Рекламный баннер.

Культура

13:53, 18 февраля 2019

От толстовских мест – к китайской границе

Геннадий ОПАРИН

В 2018 году Россия и все читающее человечество отметили 190-летие великого русского писателя, классика мировой литературы графа Льва Николаевича Толстого, а в 2019-м исполняется 210 лет со дня рождения графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского. Два этих невероятно талантливых человека каждый по-своему шли по жизни часто одними и теми же дорогами и мечтали, каждый по своему разумению, о процветании своего Отечества.

В знакомом всему миру толстовском «атласе» есть одно мало известное широкой публике место, которое при внимательном рассмотрении заслуженно обретает собственную, дарованную Ее капризным величеством Историей, заслуженную «вселенскую» масштабность. Старинное трактовое село Сергиевское...
Толстой часто бывал здесь по разным надобностям. То проездом на юг в свои чернские имения, то в гости к Тургеневу, то по торговым делам к местному купцу Черемушкину, то на широкую Сергиевскую ярмарку c записной книжицей – за бойким народным языком, а по молодым годам – и в роскошную библиотеку князей Гагариных за литературными новинками.
В толстовской литературе, в частности в «Анне Карениной», сергиевские мотивы и персонажи не единичны. Среди ряда литературоведов бытует мнение, что образ новой, после крестьянской реформы 1861 года, российской буржуазии с повадками молодых хищников, выведенный в лице купца Рябинина, списан с сергиевского знакомца Льва Толстого купца Черемушкина, который, пользуясь отсутствием торговой хватки и оторванностью от жизни дворян-помещиков, беззастенчиво их грабит. А описание в романе возводимой Вронским больницы, как и предыстория ее постройки и даже целевое предназначение, – точная копия бесплатной лечебницы для крестьян, построенной в селе Сергиевском князем Сергеем Сергеевичем Гагариным.
Но самое поразительное, что в конце 70-х годов, через четверть века после назначения Муравьева губернатором в Восточную Сибирь, Лев Николаевич задумывает новую, не менее масштабную, чем «Вой­на и мир», вещь о «силе завладевающей». О великом покорении Юго-Восточной Сибири «до границы с Китаем» не силой оружия, а сохой и плугом простых русских крестьян-землепашцев.
Уже в предыдущем романе «Анна Каренина», быстро ставшем невероятно популярным, устами своего самого биографичного героя Константина Левина Толстой неоднократно повторяет свою личную сокровенную мысль о предназначении России. О том, что главное призвание русских – это мирное завоевание необъятных восточных пространств. Но задуманному роману не было суждено увидеть свет…
И здесь нас поджидает одна из тех невероятных метаморфоз времени и пространства, о которых я говорил прежде, – то откровение великого автора, которое помогает нам через 190 лет после его прихода в мир по-новому этот мир осознать. Обрести его понимание уже через свое время, пространство и историю…
В нашем общем для нас всех российском времени и пространстве этот замысел все-таки был осуществлен, только не самим Львом Толстым, а человеком, близким его предкам по матери, семье князей Волконских – Николаем Муравьевым. А начало этого одного из величайших в истории империи романа, развернувшегося не на книжных страницах, а на бескрайних просторах Восточной Сибири до самых границ Поднебесной, было положено в то время, когда будущему классику мировой литературы едва исполнилось 18 лет.
Точка отсчета в географии и хронологии предстоящих исторических событий находилась всего в нескольких десятках верст от его родной Ясной Поляны – в старинном трактовом селе Сергиевском Тульской губернии, на почтовой станции Сергиевская около 7 часов пополуночи…
16 июня 1846 года «исправляющим должность военного и гражданского губернатора Тульской губернии» был назначен 37-летний генерал-майор Николай Николаевич Муравьев. Героический офицер Русско-турецкой войны, участник взятия Варны и осады крепости Силистра (ровно через 25 лет в осаде этой крепости примет участие Л. Н. Толстой), участник войны на Кавказе (через 13 лет там будет воевать и граф Толстой), на тот момент он стал самым молодым из губернаторов Российской империи. Через несколько месяцев первым из всех губернских начальников Российской империи Муравьев подал императору Николаю I проект освобождения крестьян от крепостной зависимости: «Опыт возможности приблизительного уровнения состояний и уничтожения крепостного права в Русском царстве, без потрясений в государстве».
Вскоре в жизни новоиспеченного тульского губернатора произошло еще одно судьбоносное событие. В заснеженный зимний день, 6 января 1847 года, в Троицком соборе Богородицка Тульской губернии Елисавета Буржуа де Ришемон (Elisabeth Bourgeois de Richemont) после крещения была наречена Екатериной Николаевной де Ришемон, а 19 января 1847-го состоялось ее венчание с исполняющим должность тульского военного и гражданского губернатора Николаем Николаевичем Муравьевым (о чем в метрической книге Троицкого собора имеется запись № 10).
Через 8 месяцев, 6 сентября 1847 года, на почтовой станции Сергиевская в одноименном селе (ныне – город Плавск) российский император Николай Павлович Романов (Николай I) поздравит тульского губернатора Муравьева, уже сутки назад назначенного Иркутским и Енисейским генерал-губернатором и командующим войсками Восточной Сибири, и даст ему первые «генеральные» наставления.
Эта встреча стала началом величайших за всю историю России преобразований Восточной Сибири и Дальнего Востока. Результаты их не перестают поражать даже избалованное новейшими средствами передвижения и связи воображение современного человека. Всего за четырнадцать лет правления этим невероятно удаленным от столицы краем бывший тульский губернатор Муравьев успел вернуть России Амурское побережье, уступленное Китаю еще в 1689 году, и установить границу между государствами по реке Амур, провести обследование устья Амура и острова Сахалин, создать двенадцатитысячный корпус Амурского казачьего войска, заселить русскими крестьянами-землепашцами и казаками левый берег Амура, основать современные города: порт Владивосток, Хабаровск, Благовещенск, Читу, порт Находка. Этот выдающийся администратор и воинский начальник сумел провести административные реформы во всей структуре государственной власти в Восточной Сибири, навести порядок в добыче золота и пушнины, организовать сбор в казну налогов и пошлин, заложить основу будущего российского Тихоокеанского флота и, что немаловажно, превратить этот удаленный от европейской цивилизации, дикий, забытый богом край в самодостаточную и процветающую провинцию, сделать его привлекательным и популярным в своем Оте­честве и далеко за его пределами.
Место, где начинался земной путь Толстого, сегодня – его всемирно известный музей-усадьба «Ясная Поляна», который ежегодно посещают сотни тысяч людей со всего света. Былая и нынешняя востребованность и популярность писателя такова, что ему установлены и продолжают устанавливаться сотни памятников во всем мире.
 Мне думается, что место, где начался путь великих преобразований Восточной Сибири, заслуживает своего музея и достойного памятника Николаю Николаевичу Муравьеву-Амурскому в старинном трактовом славном русском селе Сергиевском, а ныне Плавске, стоящем на оживленной автомобильной трассе Москва – Симферополь. Уверен, что множеству людей, проезжающих в возвращенный России Крым (когда-то защищаемый от англо-французских интервентов артиллеристом Львом Толстым), будет интересно увидеть памятник великому, до конца преданному своему долгу человеку и посетить его музей. А главное – появится ненадуманный исторический повод для налаживания и развития культурных и экономических связей между Тульской областью, регионами Восточной Сибири и Дальним Востоком. Тем более что это далеко не единственное, что нас давно и крепко связывает.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему