Общество

15:25, 09 февраля 2017

1949

1949
Резонансных событий 1949 года, к которым имели отношение Тульская область и ее жители, хватало: чего стоит только реализованный атомный проект СССР и скандальный пожар в цирке. Но были и дела сугубо мирные – от восточной романтики до вечных претензий к товарам.

 Сергей МИТРОФАНОВ,
 Андрей ЖИЗЛОВ
 Из коллекции
Михаила ТЕНЦЕРА и Тульского
военно-исторического музея

Сгорел вместе со львами
За десять дней до нового, 1950 года в Туле пожар уничтожил цирк. Здание, возведенное в 1925-м (кстати, тоже взамен сгоревшего), было деревянным, так что огню не составило труда быстро распространиться. Говорили, что языки пламени видели даже на окраинах Тулы (тогда город заканчивался в районе пединститута). В пламени сгорели львы известного советского дрессировщика Бориса Эдера, который в те дни был в городе на гастролях.
Некоторые пытливые и не слишком разумные головы в руководстве отыскали в пожаре политическую подоплеку: мол, неслучайно пожар случился 21 декабря – в день 70-летия Сталина. Дошло до того, что директора цирка отдали под суд, однако, получив в качестве защитника блестящего адвоката Николая Миловидова, он был оправдан.
А новое здание цирка открыли лишь 3 сентября 1963 года – за его основу специалисты «Тулагипрошахта» взяли проект, до того воплощенный в Киеве.

Атомная бомба по-узловски
29 августа 1949 года на полигоне в Семипалатинской области состоялось успешное испытание первой советской атомной бомбы РДС-1. Тайна быстро раскрылась: уже 23 сентября президент США Трумэн объявил о том, что Советы произвели ядерный взрыв.
Ценность обретения нашей страной статуса ядерной державы трудно переоценить: наличие этого оружия обеспечило паритет с американцами и гарантировало мир на планете. Отраднее всего то, что ключевые роли в атомном проекте сыграли двое уроженцев Узловой. Первый, Леонид Квасников, в качестве разведчика собирал в Нью-Йорке данные об американском атомном проекте, о множестве определяющих технологических аспектов. В конце 1945 года он вернулся в СССР, где курировал процесс создания бомбы.
Второй, Авраамий Завенягин, был руководителем всего атомного проекта, всей производственной цепочки. Он же участвовал и в первых испытаниях: вскоре после взрыва Завенягин на машине по­ехал к месту взрыва, но автомобиль застрял в радиоактивной пыли, и возвращаться Авраамию Павловичу пришлось пешком. Можно представить, какая доза радиации была получена. Неудивительно, что Завенягин в результате умер в 1956 году от лучевой болезни.

Кто хочет в Амурскую область?
«Приезжайте к нам на Дальний Восток!». Публикация под таким названием вышла в 1949 году в январском номере «Коммунара». Это прислал письмо в газету некто М. Гришин, переселившийся со своим семейством из Тульской области на «край карты СССР». Была тогда такая мода – срываться на край света. Романтика, ощущение, что своим трудом будешь способствовать освоению отдаленных уголков Родины, понимание, что без крыши над головой и заработка точно не останешься, побуждали многих наших земляков, как поется, «сесть в любой поезд и быть как ветер». Автор послания, например, новым местом жительства выбрал колхоз «Мирный труд» в Амурской области.
«Там нас встретили гостеприимно. Сразу же предоставили дома, подготовленные для переселенцев. Мы все остались очень довольны домами и тут же вселились в них, – нахваливал Гришин Дальний Восток. – На общем собрании колхозников нас приняли в члены артели, оказали помощь в обсеменении приусадебных участков, выдали продовольственную ссуду. Все мы, переселенцы, сразу же дружно взялись за работу».
Но и там не обходилось без проблем. Колхоз отставал с посевной из-за плохого руководства председателя правления. Пришлось избрать нового – кстати, из числа новоприбывших. Результат не заставил себя долго ждать – артель вышла в передовые в районе, первой управилась с севом, сенокосом, уборочной и раньше других рассчиталась с государством по хлебопоставкам.
«У нас имеется хороший клуб, библиотека, почта, магазин, медпункт. Дома радиофицированы, а в этом году будут и электрифицированы. Живем зажиточно и культурно, – говорилось в письме. – Сейчас колхоз деятельно готовится к весне. Наш колхоз будет принимать к себе 15 семей переселенцев. Для них подготовлены жилые дома с надворными постройками».

Вода с красной подкраской
И вот ведь парадокс: на Дальнем Востоке туляки, как говорится, сворачивали горы, совершая трудовые подвиги, а вот у себя на родине люди нередко работали спустя рукава. Например, в Товарковском районе, где в 1949 году проживало множество шахтеров и где спрос на товары широкого потребления являлся высоким, предприятия местной промышленности систематически не выполняли план. А значит, и не удовлетворяли этот самый спрос. Мало того, здесь выпускали продукцию низкого качества. Например, артель инвалидов реализовала колбасу собственного изготовления. Но хорошей ее назвать было нельзя. К тому же она стоила аж на 5 рублей дороже той колбасы, что продавалась в областном центре.
«Райпромкомбинат, которым руководит товарищ Чуев, выпускает продукцию не по установленной рецептуре. Морс производства райпромкомбината – это вода с красной подкраской. Конфеты тоже недоброкачественные, – бичевал недостатки в глубинке «Коммунар». – Вместо того чтобы развивать производство, райпищекомбинат его свертывает. Так, например, здесь перестали заниматься пчеловодством. Райпищекомбинат имеет большой административно-управленческий аппарат, значительно превышающий штат рабочих-производственников, из месяца в месяц производство несет большие убытки».
Не все ладно было в то время и на почте. Так, колхозники сельхозартели «Победа» жаловались на работников почтового отделения села Иевлево Богородицкого района. Связисты несвоевременно доставляли письма и газеты, а посылки почему-то вообще не принимали. Приходилось селянам топать за 8 километров, чтобы отправить посылочку родным и близким, – и это зимой… «Отличилось» и почтовое отделение при станции Белев. Люди опускали конверты в ящик – а вот тамошние связисты не спешили извлекать их оттуда и отправлять дальше по адресу. Зато были мастера «посылать» в другом направлении – грубость с посетителями, увы, в 1949-м стала фирменным знаком Белева.
Хамили клиентам и в Алексине, только уже не на почте, а в магазинах конторы межрайторга. Мало того, там торговали недоброкачественным хлебом.
Одним словом, сферы обслуживания и торговли были в ту пору далеки от идеала. Туляки бегали по магазинам в поисках ведер, самоварных труб, топоров, тазов. И сегодня кажется странным: ну что мешало удовлетворить подобный спрос?
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему