Рекламный баннер.

Культура

09:00, 14 октября 2016

В чем счастье творчества?

В чем счастье творчества?
Настоящим подарком тулякам в честь открытия 79-го сезона областной филармонии стало выступление Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под руководством народного артиста СССР, музыканта с мировым именем, почетного академика Лондонской академии искусств, кавалера нескольких орденов Юрия Башмета.

 Марина ПАНФИЛОВА
 Сергей КИРЕЕВ

Туляки услышали симфонию для оркестра с солирующим альтом Гектора Берлиоза «Гарольд в Италии» и Симфонию № 5 Петра Чайковского.
После концерта музыкант отвечал на вопросы.
– Юрий Абрамович, вы приезжали в Тулу шесть лет назад. За это время, несомненно, в творческой жизни «Новой России» произошли различные события. Чего стоит выступление на открытии Олимпиады в Сочи!
– Всем понятно, что Игры – это символ нашего желания быть лучшими – мощными, красивыми и молодыми. Поэтому там выступал Всероссийский юношеский симфонический оркестр. К тому же на Олимпиаде пел огромный детский хор.
Какие еще события происходили, трудно перечислить, нелегко расставить приоритеты. Но могу констатировать: нет ни одного места, города, концертной площадки, где бы наше выступление прошло, как говорится, на автопилоте. В трактовках произведений каждый раз устремляемся в их суть – во всяком случае надеемся, что так и есть. В зале публика разная: есть случайные люди, есть те, кто пришел «на имя», есть и публика, которая ходит «на авторов», но наше отношение всегда одинаковое – полная самоотдача.
– Сегодня у вас произведения в программе были подобраны беспроигрышно: Берлиоз и Чайковский.
– Да, Пятую симфонию Чайковского играют часто. Среди музыкантов бытует шутка: «Сколько симфоний написал Бетховен?» «Три!» – потому что именно эти три чаще исполняют, хотя композитор написал девять. То же самое – у Моцарта, у Россини…
Что же касается часто исполняемых вещей… Есть жаргонное слово «примочки» – штампы, известные музыкантам фокусы, которые вызовут стопроцентный успех у публики. И многие этим в молодости «болеют», даже очень талантливые, когда идут на поводу у сиюминутного успеха и сил не хватает сознательно отказаться от этого шквала оваций. И тогда получается, что успех не равен достижению: смысл, заложенный в музыке классиком, подменяется… А мы стараемся идти по трудному пути: я не говорю, что мы лучше всех – ничего подобного! – просто делаем выбор в пользу настоящего, бесконечного труда, пожизненной работы над стилем, вкусом. Если штампы выходят на первый план, они губят суть самой музыки.
В Штатах жила потрясающая писательница Генриетта Зонтаг, я недавно открыл ее для себя, и там вычитал фразу, которая запала в душу. Точно не воспроизведу, но смысл, который преломляю для себя, такой: счастье в творчестве – это умение уйти от самообмана. Естественно, в более раннем возрасте я находился под влиянием других музыкантов, что-то пошло на пользу, что-то пришлось осознанно отодвинуть, но в итоге накопил свой жизненный багаж...
– То есть в душе есть свой камертон?
– Есть. Но это тяжелый путь: понимание меры, вкуса, правды, уважение к слушателю, когда ты не разжевываешь для него смысл произведения.
Есть и еще одна опасность: превратиться в некоего сухаря, перестать любить музыку – такое с профессионалами происходит…
Но мы трудимся в постоянном напряжении: это спасает от штампов, возможных фокусов. В другом городе уже не сыграем Пятую симфонию Чайковского так, как сегодня в Туле, и никогда и нигде не сумеем повториться. Обычно мы шире делаем кульминацию, но сегодня мне показалось, что это стало для моих коллег-музыкантов привычным, они играют автоматически. Поэтому я все изменил, и они поняли – автопилота не будет.
– Некое единение дирижера и оркестра – почти мистический момент…
– Да, элемент мистики присутствует… Кстати, сегодняшним выступлением я очень доволен, сделал для себя какие-то открытия… Петр Ильич Чайковский – это самый гениальный романтик в мире! А он невероятно эстетичен и аскетичен – при всем бешеном романтизме. И чем строже его играют поначалу, тем лучше результат в финале, когда уже сложится форма…
– Юрий Абрамович, вы упомянули детский коллектив, состав которого постоянно меняется: как и где набирают участников?
– Дарования находим по всей России, а началось все так: прошлый юбилей оркестра мы решили отпраздновать не за границей, а у себя дома – это патриотично. Мы благодаря «Русскому музыкальному агентству» провели тур по 39 российским городам. А молодежный коллектив появился как-то сам собой…
– Так вышло, что вы стали дирижером благодаря Валерию Гергиеву: много лет назад подменили своего друга. Как часто – при вашем напряженном графике работы – вы встречаетесь? Есть ли у вас совместные планы?
– Мы – близкие друзья уже много лет, с тех пор когда еще и неизвестными были наши фамилии. Планы на будущее, конечно, есть: мы бесконечно пересекаемся на выступлениях, общаемся, из этого рождаются новые проекты. У Валерия Абисаловича есть фестиваль, где мы выступаем, у нас есть абонемент – в течение сезона три-четыре раза мы приезжаем и играем разные программы. Конечно, нам трудно встретиться, но дни юбилеев стараемся освобождать друг для друга – чего бы это ни стоило: действуем по принципу «сказано – сделано»…
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему