Рекламный баннер.

Культура

11:58, 26 апреля 2019

Выше – на «Октаву»

Ирина МЕЛЬХАНОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ, Сергей КИРЕЕВ

Ровно год назад на базе тульского завода «Октава» открылся творческий индустриальный кластер. Первый день рождения креативное пространство отмечает с размахом: праздничные мероприятия займут всю пятницу, 26 апреля, а завершатся они первым тульским концертом певицы Луны, презентующей альбом «Заколдованные сны» во дворе кластера.

Ждет «Октаву» сегодня и еще один подарок – пожалуй, самый протяженный по времени подготовки. В течение четырех дней московский художник Вова Nootk, работающий в жанре стрит-арт, создавал в Центральном переулке Тулы настенную роспись по эскизу, выбранному жителями города в ходе интернет-голосования.
Сегодня работа, дающая старт проекту по созданию в центре Тулы арт-квартала, завершена. А накануне с репортерской группой «ТИ» встретился автор стрит-арта.

По вопросам, связанным с собственным творчеством, Вова Nootk предпочитает представляться псевдонимом.
– Но так как общаюсь с русскими людьми, а нашему человеку для понимания важно имя услышать, к псевдониму добавляю «Вова» – Владимир мое имя по паспорту. Просят представиться – говорю: «Вова Nootk». – «А зовут как?». – «Ну, т-к, Вова».

– Значит, это не набор звуков или, что часто встречается у художников стрит-арта, последовательность «красивых» букв, а полноценный акроним (сложносокращенное слово, которое можно произнести слитно в отличие от других видов аббревиатур, которые произносят «по буквам». – Прим. «ТИ»)?
– Да, характерный русский оборот речи, сложное междометие «ну так». В разных ситуациях можно использовать в значении «дескать», «знаешь ли», «а то» или просто «да». Псевдоним я взял так давно, что уже и не помню, что именно стало определяющим при выборе. С одной стороны, мне нравилось, как можно обыграть его в записи английскими буквами. Удвоенное «о» для меня было удачной находкой – я всегда рисовал персонажей, и в теге «оо» выглядит уже как часть персонажа – два глаза. Кроме того, мне хотелось, чтобы это все-таки было какое-то русское словечко. Действительно, многие граффитчики берут иностранные, часто ничего не значащие буквенные сочетания просто потому, что визуально эти буквы удачно соседствуют. Мой вариант сочетает возможность красиво стилизовать «английскую» подпись и сохранить «русский» смысл.

– Один недостаток – произнести непросто…
– Многие не выговаривают. Однажды в Германии меня объявили как художника из Москвы по имени «Нюх». Для немцев это сочетание звуков оказалось сложным.

– А где еще вас объявляли – где можно увидеть ваши работы?
– В Италии – в городе Брешиа, в Бейруте рисовал мурал (mural (англ.) – настенная живопись, фреска, панно. – Прим. «ТИ»).

– К термину «граффити» люди уже привыкли, а это что за техника?
– Между собой общества граффитчиков и стрит-райтеров в какой-то момент условились для ясности именовать «граффити» шрифтовые изображения, а абстракции или персонажи в настенной росписи считать «мурал». У меня основная работа идет над пластикой персонажей, и, хотя здесь присутствует отсылка к граффити-бэкграунду, точнее все же будет называть мои работы «мурал».

– Ваши персонажи узнаваемы. Они всегда разные или есть те, кто путешествует с вами по всему миру?
– В эту «компанию» постоянно добавляется кто-нибудь новый, но бывает, что, спустя долгое время, «всплывает» и кто-то из прежних персонажей. У меня их довольно много. Периодами рисую тех, кто нравится мне сейчас, потом надоедают – рисую других. Я не даю им имен, они идут миксом, переплетением. Кроме того, мои персонажи – это в первую очередь пластика, форма. А она меняется в зависимости от многих обстоятельств.
– Исходите из особенностей территории, где создается объект?
– Обязательно. Опоры, типовая застройка вокруг диктуют прямые линии; пейзажи располагают к плавным. А бывает, наоборот, просится контраст. Уже на этапе создания эскиза думаешь о том, какие формы будут для этой работы органичны.

– Место создания арт-объекта в Туле изучали заранее?
– В Туле я прежде не был, но «прогулялся» по Google, изучил окружающую местность. Например, цветовая гамма росписи была выбрана исходя из того, что ее будут окружать кирпичные стены.

– А соседство кремля как отразилось?
– Я изначально подготовил три эскиза. Один из них был приближен к историческому контексту, там была отражена недавно созданная в городе набережная, использовался ряд архитектурных элементов: «теремные» крыши, купола. Другой рисунок был полностью абстрактным. Третий посвящен теме звука, в ходе интернет-голосования туляки выбрали его.

– Мурал в вашем случае – хобби или работа?
– Удачное совмещение. Я этим живу: и зарабатываю деньги, и для себя рисую с удовольствием – в Москве, в Питере, в прошлом году в Самаре стену 16-этажного дома расписывал.

– Четкая грань между искусством и вандализмом в стрит-арте существует?
– На сегодняшний день она все четче прорисовывается. Я говорю сейчас не о законности создания таких работ, тут все понятно: все, что сделано нелегально, – порча имущества. Главное изменение, на мой взгляд, в том, что все больше становится людей, не причастных к этому творчеству, которые видят в уличной росписи скорее приятный сюрприз, чем хулиганство, тем более что нелегально созданные работы зачастую выглядят более живо и органично вписываются в уличный пейзаж. В последние годы нередкой стала ситуация, когда современное кафе, бар или иная точка притяжения молодежной аудитории специально заказывает настенную роспись, а уж если она появилась незапланированно и при этом достойно выполнена, едва ли кто-то станет закрашивать. Отношение к стрит-арту в обществе стало за последние годы более позитивным.

– Каков срок жизни таких картин?
– Если не наносить им вреда сознательно, на протяжении порядка десяти лет рисунок сохранится. Конечно, оказывают влияние сезонные изменения температур и осадки, но если предварительно грунтовать поверхность и использовать свежую краску, картина может жить и два десятка лет. Немного выцветет, но, возможно, это только добавит ей шарма.

– Вкладывалось ли в вашу картину то, чего глазами не увидишь?
– Работы у меня скорее визуальные, нежели концептуальные. В данном случае смыслового «двойного дна» нет. Есть композиция из персонажей, плотно переплетенных в живую историю о звуке. Работа располагается на заводской стене «Октавы», поэтому разговор о звуке уместен. А мне, как художнику, интересны формы, которые задает ретроэлектроника.

– Вы даете своим работам названия?
– Чаще – да. Но эта картина названия не имеет.

Впрочем, в уличном искусстве редко приживаются названия, «спущенные сверху». Придет время, и имя у новой городской достопримечательности появится само собой. Пока же, выкладывая в Сеть селфи на фоне первого мурала будущего арт-квартала Тулы, можно использовать хэштэги #makeoktavagreatagain, #nootk и #nootkoktava.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий