Рекламный баннер.

Общество

00:00, 07 октября 2017

1959 Стадион, памятники, экспорт

1959 Стадион, памятники, экспорт
В 1959 году в Туле построили главную спортивную арену, открыли областную детскую больницу, а предприятия области отправляли за границу продукцию – от кранов до книг по цветоводству.

Андрей ЖИЗЛОВ
Сергей МИТРОФАНОВ

Народные «Лужники»
29 августа 1959 года в Туле открылся стадион «Тульские лужники» – ныне Центральный стадион «Арсенал». Поле существовало рядом с велотреком с незапамятных, еще имперских времен. А вплоть до 50-х тут располагался стадион «Пищевик» – здесь, в частности, начинал заниматься футболом олимпийский чемпион, вратарь Борис Разинский.
Решение построить большую арену по примеру московских «Лужников» предложили в январе 1958 года на областной конференции ВЛКСМ. Комсомольский энтузиазм вершил чудеса: уже в апреле решили завершить работу за год и три месяца. А для того, чтобы не сорвать сроки, Тульский обком комсомола призвал каждого отработать не менее 60 часов на стройке стадиона – почин поддержал и первый секретарь Георгий Сафронов. Работы хватало на всех: к комсомольцам присо­единились многие туляки – от пионеров до пенсионеров. Подключились и штатные строители из районов, заводы выпускали кирпичи сверх нормы. Стадион стал всенародной стройкой и удался на славу. Качественное футбольное поле и легкоатлетические дорожки, каких раньше в Туле не было, гостиница на 13 мест, летнее кафе, ресторан, лечебно-физкультурный диспансер, восстановительные кабинеты – такому стадиону завидовали в соседних регионах, приезжали перенимать опыт.
29 августа на арене чествовали всех, кто участвовал в строительстве, честь поднять флаг предоставили лучшим спорт­сменам Тульской области – летчице Лидии Леоновой, велосипедисткам Любови Разуваевой, Любови Кочетовой и Валентине Максимовой, стрелку Олегу Закуренову. А затем состоялись первые соревнования по легкой атлетике. В тот же день прошел и первый футбольный матч между сталиногорским «Шахтером» и московскими «Филями» – 1:1. А на следующий день провели уже международную встречу, в которой тульский «Труд» также разошелся миром с сирийским «Ахли Истиклялом» – 1:1.

Педиатрия
республиканского значения
Тула стала шестым городом в РСФСР, где появилась областная детская больница. Ее открыли в здании на улице Дрейера 1 сентября. Событие было настолько значимым, что о нем сообщили в центральной печати.
Советская власть с первых месяцев существования развернула широкую работу по здравоохранению вообще и детскому в частности. Постепенно удалось выправить катастрофическую ситуацию с детской смертностью и заболеваемостью. Но в 50-е годы появилась необходимость в том, чтобы дети Тульской области, живущие как в городе, так и на селе, получали качественную специализированную медицинскую помощь.
Детская больница была рассчитана на 50 коек, а также включила в себя поликлинику на 50 посетителей в день – здесь вели прием врачи семи специальностей: педиатр, хирург, оториноларинголог, окулист, ревматолог, психоневролог, стоматолог. Работы было много. Порой врачам приходилось работать в очагах заболеваемости дифтерией, полиомиелитом, сыпным тифом. Первым главным врачом стала Людмила Мясникова, которая руководила больницей до 1970 года, а параллельно исполняла обязанности главного педиатра области.

Цветы, ружья и «стиралки»
В конце пятидесятых Тульское книжное издательство выпустило книгу «Цветоводство комнатное и декоративное», которую, между прочим, иные читатели называли ни много ни мало драгоценной! Да где – в Корее! Именно туда новинку отправил ученый секретарь Тульского общества содействия охране природы и озеленению населенных пунктов Анатолий Зеленцов. А получил ее учитель Ким Сок Дин, который потом прислал другу из СССР благодарственное письмо. Послание это опубликовал в феврале 1959-го на своих страницах «Коммунар». Вот что, в частности, сообщал корейский педагог: «В садах и цветниках Корейской Народно-Демократической Республики выращиваются и ваши цветы. Они являются символом дружбы между нашими народами. Я немолодой. Но цветы возбуждают во мне чувство глубокой любви и радости. Когда я смотрю на них, мне кажется, что я с вами». Но и это еще не все. Ким Сок Дин уверял, что издание является хорошим руководством для цветоводов и даже выражал намерение перевести его на корейский язык.
Впрочем, не только книги отправляли туляки за границу в 1959 году. Например, за рубежом ждали краны, вентили и задвижки, изготовленные Мышегским арматурным заводом (ныне это алексинская «Тяжпромарматура»). А плавская «Смычка» поставляла иностранным заказчикам сепараторы для молочной промышленности. Лаптевские машиностроители готовы были выпускать для закордонных парт­не­ров электровозы и погрузочные машины. В Монголию, Чехословакию, Румынию, Вьетнам и Корею мы продавали электросамовары, «стиралки», отопительные котлы, вентиляторы, микрофоны и телефоны. А спортсмены и охотники в Польше, ГДР, Югославии и Турции с нетерпением ждали появления тульских ружей. Всего же в 1959 году продукция «Штампа», радиозавода и других местных предприятий шла на реализацию в 37 стран.

В честь революционеров
и писателей
В октябре 1959 года газета «Коммунар» объявила о том, что в городах и селах области будут устанавливать новые памятники. Так, в сквере ДК сталиногорских химиков обещали воздвигнуть монумент в честь Владимира Ленина. А на площади города Венева собирались установить памятник ныне забытым гражданам Бизюкову и Рогожину, жизнь которых оборвалась в суровый послереволюционный период. «В 1918 году в дни эсеровского контрреволюционного восстания были зверски убиты председатель Урусовского волисполкома Е. И. Бизюков и председатель Чрезвычайной комиссии, член ревкома И. М. Рогожин», – напоминало читателям издание. А в селе Екатериновка Куркинского рай­она должны были увековечить память писателя Александра Грибоедова. Бюст литератора, за изготовление которого взялся Мытищинский завод художественного литья, хотели поставить на месте беседки, в которой Александр ­Сергеевич трудился над третьим и четвертым актами нетленного «Горя от ума». В селе Красное Плавского района тоже решили установить бюст писателю, но уже творившему в советский период истории, – военкору Ивану Трусову. Его произведения печатали в свое время «Новый мир», «Октябрь», «Смена», а также зарубежные журналы и газеты... «Война перегрузила материалом: жизни не хватит, чтобы переплавить в рассказы и повести», – говаривал наш коллега по перу. Трусова, к слову, ценил Михаил Шолохов.
Исследователь Роман Стороженко выяснил, что дом в Красном, в котором жила семья Трусовых, впоследствии разобрали, а мемориальную доску, висевшую на нем (с надписью «В этом доме создавал свои первые рассказы писатель Иван Федорович Трусов»), выбросили на свалку. Ее, впрочем, удалось спасти, и сейчас она находится в одном из образовательных учреждений Тулы. А что же с бронзовым памятником Трусову? На плавской земле его открыли в сентябре 1961-го. «Родные места Ивана Федоровича много раз видели его живого, жизнерадостного, а теперь он на них смотрит бронзовым с полированного гранита и, как бы видя там своих земляков, приветливо улыбается», – произнесла на церемонии открытия памятника А. Я. Уйска-Тру­со­ва, жена писателя. Поговаривают, что впоследствии бюст украли… И тогда сын старшей сестры Ивана Федоровича Владимир Гуров изготовил гипсовый барельеф. Его и установили на постамент.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему