Крупным планом

11:01, 12 июля 2022

Научите меня жить: летний лагерь помогает подросткам-аутистам закреплять бытовые навыки

Научите меня жить: летний лагерь помогает подросткам-аутистам закреплять бытовые навыки

Ирина Мельханова
Геннадий Поляков
 


- Сначала был городской интенсив – в тот год наша организация получила помещение, где теперь тренировочная квартира. Потом еще один. А потом дочка сама – понимаете, сама! – предложила мне, чтобы я отдала ее учиться в школу…

 

Расписание на каникулы

Зачем человеку каникулы? Все, кто хоть раз видел летние киноприключения Петрова и Васечкина, не раздумывая, ответят: «Затем, чтоб отдохнуть!».

Для этих подростков каникулы и летний лагерь в частности – возможность продолжать учиться. Тому, чему в школе не учат.

Вымыть пол, сварить кашу, заплести косу, заправить постель, дойти до магазина и купить хлеб… Все эти и сотни других элементарных навыков мы незаметно приобретаем в детстве, накапливаем, складываем из них, как из конструктора, более сложные умения. И все знают, что, единожды научившись ездить на велосипеде, можно без дополнительных тренировок спустя много лет сесть на него и поехать.

У людей с расстройствами аутистического спектра все иначе. Умение, достигнутое серьезными усилиями, необходимо еще и постоянно поддерживать «в тонусе». Научился мыть посуду, пользоваться микроволновкой, самостоятельно передвигаться по определенному маршруту. А потом перестал на несколько месяцев. И все можно начинать сначала…

С этой точки зрения, любые каникулы, а особенно – летние, для аутистов опасны регрессом. Жизнь меняет распорядок, действия и время их выполнения перестают быть привычными. А в довершение ко всему – на три месяца исчезает возможность общения в коллективе.

Такой «отдых» может нанести серьезный вред. И летом – даже более, чем в школьное время, детям с расстройствами психического развития необходимо быть при деле и при грамотном сопровождении, позволяющем если не приобрести новые навыки, то развить существующие или хотя бы не растерять их.

Это не значит, что каникулы в привычном понимании – с играми, развлечениями, прогулками; с новыми эмоциями и сменой впечатлений – не для них. Только вот грамотно вписать обычные детские радости в систему, позволяющую развивать коммуникативные и социально-бытовые навыки особенного ребенка, должны профессионалы. При этом оздоровительных лагерей для детей с ограниченными возможностями здоровья в России нет, а условия обычных совершенно не подходят для этих детей. 

И в 2011 году тульская региональная общественная организация «Маленькая страна – мы есть!» создала проект «Каникулы дружбы».  

IMG_7510.JPG


Квартира для тренировок

Совместно со специалистами родители разработали несколько форм проведения интенсивов для детей и подростков с расстройствами аутистического спектра. На сегодня «Маленькая страна – мы есть!» организует два типа отдыха для особых детей: загородные и городские интенсивы.

Выездные программы в Велегоже и Поленово в большей степени напоминают привычные детские загородные лагеря: спортивные, творческие, музыкальные мероприятия, походы, дискотеки, рыбалка… С сопровождением или с родителем, но в целом – по «классической» схеме детского отдыха и оздоровления.

Городской же интенсив – программа в своем роде уникальная. Базой для «лагеря» служит так называемая тренировочная квартира. В ней дети развивают бытовые и социальные навыки, имея личную зону обязанностей и ответственности соразмерно возрасту. Квартира – не «стеклянный колпак», из нее можно и нужно выходить по бытовым надобностям. В одиночку или в группе, с сопровождающим или самостоятельно, решается в каждом случае индивидуально.

- Наша цель – закрепление у ребят социально значимых образцов поведения в условиях города и развитие коммуникативных навыков, - объясняет начальник городского интенсива для молодежи с особенностями развития Алина Шеломенцева. - Проще говоря, дети не должны за каникулы отвыкнуть общения со сверстниками и не должны потерять умений, приобретенных на занятиях в течение учебного года.

