Рекламный баннер.

Культура

01:14, 19 июня 2022

На картине я вижу судьбу. Как психолог нарисовала биографию женщине в красном

– Маленькая женщина, но массивные деревья, темный лес, но яркий закат – все это так красиво и... – И она путана, – перебил психолог восхищающегося зрителя.

Почему мы воспринимаем искусство по-разному? Физиологически – никаких препятствий, чтобы в нарисованном кусте видеть просто куст, но нет. Возможно, призму мировидения мы выбираем вместе с предназначением, с профессией.

Чтобы наглядно это показать, работники Тульского музея изоб­разительных искусств решили пригласить людей разных специальностей и попросить их поговорить о картинах. 9 июня в стенах выставочных залов оказались психологи: Надежда, Валерия, Ольга и Виктория. Возглавила небольшую группу магистрантов Светлана Пазухина – доктор психологических наук.

Изначально для анализа гости выбрали полотно Николая Крымова «Женщина в красном». Впечатляющий пейзаж: огромные деревья окружили поляну и стоящую на ней маленькую лавочку, женщина в ярко-красном платье сидит и смотрит на уходящие лучи солнца. Психологи стали вокруг произведения и принялись рассуждать.

– Наша задача – анализ настроения, эмоций, того, какие мотивы двигали художником при рисовании. Мы думаем о том, что могут означать объекты, та экспозиция. Первый вопрос: «Какое общее настроение и какую эмоцию передает картина?», – дала толчок Светлана Вячеславовна.

– Таинственности и предвкушения.

– Загадочности и тепла.

– Волнения, – послышались ответы студентов. Еще немного поговорив об основном, группа пришла к выводу, что это лес на краю деревни, период перед заходом солнца. Поняв, с чем конкретно работать, гости приступили к профессиональной дискуссии:

– В первую очередь, подключим психоанализ. Что значит лес таком понимании? – начала преподаватель.

– Это загадка. По книгам Юнга, лес – бессознательное. Это неизведанное сидящей на скамье женщины, – ответила Виктория.

– Верно. Здесь два варианта. Либо деревья имеют отношение к женщине, и, как правило, художники не изолировали героя от природы. Второй момент, лес – это мир автора картины. Есть в психологии метод герменевтики, который помогает понять создающего даже лучше, чем он сам думал. Он рисует от фантазии, от души, а мы эту душу ищем. Какая она?

– Думаю, тут можно определять уже по направлению картины. Обычно говорят, что лево – это прошлое, а право – будущее. И более затемненное у нас грядущее, оно непонятное, – рассуждала Ольга.

– Теперь как мы видим эту женщину?

– Судя по платью, она из XVIII–XIX века. Женщина средних лет, около 30 лет. Если присмотреться, ее прическа довольно сложная. Молодая была бы с распущенными волосами, – ответила Надежда.

– Ее поза закрытая, скрещенные руки. Лицо не прорисовано, но понятно, что она кого-то напряженно ждет. И ждет из прошлого, ведь смотрит влево, – включилась в беседу Валерия.

– Правильно. И еще, посмотрите на скамейку. Она заняла лишь ее край, оставила место кому-то. Кого она ждет?

– Мужчину, судя по платью. Красный – не повседневный цвет. Она нарядилась, – снова добавила Валерия.

– А вы видели в то время женщин в красном? На первом свидании такое не носили, она близка с тем, кого ждет. Красный – цвет страсти наряду с опытом. Если углубиться в историю, такое носили женщины легкого поведения, – заключила Светлана Вячеславовна.

– Отлично. Еще поговорим о заборе. Он в психологии – символ защиты, его наличие на картине – признак того, что безопасность ей нужна. И, если сопоставить все то, что мы видели ранее, можем сказать, что ее собеседник, скорее всего, не придет, – заключили студенты.

Неоднозначным для психологов оказался ответ на вопрос, нравится ли автору его героиня.

– Нет и да, я объясню, почему, – начала Светлана Вячеславовна. – Когда мы с детьми рисуем злую и добрую волшебницу, хорошей они прорисовывают все, каждую деталь. Наша же героиня размыта. Но при этом она в ярких цветах, что говорит о симпатии.

Сядь в ее позу и покажи агрессию

Заведующая отделом музейной педагогики Елена Балаева предложила гостям музея обойти всю галерею и подумать о заметных изображениях.

Внимание сразу же привлекли два полотна Петра Кончаловского: «Портрет актрисы Визаровой» и «Портрет С. П. Кончаловской». Для их анализа психологи прибегли к необычному для музейных работников методу. Преподаватель поручила Надежде взять стул и сесть по очереди в обе позы изображенных женщин, при этом давая рекомендации: «Злись на нее, покажи презрение!» для первой картины и «Ты зажата, правильно» – для второй.

Путем анализа позиций группа смогла описать характеры реальных людей и, судя по историческим фактам об актрисе, через подсознание художника прочесть ее действительную биографию. Желанного успеха у женщины и правда не было. При этом помогало рассуждать не только наглядное изображение Надежды, но и ощущения девушки, внезапно ставшей моделью для психологических дискуссий. Находясь в позе нарисованных женщин, она испытывала их возможные чувства.

Оживим картины для спасения детей

В процессе работы Светлана Вячеславовна поделилась идеей своего со студентами будущего проекта «Ожившие картины»:

– Это относится к нашей акции по профилактике асоциального поведения. Мы поднимем проблемы подростков и молодежи через рисунки. Ранее уже анализировали танцы, их невербальные сигналы. В хип-хопе – это жесты унижения и оскорбления, ругательства, переведенные в движения. А такой вид танца сейчас самый популярный. В отношении изобразительного искусства мы также возьмем рисунки с людьми, восстановим их, как уже делали сегодня, но уже детально и выявим девиантов их создателях».

В конце путешествия психологов по выставочным залам Елена Балаева поблагодарила их за полученный опыт.

– Ваш анализ помог картине обрести сюжет. И это в ту эпоху написания, когда форма над ним преобладала.

– Все это потому, что мы ищем жизнь, а не холодную красоту, – заключила доктор наук.

Екатерина БАКШАЕВА

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий