Культура

19:38, 04 февраля 2013

Последний поэт деревни

Последний поэт деревни
Мы до того притерпелись к атмосфере искусственности, эклектики и фальши, что по-настоящему искреннее, самобытное творчество действует на нас, как нашатырь на анемичную барышню. В выставочном зале Музея изобразительных искусств на открытии выставки «Поэзия русской деревни» брянского художника Василия Лаворько немногочисленные зрители ходили от работы к работе с изумленно-счастливыми лицами.
На картинах заслуженного художника РФ – сдержанные среднерусские пейзажи, как окна в мир, которого уже нет, во всяком случае мы, горожане, его не видим. Это мир обыкновенной, но одновременно – величественной непреклонной природы, многоликой, изменчивой, среди которой непросто выжить. Его герои откапывают из-под снега свои жилища, заготавливают торф, работают в поле. Изо дня в день… «Великая труженица Нина Николаевна» – так называется один из портретов, где на белой дороге в телогреечке, подпоясанной бечевкой, и в видавших виды войлочных сапожках стоит простая русская бабушка, единственная функция которой всю жизнь была – работать… На таких людях, по мнению художника, и стоит Россия. Давайте признаемся: это и есть правда.
Лаворько пишет маслом так, как пишут акварелью – быстро, на эмоциях, чувствах. Художник не прорабатывает детали, как бы приглашая зрителя к сотворчеству, в каком-то смысле его работы интерактивны. У нас возникает иллюзия соразмерности восприятия этого мира с ним – мастером. Невольно ежишься, ощущая зябкость осени, и пытаешься снять нитку паутины с лица, погрузившись в отцветающие травы его августовского луга… Обычные, до боли знакомые мотивы вызывают такое душевное волнение, будто ты был на чужбине и вот, наконец, вернулся на родину…
Слегка косноязычный, но на зависть открытый, естественный, художник говорил перед публикой простые слова: отечество, родная земля, любовь… А зрители ловили себя на том, что такие понятия уже уходят из употребления, и это – трагедия нынешнего поколения. Оставалось лишь изумляться: с помощью каких духовных техник Лаворько смог сохранить душу неповрежденной?
Ответ отыскался в одной из его работ. Кажется, она называется «На этюдах». Стог в заснеженном поле, серо-серебряный свет. И в этом стогу лицом к зрителю сидит художник, еще не успевший раскрыть мольберта. Он только пришел и решил отдохнуть на соломе. Да так и остался сидеть, завороженный плывущим светом, движением туч и начинающимся снегопадом. Ведь пропустить полет снежинки – значит пропустить единственное из истинных наслаждений…
Екатерина СЕРГЕЕВА
Илья ГАРБУЗОВ