедии. Греки же не переживают, что у них не рождаются новые Гомеры и Эсхилы, их устраивают современные поэты и драматурги. От итальянцев мир не требует нового Леонардо да Винчи. И нам не нужно переживать, что у нас нет – и не будет – новых Толстых, а будут созидатели и новаторы другой эпохи. Я сейчас крамольную вещь скажу, но, может быть, «Толстой» в контексте нашего времени – это Билл Гейтс или Марк Цукерберг. Условно, конечно. Теперь другие люди управляют умами мира… И так на каждом витке истории. Цивилизация меняется, и не надо требовать от нее, чтобы она вновь рождала те же фигуры. И не нужна новая «Анна Каренина» - нам хватит одной, которую еще бесконечное число раз будут читать и экранизировать.

- Если бы у Вас была возможность поговорить с Толстым, о чем была бы эта беседа?

- Если честно, я боюсь разговора с Толстым. Он был уникально проницателен, видел людей насквозь. Его невозможно было обмануть… Я бы на разговор с таким человеком не решился. Вот послушал бы его с удовольствием.

- Ваше мнение: в каком возрасте надо читать Толстого? И с каких произведений начинать?

- Немало копий сломано в спорах о своевременности и необходимости толстовской классики в средней школе, но лично я – категорический противник исключения «Войны и мира» из школьной программы. Российский школьник, получив аттестат зрелости, должен знать, кто такие Наташа Ростова, Андрей Болконский, Пьер Безухов…

В детстве должны присутствовать сказки и были Толстого, в младшей школе – «Севастопольские рассказы».

Конечно, современному подростку читать Толстого непросто, у него иное восприятие текста, он ментально отторгает длинные фразы, твиттерное мышление мешает дочитывать до конца… Но, во-первых, дети детям рознь, а во-вторых, иметь представление об этих книгах необходимо. Позор для русского человека путать Татьяну Ларину с Наташей Ростовой. В Европе засмеют.

- Если бы Вы выбирали жизненное кредо, какая цитата Толстого могла бы им стать?

- Мне очень нравится его утверждение: «Человек обязан быть счастлив. Если он несчастлив, то он виноват. И обязан до тех пор похлопотать над собой, пока не устранит этого неудобства или недоразумения».

На самом деле, философия Толстого нацелена не на самоистязание, а на счастье. Если ты любишь других, и люди любят тебя, то ты счастлив. А если ты их не любишь, завидуешь им, то счастлив не будешь. Именно это надо исправлять. Я так это высказывание понимаю.

- Исчерпана ли тема Толстого в Вашем литературном творчестве, или будут еще книги?

- Будут, и уже скоро. Сейчас я работаю над книгой «Подлинная история Анны Карениной». Это – не разговор о прототипе и не история работы Толстого над произведением.

Мне хочется рассказать, что на самом деле происходит в этом романе, который многие наши современники, к сожалению, воспринимают по киноверсии. Есть, бесспорно, киноверсии гениальные, но все-таки кино не способно полностью освоить этот роман.

Приведу такой пример: в ряде популярных киноверсий Каренин отказывает Анне в разводе. И все, смотревшие их, убеждены, что так все и было. А ведь Алексей Александрович не только согласен был дать развод, но и готов был взять на себя вину жены в измене. В этом случае он никогда не смог бы жениться, а она могла бы выйти замуж. Был такой момент! Но Анна отказалась от этого по непонятным причинам и уехала с Вронским за границу. А вот, когда она вернулась, ситуация уже изменилась…

И этот эпизод очень важен, поскольку характеризует Каренина совсем с другой стороны, меняет представление о нем.

Таких моментов, о которых люди, давно читавшие роман, попросту забывают, очень много. Что Анна по происхождению княжна, а Каренин не очень богат и карьеру сделал только умом и трудом. Что первый танец Анны с Вронским – не вальс, а мазурка – именно ее осталась лишена Кити, и те, кому известен «язык танца», совсем иначе увидят разыгравшиеся между героями страсти…

Может быть, кто-то заново откроет для себя «Анну Каренину».

- Когда читателям ждать новую книгу?

- Думаю, уже к концу этого года.



_________________________________________________________________________________

Басинский 1.jpgБасинский 2.jpgБасинский 3.jpgБасинский 4.jpgБасинский 5.jpg

Лев Толстой: бегство из рая (2010)
Подробная реконструкция последних дней Льва Толстого с его трагическим уходом из Ясной Поляны. Книга построена на документальном материале, автор стремится разобраться в причинах толстовской драмы.

Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды (2013)
Книга прослеживает историю взаимоотношений знаменитого писателя и любимого в народе священника того времени, ставших антагонистами.

Лев в тени Льва. История любви и ненависти (2015)
История драматичной судьбы третьего сына Льва Толстого – тоже Льва, который в полной мере испытал, каково это – быть потомком гения.

Лев Толстой – свободный человек (2016)
Новый опыт толстовской биографии – в книге можно найти множество интересных фактов, которые позволяют более глубоко раскрыть и понять личность писателя и его судьбоносные решения.

Соня, уйди! Софья Толстая: взгляд мужчины и женщины (2020)
Книга написана в форме романа-диалога, соавтором выступила Екатерина Барбаняга. Две точки зрения на жену писателя и их взаимоотношения.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий