Рекламный баннер.

Культура

09:00, 24 октября 2014

Мир цветной и черно-белый

Мир цветной и черно-белый
 Марина ПАНФИЛОВА

Имя этого художника прежде всего ассоциируется с обществом «Бубновый валет», эпатировавшим и интриговавшим публику в начале ХХ века. И название экспозиции в галерее «Ясная Поляна» на Октябрьской – «Неизвестный Машков» – сразу привлекает внимание.

Это совместный проект музея-усадьбы «Ясная Поляна» и Волгоградского музея изобразительных искусств. Данная экспозиция небольшая, рассказ о творческом пути Ильи Машкова иллюстрируется слайдами, на которых – произведения разного периода жизни и рассказ о становлении этой незаурядной личности.
Ху­дожник, чья жизнь и творчество связаны с Москвой, родился в казачьей станице Ми­хайловской ныне Урюпинского района Волгоградской области. Со станицей связаны детские годы и первые жизненные впечатления будуще­го живописца. Илья был старшим из семи детей. Детство и юность его полны унижений. Рано отлучили от дома: в одиннадцать лет отдали в услужение крутонравым лавочникам Сумбатьянцу и Юрьеву (кто бы помнил их имена, если бы не этот мальчишка?). Позже Илья Машков вспоминал: «Изо дня в день надо было стоять на ногах по четырнадцать часов! Я все это ненавидел!» Единственной радостью было для него копировать иконы, репродукции с картин, лубки и делать «торговые плакаты» – оформлять витрины. Но когда учитель рисования Борисоглебской мужской гимназии Николай Евсеев поинтересовался у него, хочет ли учиться рисованию, он в ответ спросил: «А разве этому учатся?..»
В 1890 году Илья Машков поступил на художественное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, которое окончил только в 1917 году: много работал, путешествовал по миру.
Когда в 1910 году Илья Машков послал несколько своих картин в Париж на Осенний салон, там известный меценат Морозов по совету Матисса купил его натюрморт «Синие сливы». В этом же году несколько участников выставки «Золотое руно» решили провести в Москве выставку «Бубновый валет». Илья Машков был в числе организаторов.
Один из самых авторитетных в то время критиков Александр Бенуа писал о входящих в сообщество Машкове и Кончаловском: «Вот два здоровых, крепких, простых живописца. А от них люди до сих пор отворачиваются с негодованием. Одних коробит то, что изображают они такие «недостойные вещи», другие ужасаются какой-то грубостью приемов, третьи видят здесь то самое озорство, которым все раздразнены и обозлены». Какие же «недостойные вещи» писал Илья Машков? Гиперболизируя силу и добиваясь особой звучности цвета, он допускал в своих этюдах самые смелые колористические сочетания. Желтизна его лимонов просто ослепляла. Тыквы казались оранжевыми, как солнце. А алая мякоть арбузов напоминала живую плоть. Вся его мастерская была увешана этюдами, в которых он любовался не только самими очерченными черным контуром предметами, но и их формой, фактурой, тоном. Созданные им в 1924 году натюрморты «Снедь московская. Хлебы» и «Снедь московская. Мясо, дичь» стали своеобразными эпическими символами московской жизни того времени. В них есть не только обобщенный образ, колорит, но, кажется, даже аромат той эпохи.
Переворот 1917 года раздавил множество избранников муз, но Машкову помог реализоваться: он стал выдающимся советским живописцем, отважным новатором, просветителем, педагогом, мастером мирового уровня.
Свой творческий путь художник завершал, как говорят в таких случаях, на боевом посту: в 1942–1943 годах он писал и рисовал портреты участников Великой Отечественной войны и служащих госпиталя в Первом Московском коммунистическом госпитале в Лефортове – их можно увидеть на выставке в галерее «Ясная Поляна», где представлены также натюрморты из цветов и наброски обнаженной женской натуры.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

Полный вперед!

20 октября, 19:58

Доброе место

17 октября, 09:00