IMG_7456.JPG

Городские интенсивы «Маленькая страна…» проводит в рамках социального проекта «Обычные семьи – обычные дети» при поддержке Фонда президентских грантов. В летних сменах принимают участие дети и подростки в возрасте от 6 до 18 лет. Не отказывают и тем, кто уже перешагнул рубеж восемнадцатилетия, но еще нуждается в помощи организации.

Репортерская группа «ТИ» побывала на интенсиве в разгар смены для молодежи от 17 лет. Обычно смена длится две недели, но в этом году для старших ребят она продлена до 21 дня.

Смена особенна и тем, что юноши и девушки не только проводят в лагере световой день, но и остаются на квартире с ночевкой.

- Здесь дети учатся жить самостоятельно, - рассказывает Алина Шеломенцева. - Например, готовят себе сами – сопровождающий специалист может помочь, если это требуется, но только незначительно. Стирают, убирают свои комнаты, ходят за продуктами в магазин… В этой квартире проходят смены для детей с 14 лет, но у младших задачи попроще, больше времени на организованные творческие занятия и игры с педагогами. В каникулы – летние ли, или недельные, в течение учебного года, эта квартира никогда не пустует. Первостепенная задача здесь – социализация. Идем в магазин – учимся выбирать товар и пробивать на кассе; выходим в город –приобретаем навык разработки маршрута, оплаты проезда в транспорте; отправляемся в парк – привыкаем к поведению в общественном месте… И постоянно совершенствуем навык общения. Вот, например, у нас есть Егор, которому очень тяжело давалось произношение многих звуков. А из-за того, что он постоянно с ребятами, мальчик начал тянуться к общению и стараться четче произносить слова, строить предложения. Ребята поддерживают, ждут, пока он произнесет, или специально делают паузу: «Егор, говори!», включают его в свои игры… И в этом году – мы все это заметили, мальчик стал говорить куда четче.

Пример с Егором – не единственная позитивная перемена.

Семиклассник Артем, например, долгое время держал дистанцию от сверстников, не любил что-либо делать в команде. Все сам, все по-своему.

Городской интенсив сломал лед: Артем постепенно привык к тому, что других нужно ждать, что в командной игре ты играешь не только сам и не только за себя… Сначала педагоги заметили, что мальчик стал терпеливее, когда речь шла о собственных задачах, и терпимее по отношению к другим. А вскоре и все окружающие обратили внимание – с Артемом произошла перемена.

Повышенную внутреннюю ценность для него приобрела взаимопомощь. Теперь он сам – первый помощник для других ребят. И, так уж вышло, что для наставников тоже.

К «новому» Артему дети стали тянуться и… становиться самостоятельнее. Ведь когда тебе помогает не педагог, а твой ровесник и друг, это – совсем другое дело. Это победа.

IMG_7851.JPG

 

На гору, Катюша!

- Меня зовут Катя. В лагере хорошо, я с Ксюшей отдыхаю. Мы с ней подруги, мы вместе на швею поступали. А недавно мы парк ходили, а еще мороженое сами делали. Вот это мне понравилось! И ночевать мне тут нравится. Но прошло две недели, остался один день. Он пройдет, и надо домой.

- Видите ли, - мягко объясняет Катина мама, Лидия Зайцева, - раньше интенсив всегда был двухнедельным. Когда какие-то перемены происходят, даже позитивные, ребенку это очень тяжело воспринимать. Я объясняю, что это – хорошо, подольше вместе с ребятами побудешь, интересного много. А она не готова пока принять.

IMG_7747.JPG

- Обычным детям в обычном лагере и то частенько некомфортно, скучают, домой просятся. Как у вас?

- Это первый год, когда Катя мне не звонит, не пишет из лагеря постоянно, не спрашивает, когда домой? Мне даже удивительно было, когда она ушла с ночевками утром в среду и до вечера пятницы – ни звука. Ну, думаю, спокойствие! Раз не выходит на связь, значит, все хорошо.

- Сколько лет вы в этот лагерь ходите?

