Общество

14:24, 13 июля 2017

1956: Гришин, Киреевск, высшая мера

1956: Гришин,  Киреевск,  высшая мера
Андрей ЖИЗЛОВ
Сергей МИТРОФАНОВ
Фото из книги «Тула советская»

Туляки блеснули золотом на летней и зимней Олимпиадах, Киреевка стала городом Киреевском, а душегубы получили высшую меру.

Золото, помноженное на пять
1956 год – триумфальный для тульских олимпийцев: они отличились как на зимних Играх в итальянском Кортина-д’Ампеццо, так и на летних в австралийском Мельбурне.
Зимой два золота в конькобежном спорте завоевал Евгений Гришин, победивший на дистанциях 500 и 1500 метров.
В 1942 году он едва не лишился ноги, попав под немецкий авианалет, – спасли врачи, вытащившие больше десятка осколков. После войны Евгений, живший на улице Металлистов, чуть ли не ночевал на стадионе «Зенит», катался сам и наблюдал за тренировками конькобежцев, а затем был зачислен в секцию. Его тренером стал Яков Яковлев и уже через год привел своего подопечного к победе на всесоюзных соревнованиях школьников. А в 1947-м 16-летний Гришин, выиграв юношеские чемпионаты СССР и РСФСР с тремя рекордами страны, был включен в сборную Советского Союза. Еще через год он показал лучший результат сезона в мире. А успех, достигнутый в Кортина-д’Ампеццо, повторит четыре года спустя на Олимпиаде-60.

Гришин.jpg

Кроме Гришина отличились двое тульских хоккеистов: уроженец киреевской деревни Анненки Дмитрий Уколов и одоевец Александр Уваров. Оба стали соучастниками сенсации, которую сотворила сборная СССР, выиграв семь из семи матчей, в том числе в решающем поединке у канадцев – 2:0. Уваров на Олимпиаде забросил три шайбы, а Уколов – одну.
Летом череда побед продолжилась: вратарь Борис Разинский, который начинал заниматься футболом сразу после войны в тульском «Пищевике», завоевал золото. Правда, провел только один матч – переигровку против Индонезии (4:0). В остальных матчах в воротах царил Лев Яшин.

Киреевка стала Киреевском
28 сентября 1956 года поселок Киреевка Дедиловского района Тульской области стал городом Киреевском. Хотя подъем населенного пункта связан с добычей железной руды и угля в советские годы, история его уходит еще во времена Екатерины Великой: считается, что Киреевку основали двенадцать казачьих семей, переселившихся на окраину Дикого поля. В 1928–1929 годах возле шести окрестных шахт вырос поселок Киреевский. В 30–50-е годы в Киреевке и ее окрестностях быстро росла инфраструктура, повышалась урожайность и добыча угля. За неполные два года – с декабря 1953-го по октябрь 1955-го – в Дедиловском районе, центром которого была Киреевка, появились две новые школы, детсад, две столовые, аптека, три магазина, 120 километров автомобильных и железных дорог, более 50 тысяч квадратных метров жилья. К моменту обретения городского статуса в Киреевске проживало около 17 тысяч человек.

А ну убирайтесь!
«Дома по улице Советской № 50 и 52 бросаются в глаза своим красивым внешним фасадом. В них и квартиры хорошо благоустроены», – так лирично начиналась публикация в «Коммунаре» о том, как в 1956 году в Привокзальном районе исполняли решение исполкома горсовета «О поддержании чистоты и санитарного состояния в городе Туле». Но следом грянул гром – авторы статьи Рудакова, Лубяный и Покровский принялись отчаянно гвоздить выявленные недостатки. «А загляните во дворы домов! – предлагали они. – Глаза бы не глядели – такая там грязь. Выгребные ямы переполнены, всюду кучами лежат нажига, мусор. В этих домах живет много детей. Для них хорошо бы оборудовать площадку, поставить ящик с песком, устроить качели. Но ни домоуправление, ни сами жильцы палец о палец не ударили для того, чтобы привести в порядок собственные дворы». А дальше досталось на орехи управляющей указанными проблемными домами Сергиенко. Мол, безынициативная и ждущая указаний из жилуправления женщина махнула рукой на какие-то там решения, смирилась с возмутительными безобразиями и даже и не думает приглашать самих квартиросъемщиков убирать хлам, скалывать лед и очищать территорию от снега.
Затем влетело начальнику жилищного управления Швыдкову. Он заявлял: в районе борьба за чистоту во дворах якобы ведется, кое-где даже проведен воскресник, например в доме № 28 по улице Советской. Его слова, конечно же, проверили. Выяснилось – насочинял с три короба. «В течение всей зимы во дворе дома сваливали золу из топок цеха мясокомбината. Ветер эту золу разносит по всему двору, – критиковало издание. – Зольная пыль покрывала окна и стены домов толстым серым слоем. Разве такая уж проблема построить для золы специальный выгребной ящик?»
Выставили на посмешище даже председателя райисполкома Черкасова. Ему как-то показали письмо, в котором говорилось: двор дома № 64 по улице Ленина пребывает в антисанитарном состоянии. На что Черкасов, не особо вникая в детали, быстренько отрапортовал: уборная очищена, мусор тоже убирается. На деле же получился конфуз – никто там, как оказалось, даже и не собирался приводить территорию в порядок...

Три расстрельных дела
«Коммунар» следил и за ходом расследования нескольких резонансных уголовных дел. В частности, газета рассказывала о похождениях А. Плеханова – работника Ланьшинского карьера, расположенного в Заокском районе. Он был неоднократно судим за кражи и разбой и явно не торопился завязывать с криминальным прошлым. Рецидивист ненавидел начальника цеха Н. Коренюгина, являвшегося рационализатором и внедрявшего механизацию на трудоемких процессах. Как положительный результат – перевыполнение производственных планов. А еще Коренюгин непримиримо относился к нарушителям трудовой дисциплины, чем и вызвал вспышку гнева со стороны Плеханова. Последний в итоге убил более успешного сослуживца. Судьбу преступника решала судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда, которая вынесла суровый приговор: убийце– расстрел.
«Вышку» дали в то время и судимому за кражи В. Моргалееву. Как-то он проник в квартиру Н. Костроминой в поселке Октябрьском Дедиловского района. Злоумышленник лишил жизни гражданку, после чего прихватил ее вещи и скрылся. Вскоре милиционеры вычислили негодяя и задержали. И Плеханов, и Моргалеев кинулись после суда строчить ходатайства о помиловании. Но все они были отклонены.
Еще один расстрельный приговор вынесли в середине пятидесятых жителю деревни Новоселки Чернского района Н. Трутневу – большому любителю заложить за воротник и похулиганить. Однажды он в очередной раз напился и явился в магазин в селе Ержино. Там он стал требовать у заведующей магазином деньги, оскорбляя женщину и угрожая ей расправой. Селяне выпроводили буяна за дверь. Но скандалист не унимался. Трутневу попался на глаза тракторист Стрелецкой машинно-тракторной станции Г. Васин. В адрес механизатора посыпались и оскорбления, и угрозы убийством. Васин ушел, но в тот же день, направляясь на работу, снова пересекся с неугомонным хулиганом. Трутнев выхватил нож и зарезал тракториста.
Дело слушалось в Черни в поселковом клубе. Вердикт – ВМН (высшая мера наказания). «Присутствовавшие на суде граждане встретили приговор единодушным одобрением. Приговор приведен в исполнение», – информировал «Коммунар».

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий