Рекламный баннер.

Культура

13:11, 26 октября 2018

Под покровом веков

При беглом взгляде манекены, наряженные по деревенской моде позапрошлого века, кажутся живыми: покатые плечи укрыты яркими шалями, платок повязан на голове так, будто скрывает шелковую реку длинных волос. Экскурсовод Валерия Ситникова тоже выглядит живописно, правда, одета горожанкой – из тех давно минувших времен.


Юлия МОСЬКИНА
Елена КУЗНЕЦОВА

Выставку «Полотно. Покров. Платок» в Центре народного творчества ОЦРИНКИТ готовили полгода, объединив в экспозицию традиционный текстиль конца XIX – середины ХХ века из фондов краеведческих музеев Ясногорска, Волова, Узловой, Крапивны и частных коллекций, дополнив звуками деревенского праздника, мультимедийным показом, мастер-классами по ручной набойке и созданию древнего головного убора. Но все же самый главный экспонат тут – это факты: серьезные и забавные, полузабытые, редкие.
– Мы говорим на темы, которые редко сейчас поднимаются. В вихре повседневных забот не каждый сумеет найти время, чтобы почитать о старине. А если и читает, не все источники хороши, не вся информация достоверна, – уверена Валерия Ситникова. – Мы же рассказываем, как было в действительности, и показываем реальные артефакты. Как иначе, ведь общая наша задача – хранить и развивать традиции, чтобы передать будущим поколениям историю своего народа, глубокую и мудрую.

От египтянки до славянки
Еще до того, как появились цветастые четырехугольные платки (это произошло в XVIII веке), девушки покрывали волосы домотканым полотном – назывался такой головной убор убрусом или намиткой. И хоть с виду драпировка проста и изящна, в ее выполнении без ловкости рук никак не обойтись. Народный мастер, специалист отдела декоративно-прикладного и изобразительного искусства Галина Чекина, вдохновившись примером древнерусских модниц, эту премудрость тоже смогла освоить – после нескольких неудачных попыток, конечно. А ведь могло и этого не быть: намитка и для музейных закромов вещь редкая.
Один такой головной убор более ста лет хранится в Российском этнографическом музее. Изучением образца занималась Мария Винникова, ученый из Беларуси. Не разрушая мудреных складок, она сумела понять и описать их принцип. По этой научной работе тулячка Галина Чекина и училась.
– При таком способе повязывания ткань обрамляет лицо, а один из ее концов, как на иконописных изображениях, покрывает плечо, – уточняет она. – Конечно, надеть такой головной убор в одиночку невозможно, и девушкам прошлого помогали матери, сестры, тети. Для повседневного ношения использовали простое отбеленное полотно, на праздник – богато украшенное вышивкой. С непокрытой головой могла ходить лишь молодая незамужняя девушка, для мужней жены показаться на людях «простоволосой» было верхом неприличия. Традиция эта настолько древняя, что ее будет неверно связывать с православием, прослеживается она в разных религиях, у разных народов. Девушек с покрытой на схожий манер головой мы встречаем даже на изображениях из Древнего Египта.

Покровитель свадеб
«Полотно», «покров» – даже сами эти слова для наших предков значили многое. Так, стародавние традиции, связанные с праздником Покрова – его с середины XII века отмечают 14 октября, – сохранились до наших дней в поговорках. Наши предки молвили: «Покров землю и девку покроет: землю – снегом, девку – платком». В народном сознании в этот день осень встречалась с зимой, а это для сельского жителя означало переход на особый зимний уклад жизни.
– Был собран урожай, сельскохозяйственные работы оставались позади, а значит, наступала пора свадеб, – поясняет Валерия Ситникова. – Летом свадеб не играли, это было время тяжелой работы в поле. Сватовство начиналось при первом дуновении зимы, а Покров-день считался покровителем свадеб.
Приносил этот праздник с собой и другие перемены. Так, все гулянья со двора перемещались в избу: с ветреных просторов к натопленной печи. По будням устраивали посиделки, и девушки, выполнив работу по дому, вместе занимались рукоделием: пряли, ткали, шили. Да и как иначе, если приданое, свадебный наряд жениха и подарки новоиспеченным родным обязаны были быть делом рук невесты.
А вот по праздникам или просто воскресеньям устраивали вечерки с песнями, плясками, играми.
– И даже игры у наших предков были не простыми, а со смыслом, – продолжает Ситникова. – Молодежи они помогали определиться с симпатиями. Дети на вечерки не допускались, ведь тут танцевали кадриль – парами. А еще играли в так называемые поцелуйные игры. Разумеется, все было целомудренно – целовали по традиции только в щеки, троекратно. Но и это было для девицы на выданье намеком – откуда ждать в ближайшее время сватов.
Важным событием была для наших предков Покровская ярмарка, куда съезжался люд деловой и рабочий – за теплой одеждой, шелком, кружевами, тканями и, конечно, шалями и платками…
– А выбрать было из чего, потому как в России работали несколько мануфактур, которые выпускали барановские, павлопосадские, колокольцевские и шуйские платки, – рассказывает Валерия.
Но если платки павлопосадские до сих пор любимы россиянками, то колокольцевские можно посмотреть только в Эрмитаже. Да и в XIX–XX веках многим только и оставалось, что любоваться ими издалека. Стоить одна такая шаль могла до 12 тысяч руб­лей, то есть столько же, сколько приличное имение.
– Именно эти платки прославили Россию на выставке в Лондоне в 1851 году. Рисунок их был сложен и изящен, за основу сюжета зачастую брался мотив «турецкого боба», сложенного из полевых цветов. Аналогов этой красоте просто не было. Впоследствии в теплых и легких колокольцевских платках щеголяли женщины из императорской семьи, – выдает очередной интересный факт Ситникова.

Махрёна с перьями
Способов повязать платок примерно столько же, сколь звезд на небе. «Фирменную» манеру этнографы обнаружили не только в каждом регионе страны, – в любом районе они свои. В Чернском платок повязывали «с рожками», в Воловском – колотушкой, а Белевский отличился махрёной – свадебным головным убором с перьями павы.
– Конечно, павлиньи перья были большой редкостью, они – гордость этого убора, – поясняет Валерия Ситникова. – Тем не менее и их девушка могла купить на рынке. Хотя, конечно, не в каждой семье была махрёна. А уж кто владел такой ценностью, не жадничал – в одной махрёне полдеревни могло сходить под венец. Кроме экзотических перьев свадебный убор декорирован «кудрявыми» перышками из хвоста селезня – чтобы невеста выглядела пышноволосой.
Специалисты с улыбкой говорят: женщине, в какое бы время она ни жила, свойственно желание прихорашиваться. Так что накладные косы из шерсти и льна, набивные подушечки и обручи из бересты, призванные создать иллюзию копны волос под платком, у наших предков были в чести. Все эти ухищрения, принадлежавшие красавицам прошлого, хранятся сейчас в музеях. Есть забавный экспонат – косичка из шерстяной кудели – и на выставке «Полотно. Покров. Платок».
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему