Рекламный баннер.

Культура

10:24, 22 апреля 2019

Крепость на сваях

Пытаясь проникнуть в тайны прошлого, археологи нередко забираются в древние гробницы и пирамиды. Но мало кому известно, что тульские историки ради вековых секретов Тульского кремля смогли проникнуть под его фундамент.

Марина ПАНФИЛОВА
Сергей ЗАЦАРИННЫЙ
и из архива музея-заповедника «Куликово поле»

Дойти до основания
Раскопки в кремле проводили с 30-х годов ХХ века.
Самые масштабные были организованы в период восстановления колокольни Успенского собора, их возглавили сотрудники краеведческого музея Юрий Екимов и Сергей Зацаринный.
Экспедиция «Куликова поля» под руководством Андрея Наумова работала вместе с коллегами из краеведческого, когда создавалась ливневая канализация, строился атриум, возрождались торговые ряды.
Гораздо больше, чем предметы быта, найденные при раскопках, ученых интересовало свайное крепление фундамента старинной крепости. В самом деле, ведь кремль – по стратегическим соображениям – был построен в низине, на болотистом зыбком грунте, но на протяжении веков никакой деформации его стен не было замечено. Значит, еще в Средние века было найдено точное инженерное решение – какое?..
Первые свидетельства, подтвердившие наличие свайного крепления фундаментов Тульского кремля, были получены в ходе изыскательских работ перед началом его реставрации в 60–70-е годы прошлого века.
А когда создавалась ливневая канализация, вплоть до Упы была проложена труба диаметром 122 см. Тогда-то строители натолкнулись на дубовые сваи и основание фундамента башни. Благодаря находкам археологам удалось смоделировать схему расположения, глубину, площадь крепления. Для точности исследования Екимов и Зацаринный через ту самую трубу проникли под землю и сделали чертежи. В отчетах ученые об этом «путешествии сквозь века» не сообщают, но их коллеги рассказывают о том случае, гордясь земляками. Зато теперь известно, что при строительстве Тульского кремля для башен было использовано 22 тысячи свай, а для стен – не менее 55 тысяч штук.

Вода в помощь
Даже эпизодические раскопки на территории древней цитадели предоставили археологам свидетельства множества разновременных построек. Наш кремль был плотно заселен, о чем сообщают письменные источники. Тут были и жилые, и нежилые помещения, колодцы, храмы, торговые точки. К примеру, когда создавался атриум, нашли бывшую ореховую лавку с полуистлевшими рогожными кулями и окаменевшими орехами.
Но поселялись люди в кремле только в случае опасности. В остальное время за домами детей боярских и просто зажиточных горожан приглядывали дворники. В наши дни то и дело предлагаются проекты по воссозданию осадных дворов XVI–XVII веков, но пока ни один не воплощен в жизнь. Однако одобрена разработка подобного проекта. После завершения его необходимо будет защитить перед научно-методическим советом Министерства культуры России и доказать его соответствие исторической среде кремля.
Что же касается предложений сделать показательный раскоп и, застеклив, оставить его для экскурсантов, то археологи пока считают это нереальным.
– Весь центр Тулы находится в низине, где высоко стоят грунтовые воды, – отметил ученый секретарь Государственного музея-заповедника «Куликово поле» Алексей Воронцов. – В любой раскоп в центре Тулы снизу тотчас начнет набираться вода. Когда археологи работают, ее постоянно приходится откачивать. Так что вместо открытого участка с обзором города прошлых столетий получится пруд с лягушками.
А вот для науки, уверяет Воронцов, это скорее плюс.
– В мокром слое хорошо сохраняется органика – дерево, кожа, – поясняет он. – В сухом слое все это сгнивает, остаются лишь какие-то пятна, а тут – целые срубы, деревянная посуда, рукоятки ножей, сапоги, ремни и прочее.
Да и если отбросить этот фактор – просто раскрыть участок, где прекрасно сохранились срубы, то их прежде всего надо будет срочно реставрировать. Просто накрыть сверху и любоваться, как это предлагают дилетанты, не получится: при соприкосновении с воздухом старое дерево тут же станет высыхать и рассыплется в прах. Можно заменить воду другими веществами, вроде глицерина, такая технология существует, и дерево сохраняет свою форму, его можно потом экспонировать. Но это – дорогое удовольствие.

Давали прикурить?
Что обычно находят на раскопках в центре Тулы? Монеты, пуговицы, костяные и стеклянные нательные кресты, украшения, ключи и замки разных размеров, из чего можно сделать вывод: наши предки – люди мастеровые, оружейники – не нищенствовали, поскольку могли прокормить себя и свои семьи. Об этом археологи написали массу статей.
Но до недавнего времени в отечественной историографии не было специальных работ, посвященных анализу весьма необычных находок: помимо бытовых вещей в слоях, относящихся к XVIII–XIX векам, было найдено много курительных трубок. Об этом пишет сотрудник музея-заповедника «Куликово поле» Мария Воронцова. Археологам удалось собрать сведения о 102 подобных предметах, найденных на территории Тулы. В настоящее время они хранятся в музеях.
Вплоть до начала правления Петра Великого за курение трубки можно было получить самое суровое наказание – ссылку в Сибирь, несколько ударов палками и даже взойти на плаху. Когда же император начал пропагандировать европейские ценности, табак стал доступным для аристократии. Новая привычка быстро упрочила свои позиции благодаря пристрастию самого Петра к табачному дыму.
С тех самых времен трубка представляет собой предмет культа. В ходе раскопок в Тульском кремле в конце прошлого века было найдено более 200 фрагментов глиняных курительных трубок. Все они происходят из мешанного слоя, содержащего золу и битый кирпич и образовавшегося, возможно, во время строительства Богоявленского собора. Этот слой также содержал большое количество фрагментов белоглиняной и мореной керамики и гладких изразцов.
Самая ранняя из находок этого раздела в Туле – голландская курительная трубка. Были еще с чашечками в виде лепестков – «полунарцисс», чернолощеные – выполненные в виде человеческой головы.
Но наиболее интересные – так называемые турецкие «тахта-чубук». В то время как раз пошла мода на «восточный стиль», и тульские щеголи ничуть не уступали европейским денди, о которых писал Пушкин в «Евгении Онегине»: «Янтарь на трубках Цареграда, Фарфор и бронза на столе…»
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий