Рекламный баннер.

Культура

12:01, 15 сентября 2017

Сила наша – в слабости...

Сила  наша –  в слабости...
 Марина ПАНФИЛОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

3 сентября Тульский академический театр драмы открыл 241-й
сезон премьерой – комедией «Укрощение строптивой» по пьесе Уильяма Шекспира, поставленной режиссером Евгением Маленчевым.

Сюрреализм, авангард, пластическая драматургия – все переплелось в этом современном, стильном (и самом дорогостоящем за всю историю театра – более 2 миллионов руб­лей) спектакле. Принято считать, что эта пьеса – о столкновении мужского и женского начала. Но Евгений Маленчев определил ее иначе.
– Я не разделяю эту историю на мужскую и женскую, – уточнил он. – Хотя понимаю, что это заложено в содержании автором изначально. Но мне кажется, что тема «Укрощения строптивой» гораздо шире, и мы долго думали, определяя для себя, что такое строптивость? Мне кажется, это не гендерное качество: каждый человек по природе своей строптив – независимо от половой принадлежности. И, как ни парадоксально, эта история именно о том, что сила наша – в слабости, как сказал Шекспир…
Главные роли исполняют Полина Шатохина (Катарина) и Андрей Харенко (Петруччо), кроме них в спектакле заняты Лариса Киеня (Бьянка), Анатолий Кирьяков (Баптиста), Борис Заволокин (Винченцио), ­Сергей Пыжов (Люченцио) и другие.
Декорации первого дейс­твия – классический «кабинет» на сцене, но не черный, а синий.
Потом зрители видят панораму из нескольких пространств, поскольку действие идет сразу в нескольких направлениях, словно раскрывается несколько пластов, развивается несколько тем.
Костюмы героев отсылают нас к персонажам итальянской комедии дель арте – шуты и коломбины творят, как и века назад. Это мир ассоциаций, когда каждый образ дает простор для воображения. Что и отметил режиссер:
– Сам сюжет не становится чем-то важнейшим в этой истории, – сказал он. – Для меня важнее ассоциации в этом сюжете, некие фантазии, сны…
– Если посмотреть портреты людей эпохи Возрождения, то многие головные словно с картин того времени, – сказала художник-постановщик Анастасия Бугаева. – Именно от этого мы и отталкивались визуально в создании образов спектакля. Здесь много синего: его глубина затягивает, как морская пучина, и потом – синий считается цветом эпохи Возрождения. С ним в костюмах контрастируют красный, белый, а в одежде персонажей старшего поколения – приглушенно-зеленый.
Бугаева выступила и как сценограф: пластика костюма подсказывает исполнителям пластику движений и тип характера персонажей. Для каждого характерен свой ритм, под который могут попасть окружающие. Так, влюбившийся с первого взгляда в Бьянку Люченцио начинает повторять ее движения – как загипнотизированный. А вот Андрей Харенко перенес сюда пластику движений своего персонажа из «Доходного места» – в осанке, в походке.
В какой-то степени это подсказка для публики: если принять темп, в котором идет каждая сцена, то становится понятным все – и ее смысл, и закрученный шекспировский текст.
Зритель постепенно попадает под этот гипноз, включаясь в ритм спектакля. И наблюдает, как Катарина, появляясь в окне, напоминает портрет эпохи Возрождения – тонкими чертами лица, позой. Но раздаются звуки трубы – какофония, дисгармония, несоответствие прелестного облика и дурного нрава.
В сцене свадьбы произносится фраза: «Окатаринился Петруччо…» Для усиления эффекта он появляется в таком же парике, как и его избранница, – весящем, кстати, несколько килограммов: какая тяжесть дурной характер!
Музыкальные инструменты на сцене – полноправные персонажи, они также ведут разговор. Оркестр на свадьбе: все звучат сами по себе, нет единого ансамбля, нет согласия среди людей.
Во втором действии Катарина словно подвешена за волосы посреди сцены – нет свободы действий, возможности проявления ее злого нрава ограничены.
А вокруг, словно в параллельном мире, происходят события из жизни других персонажей…
В Тульском академическом театре драмы к пьесе «Укрощение строптивой» обращаются вторично: в первый раз она была поставлена в 1964 году, и то была классическая постановка произведения Уильяма Шекспира.
Из занятых в той постановке сейчас на сцене только один актер – Валерий Жуков, которому полвека назад досталась эпизодическая роль. В новом спектакле он играет одного из женихов Бьянки.
– Всему свое время, – отметил актер. – Если 53 года назад состоялась классическая постановка, то сейчас современное прочтение. Да и как донести до сегодняшнего зрителя сложный, витиеватый шекспировский текст, полный ассоциаций?..
Поставленный полвека назад в Тульском драмтеатре спектакль «Укрощение строптивой» не сходил со сцены несколько лет. Какая судьба ожидает новую постановку?
Маленчев отметил:
– Я не пытаюсь всем нравиться, и более того – я уверен, что когда ты всем нравишься, это не очень хороший признак. Каждый человек выбирает для себя все в этой жизни, в том числе – зрелища. И есть часть людей, которая в принципе не принимает никакого отступления от – даже не скажу «классического», но – шаблонного варианта. А этот спектакль, эта история для людей, готовых открыть глаза, готовых видеть, слышать, не ставить перед собой заслон.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий