Культура

20:59, 04 марта 2013

От Вероны до Милана

От Вероны до Милана
Звучат чеканные реплики-афоризмы Шекспира, которыми герои в ярких костюмах жонглируют, словно мячиками. Тон – мажорный, главная тема – любовь, а действие происходит в средневековой Италии: на сцене Тульского академического театра драмы – пьеса «Два веронца». Московский режиссер Анатолий Бейрак отметил, что, начиная репетиции, поставил перед собой задачу избавить зрителей от тоски и пессимизма. – С тульскими актерами было очень приятно работать: они талантливы, прекрасно чувствуют материал, мы вместе смогли создать на сцене мир, полный авантюризма, легкомыслия, где все живут чувствами, но все это – не всерьез, – рассказал Анатолий Александрович. – Хотелось показать радость бытия, потому что сегодняшний день делает нас равнодушными, но равнодушие и художник – вещи несовместимые, к творчеству способны лишь люди, верящие в жизнь, заряженные ею... Постановщик не стал осовременивать действие, как это часто происходит в последнее время, придумывать сложные идеологические концепции. Главная тема – любовь, дружба и... предательство. Спектакль сразу захватывает зрителя в плен, когда все персонажи выходят на просцениум и два слуги-шута, Спид (Сергей Сергеев) и Ланс (его в двух составах играют Борис Заволокин и Тимур Курбангалиев), объявляют начало – чуть насмешливо, словно предупреждая: «Что наша жизнь? Игра!» А потом публику увлекают мощные, безудержные страсти героев: Валентин (Сергей Пыжов) и Протей (Дмитрий Чепушканов) заряжают все вокруг такой энергией и жизнеутверждающей силой, что они словно переливаются в зал. Первый бурно вторгается в каждую сцену, еще не зная Сильвию (Лариса Киеня), он уже влюблен в Женщину, как это бывает у шекпировских героев. Он смеется над другом, попавшим в плен, но вскоре и сам покоряется. Даже место действия словно предначертано любовью: хоть противники и собираются при дворе герцога Миланского (Виктор Ананьин) по своему желанию, но их словно неведомыми чарами приводит сюда красота героини. И Валентин, и Протей, и Турио (Андрей Нецветаев) слетаются в одно место, и этот мотив здесь не случаен. Спектакль – о поре любви, и не потому ли был он поставлен накануне весны? Женихи похожи на колоду карт, которая причудливо тасуется, актеры играют легко, слаженно, и у каждого своя примета. По пылу и темпераменту зрители сразу отличают Валентина – за блестящую лепку образа благородного красавца, за портрет, в котором сочетаются и характер, и эпоха, и все женские мечты о принце на белом коне. На его фоне меркнут и расфранченный подобно павлину Турио, не расстающийся с зеркальцем, и хитрый как лис Протей, легко изменяющий возлюбленной. Понятно, кому отдаст сердце Сильвия, капризная дочка правителя Милана: она трепещет, чувствуя противника, ей равного, хоть и не хочет сразу сдаваться. На ее фоне другая героиня, покинутая Протеем Джулия, кажется несколько анемичной. И шутливо перебирая возможных женихов со служанкой (Марина Борисова), как фрукты в вазе, и в минуты счастья, а потом и разочарования она кажется более спокойной, чем остальные, что не очень вяжется с общим нарочито шумным настроем. Интересны декорации, созданные столичной художницей, лауреатом премии имени И. Смоктуновского Надеждой Яшиной. На заднике сменяются по ходу действия сад, городской пейзаж, день, ночь, а в центре сцены – башня, трансформирующаяся то в покои герцога, то в замок, где томится в заточении героиня. Вокруг нее постоянно перемещаются четыре телеги, которые становятся чем угодно в исполнении актеров. Это может быть пирс, скамья, изыс­канная мебель, но, по сути, они – символ дороги, которую каждый выбирает для себя. Стремительный темп действия меняется, когда герои исполняют свои арии, в которых удачно сочетаются сонеты Шекспира и музыка, написанная композитором из Москвы Ириной Кузнецовой: комедия преображается в лирический мюзикл. «Два веронца» – первая романтическая комедия Уиль­яма Шекспира, в отличие от «Комедии ошибок» и «Укрощения строптивой», написанных в стиле фарса. В данной пьесе чередуются серьезные сцены с явно шутовскими, эта пара героев выписана автором с такой любовью, что порой они контрастируют с остальными персонажами. Недаром даже Энгельс писал, что «один только Ланс со своей собакой стоит всех героев немецких комедий, вместе взятых». Эту роль, кстати, в свое время с успехом сыграл Владимир Этуш на сцене театра имени Е. Вахтангова. В тульской постановке актеры вместе с режиссером смогли привнести в суховатый английский юмор нашу, исконно русскую тематику. Удачно найденные интонации, жесты, то, чего не почувствовать, читая книгу, приближают историю, написанную, по мнению исследователей творчества этого автора, в 1594 году, к сегодняшней публике, при этом помогая им перенестись на несколько веков назад. 
Марина ПАНФИЛОВА 
Фото - Елена КУЗНЕЦОВА

Ранее на тему

Магия танца

01 марта, 10:14

Отдыхать хотят все

01 марта, 10:12

Поле творчества

01 марта, 10:11

На эту же тему