Рекламный баннер.

Культура

19:11, 17 октября 2016

Полвека на сцене

Полвека на сцене
 Марина ПАНФИЛОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

В сентябре не стало актера Олега Есауленко. С 1966 года он работал в Тульском академическом театре драмы, этот сезон был для него юбилейным, 50-м. Он снялся в 30 фильмах, сыграл 70 театральных ролей, итого – 100. И – только одна запись в трудовой книжке…

– За кулисами у него было прозвище Есаул, – рассказал директор ТАТД, председатель Тульского отделения Союза театральных деятелей ­Сергей Борисов. – И появилось оно не только из-за фамилии: Олег Николаевич обладал качествами, присущими русскому офицерству: верностью, достоинством и – умением всегда оставаться в седле…
Он переиграл множество ролей, были среди них современники и «люди из прошлого», герои и негодяи. А в спектакле «Филумена Мартурано», который в Тульском драмтеатре ставился дважды, Есауленко был занят тоже два раза – в роли сына главной героини, а вторично – ее друга Альфредо Доменико, седого, умудренного жизнью – таким был и он сам.
– Наверное, каждый в труппе может сказать: Олег Николаевич для меня прежде всего друг, – отметил заместитель директора ТАТД Алексей Емельянов. – Таким он был светлым, добрым, отзывчивым человеком. Ему можно было рассказать о своих проблемах – посоветоваться или попросить поддержки, причем прийти на помощь он мог в любое время суток.
Помню, мы были студентами, он вечером поднимался к нам в комнату, говорил: «Ребята, можно я просто посижу здесь?» Так он «наблюдал молодежь». Он нас по-отечески опекал, а мы его звали аксакалом, любили за невероятное чувство юмора. Помню, он шутит-шутит, а потом делает серьезное лицо и оглядывает нас. Слушателей. И если реакции не последовало, то… плохо сыграл, что ж – бывает. А потом, когда я после окончания института переместился в труппу, мы с Есауленко восемь лет были в одной гримерке. Актером он был глубоко правдивым, в любой работе не терпел фальши: очень болезненно переживал, если режиссер ставил некие задачи, которые, по мнению Олега Николаевича, делали образ ненатуральным…
Склонность к философии, умение наблюдать за людьми были присущи Олегу Есауленко с юности – как и многим актерам. Он подмечал смешное и трогательное в жизни, был не только хорошим рассказчиком, но и слушателем, а несколько лет назад выпустил книгу своих рассказов и стихов «Диалог».
Там были истории и про себя, и про близких людей.
Так, интересно узнать, что сценический дебют будущего актера театра и кино состоялся в далеком поселке Боровлянка Алтайского края, где родился Олег Николаевич. Поселение было интернациональным, там жили русские, украинцы, немцы, выходцы с Кавказа. И воспитательница в детском саду – грузинка, решила поставить собственную версию «Отелло», где пятилетний Олег сыграл главную роль – в бурке, папахе и с кинжалом в руках он лишал жизни коварную Дездемону, ушедшую танцевать лезгинку с другим. А затем в раскаянии восклицал: «Ах, зачем зарезал я деву молодую? Встань, проснись, душа моя, мы с тобой станцуем!..»
Земляки долго аплодировали, смеялись, но потом все твердили, что мальчик должен стать актером, да он и сам чувствовал склонность к лицедейству. В школе он занимался в театральном кружке, а во время службы в армии в Хабаровске играл в молодежном театре «Парус» при горкоме комсомола.
Что-то получалось, его хвалили, и Олег решился и написал письмо ­Сергею Герасимову, а потом хранил в личном архиве ответ ­Сергея Аполлинариевича, где мэтр отечественного кино по-отечески напутствовал молодого человека.
И тот решился: семь суток ехал с Дальнего Востока в Москву, волновался ужасно, боялся срезаться на экзаменах.