- С момента создания. Это первый интенсив, который в Туле появился, еще до загородных лагерей. А ночевки – года три уже практикуем. Это исключительно полезный формат. Родители ведь привязаны к таким деткам в режиме «24 на 7», возможностей оторваться от мамы очень мало, да и самим мамам частенько страшно представить, как можно отпустить от себя ребенка в выездной лагерь? У нас ведь чаще всего проблема именно в материнских страхах, а не в детских. А тут, если что, мы всегда рядом. Сначала, когда Катя маленькой была, отдавала ее на час-два. Потом в дневную группу – с 10 до 17… В первое время – я это очень хорошо помню – мне было просто некуда себя деть, представить не могла, чем заняться, пока Катюши дома нет? Да и как она там? А теперь не представляю, как бы что сложилось, если бы не эти интенсивы «Маленькой страны…»?

- Катя сюда ходит только летом?

- Все каникулярное время стараемся обязательно заполнять. Потому, что есть у ребят с аутизмом такая особенность: навыки надо поддерживать. Если каникулярное время не заполнять организованным досугом, очень часто бывают «откаты», вплоть до потери навыка. Все родители этого больше всего боятся.

- А как же в пандемию?

- Вот это было по-настоящему тяжело. Аутисты – визуалы. Именно поэтому для них часто делают визуальные подсказки – с картинками, словами. А тут со всех сторон шла пропаганда: вокруг смертельная опасность! Я, например, не могла лишний раз выйти даже за хлебом, потому что Катя плакала и кричала, что нельзя выходить из дома, иначе умрешь. Она сама полгода за порог не выходила. Вес набрала, замкнулась… Думала, нескоро после этого вернемся к нормальной жизни. Прямо перед пандемией мы остановились на том, что ребенок самостоятельно начал ездить в школу. Целый год мы шли к этому, отрабатывали – со мной дома, в центре со специалистом. И вот только она это самостоятельно проделала, пришлось отправляться на самоизоляцию. Но нам, я считаю, повезло: после выхода из пандемии всего месяц с небольшим понадобился, чтобы наверстать прежние позиции. В прошлом году она уже снова ездила в школу сама. Могло быть куда хуже.

- А на городском интенсиве вы поддерживаете уже наработанные умения или приходите за тем, чего дома не обеспечить?

- Здесь ребята многое делают впервые. Например, специалист учит их разрабатывать маршрут. Еду можно из дома принести, а можно и самому приготовить. И самому – наравне с другими ребятами, интереснее. Дома я пыталась Катю приобщить к готовке – ни в какую! А теперь сама может пирог испечь. Духовку только я ей включаю, так мы договорились. А приготовить по рецепту может. Ребята, открою секрет, хотели к вашему приходу что-нибудь вкусненькое испечь. Но пришлось менять планы – в то время, которое вам назначили для приезда, у нашей молодежи квест в виртуальной реальности. А режим нарушать нельзя. Для любого человека важна самоорганизация, а наши дети чувствуют себя уверенно, когда есть заранее определенный распорядок. И чем структурированнее и насыщеннее он будет, тем полезнее. Такое расписание, как в здесь, поддерживать дома практически невозможно. А жаль. Мы с родителями иной раз шутим мечтательно: вот бы интенсив на круглый год…

- Видите результаты?

- У нас хорошая тенденция. Чаще всего такие дети, как мы, сначала из-за упрямства родителей идут в общеобразовательную школу, потом переводятся в коррекционную, а заканчивается все обучением на дому. У Катюши все наоборот: с домашнего обучения мы пробились в класс. Именно благодаря интенсивам. У нее опыта общения со сверстниками, да и в целом – опыта взаимодействия с кем-либо без меня, не было. Дочка это получила в «Маленькой стране…». И теперь после девятого класса идет в техникум, чтобы стать швеей. А навыки швейного дела и любовь к шитью – откуда? Тоже из «Маленькой страны…», где Катюша ходит заниматься в «мастерские»… Мы ведь с дочкой прежде жили в Плавске, а потом познакомилась с родителями таких же деток, вступили в организацию и перебрались в Тулу. Долгое время снимали жилье, недавно появилось свое… Да что об этом говорить? Катюша прогрессирует – это стоит любого преодоления.      

 IMG_7572.JPG

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий