Культура

18:50, 23 апреля 2013

Загадка последних курантов

Загадка последних курантов
Представьте, что вы оказались внутри старинных ходиков, и громкое мерное тиканье, каждые четверть часа прерывающееся мелодичными ударами колокола, слышите не из угла комнаты, а вокруг себя… Такие ощущения испытываешь, находясь в башенке одного из корпусов Тульского оружейного завода, где установлены знакомые каждому горожанину куранты. Впрочем, история этих часов доподлинно не известна никому.

Версий появления уникального механизма мы насчитали пять. В разное время их излагали сотрудники завода, краеведы, журналисты. Попробуем расположить их по хронологии.

Итак, существует мнение, что часы могли быть изготовлены на заводе в те времена, когда Тульская оружейная канцелярия поступила в ведение генерал-фельдцейхмейстера графа Петра Шувалова. Он занял этот пост при командире завода Афанасии Жукове, то есть после 1763 года. Граф Шувалов поощрял изобретательскую деятельность оружейников, при нем в мастерских завода началось производство математических инструментов, физических приборов и часов, а следовательно, вполне могли быть собраны и куранты.

Вторая – наиболее распространенная – версия гласит, что полуторатонные ходики работы неизвестного мастера появились ближе к концу правления императрицы Екатерины II. В разных публикациях называются годы 1772, 1776, 1778. Последнюю дату, в частности, приводит тульский краевед Лев Андреев в материале для газеты «Тула вечерняя» за 1994 год. По его словам, заводские куранты тогда были далеко не единственными в городе: часы били на колокольне Свято-Успенского собора кремля, на звоннице ныне разрушенного Казанского храма и на колокольне храма-усыпальницы Акинфия Демидова в Оружейной слободе (церковь Николы Зарецкого). Ежечасный звон разносился далеко окрест – застройка Тулы была малоэтажной.

Автор статьи заводской газеты «Ударник» (выпуск от 21 июля 2008 года) Валентина Киденко возражает приверженцам этой версии: в середине семидесятых годов XVIII столетия во времена Пугачевского бунта заводскому начальству едва ли было до «игрушек» – на въездах в Тулу стояли заставы, улицы патрулировали конники, благонадежные горожане получали оружие.

Киденко приводит другой вариант: часы – изобретение иностранного мастера, выполнены по заказу наследника Екатерины Павла I, взошедшего на престол в 1796 году. Павел был, как известно, поклонником Пруссии, а потому и часовым мастером представляется немец. Согласно четвертой версии, изложенной в газете «Молодой коммунар» в 1957 году, куранты изготовили мастера-оружейники начала XIX века. Ссылаясь на «некоторые данные Музея оружия», автор статьи предполагает, что механизм собрали ученики механика Павла Захавы под его руководством. Павел Захава был выдающимся оружейником, создателем уникальных станков и измерительных приборов. Изобрел он и несколько часовых механизмов, не имевших аналогов, что приводится как наиболее веский аргумент.

И, наконец, пятая версия относит куранты к двадцатым годам прошлого века. Предполагается, что, отдавая распоряжение о создании часов с боем, директор предприятия надеялся уберечь старинные церковные колокола от переплавки. Против этого предположения может свидетельствовать дата, которую видно под слоем краски на раме большого колокола – апрель, 1869. Правда, что она означает, неизвестно.

Так или иначе, документальных подтверждений какой-либо из теорий происхождения заводского хронометра нет или пока не найдено. Но, по крайней мере, доподлинно известна его послереволюционная история. Когда бы ни появились часы, все знатоки истории города и ТОЗа сходятся во мнении, что установлены они были на старом здании заводоуправления. Во время его реконструкции механизм остановили и на несколько лет убрали на склад. Решение вернуть заводу один из его символов было принято в конце 1960-х. Работа предстояла непростая: часы предполагалось установить на здании нового корпуса по улице Советской на высоте, вдвое превышающей прежнюю. Это означало, что необходимо увеличить циферблат, а соответственно, цифры и стрелки, что могло повлечь за собой нарушение точности хода. Тульские мастера с задачей справились, хотя часы и утратили прежний эстетичный вид (первоначально стрелки были резные). Зато механизм снабдили электрическим приводом, и необходимость подниматься на башенку каждые двое суток для ручного завода отпала. В остальном куранты сохранились в первоначальном виде, как и традиция их обслуживания одним из механиков ТОЗа. Вот уже без малого два десятилетия эта обязанность лежит на слесаре по ремонту гидравлического оборудования Тульского оружейного завода Александре Пахомове.

- Передали мне их в девяностые годы, когда рабочие, которые занимались обслуживанием часов, ушли с предприятия, – вспоминает Александр Васильевич. – Как-то один раз пришлось подняться в башенку, что-то починить. Руководство прикинуло и решило, что часы за мной и останутся. Никаких чертежей или инструкций не сохранилось, осваивать пришлось самому, по наитию. Хотя ничего сложного здесь нет – в принципе это обычные ходики, только добавлены куранты – большой и малый бой.

Теперь едва ли кто-то знает о «самочувствии» старинных ходиков больше мастера. – Механизм-то полностью исторический, разве что кое-какие тросы и шестеренки менялись, – рассказывает он. – Так что надо помнить, где что ломается. Изнашиваются в основном определенные узлы. И наиболее уязвимая даже не механика, а электрическая часть. Я, когда иду на работу, с улицы смотрю на время. Если вижу какой-то сбой или чувствую – что-то не в порядке, тогда поднимаюсь.

По словам Александра Пахомова, в хорошую погоду часы идут точно – верить им можно. А вот в холодный сезон ходики, бывает, отстают или убегают вперед.

– Помещение, где установлен механизм, не отапливается, перепады температур отражаются на ходе часов – бронзовые шестеренки сужаются или расширяются,– поясняет мастер. – К тому же снег, иней могут оказывать сопротивление на стрелки. Приходится поправлять, регулировать ход маятников.

Чтобы мелодичный бой курантов был слышен в шуме современного города, их снабдили электроусилителем. Каждый час установка «исполняла» аккорды городского гимна. Сейчас на центральных улицах не звучит «Тула веками оружие ковала», да и колокольный звон можно расслышать только около заводских проходных – усилитель находится в ремонте. Но, возможно, уже летом часовая башенка вновь обретет голос.

…Александр Пахомов считает, что возраст курантов превышает двести лет. И по его уверениям, еще как минимум такой же срок они вполне могут прослужить. Так что мастер готовит себе смену – двое молодых учеников регулярно «навещают» часы.

Елена КОЛОБАЕВА 
Фото Андрея ЛЫЖЕНКОВА
Все фото здесь

Ранее на тему

На эту же тему