Обстоятельства сложились так, что он подал документы не во ВГИК к Герасимову и Макаровой, а в ГИТИС. Во время учебы девчонки часто сравнивали Олега с популярным тогда американским певцом Дином Ридом. Он не обращал внимания на эти комплименты, куда больше гордясь характерным алтайским разрезом глаз и говорил: «Мы с земляками одинаково смотрим на жизнь: у Василия Шукшина, Михаила Евдокимова (потом, уже в Туле, он добавлял к ним своего друга и коллегу Геннадия Вершинина) – эдакая хитреца в прищуре. Так что над проблемами мы смеемся, потому их преодолеваем…»
– Этого актера знала вся Тула, и не только по сценическим ролям, хотя Олег Есауленко был очень талантлив и красив, и в прежние времена, когда в фойе театра продавались снимки всей труппы, его портреты раскупались моментально. Он был человеком разносторонним: артист, писатель, библиофил, рыбак, ведущий студий и театральных кружков в педуниверситете, в школе глухих. И вообще, Олег Николаевич, как положено настоящему мужчине, воспитал прекрасного сына и двух внучек, посадил дерево – и не одно! – на своем дачном участке, где дом построен хозяйскими руками, – рассказала заведующая литературной частью театра Ольга Кузмичева.
Из воспоминаний Олега Есауленко:
«Даже в юности мое алтайское упрямство сказывалось во всем. И когда решил ехать в столицу, в театральный вуз, решил: пусть я и не так хорошо подготовлен, как столичные абитуриенты, но не сдамся и пойду до конца. Выучил стихотворение Роберта Рождественского, соорудил на голове невероятный кок и отправился на первый тур. Перед экзаменаторами держался молодцом, даже орлом: грудь колесом, голова высоко поднята, читал с пафосом, но душевно, что и решило мою судьбу. Правда, одна дама все-таки спросила: «Скажите, а что это у вас на голове?» На что я простодушно ответил: «Мне говорили, что в театральный принимают только с модными прическами…»
Студент Есауленко попал в класс к народному артисту СССР Владимиру Готовцеву – ученику легендарного Константина Станиславского. Впитывал азы профессии, старался понять характер и душу каждого персонажа, но вот Отелло, с которого начался его путь в искусство, так и не сыграл.
Хотя возможность блеснуть в классике у него была еще в студенчестве, когда на третьем курсе педагог позволил всем самостоятельно подготовить роли любимых героев. Народ кинулся репетировать Островского, Достоевского, «Вильяма нашего Шекспира», а Олег с двумя однокурсниками разыграли сценку из «Свадьбы в Малиновке». Их Яшка-артиллерист, дед Ничипор и его бойкая супруга были столь убедительны, что подуставший от всхлипов и стенаний драматических героев Готовцев хохотал беспрестанно.
Так и определилось амплуа Олега Есауленко: балагур и весельчак, в этом качестве он снимался в фильмах «Ваш сын и брат» Василия Шукшина, «Золото» Дамира Вятича-Бережных, «Свадьба» Павла Лунгина, «Узник вечного огня» ­Сергея Алленова.
«Мы с Шукшиным действительно земляки: его родное село Сростки находится в шестидесяти километрах от Боровлянки. И на съемках, случалось, вспоминали детство, юность, родных – ностальгировали, – рассказывал Олег Николаевич. – Работать было невероятно интересно: судьба подарила мне встречи с мастерами кинематографа Павлом Санаевым, Леонидом Куравлевым, Ларисой Лужиной, Натальей Варлей… Но двигаться в этом направлении, выстраивать всерьез отношения с кино я не захотел: там все статично, сыгранную роль уже не переделаешь и ничего к ней не добавишь. Все записано на пленку и остается неизменным надолго. А театр похож на живой организм: он дышит, думает, меняется, как меняются актеры, их взгляд на проблему…»
– Когда я пришла в театр, Олег Николаевич был уже корифеем, – отметила актриса Любовь Спирихина. – Мы работали вместе во многих спектаклях, и всегда восхищала главная черта в его характере, которая перекрывает все остальные: невероятное личностное и профессиональное достоинство. Даже играя небольшие роли, Есауленко вкладывал в них максимум того, что было дано ему от природы, и всегда честно работал на сцене, чем зажигал окружающих.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему