Рекламный баннер.

Общество

22:45, 23 мая 2012

Они защищали Родину

Они защищали Родину

– В нашем роду по материнской линии все мужчины в разные времена защищали интересы Отечества. Некоторые прошли через несколько войн, – так начала свой рассказ о предках, разложив на столе пожелтевшие снимки, тулячка Елена Родина.
Родом из Погибеловки

– Это – прадед мой, Игнат Тимофеевич Якунин. Он появился на свет в 1891 году в Орловской губернии, в деревне Погибеловке. По семейному преданию, родом он из сосланных Петром I стрельцов. Говорят, жители Погибеловки всегда были вольными и никогда не вступали в браки с крепостными. Название деревни стало для нее роковым – там давно уже ни одного дома не осталось.
А в стародавние времена Погибеловка славилась… свиным салом: поросят тут разводили какой-то особой породы, правильно их кормили, и сальце получалось розовое, нежное, аж во рту таяло. А садов в деревне практически не было, яблони росли лишь у одного дома. Понятно, что все местные пацаны лазили в чужой двор за наливными плодами, за что не раз бывали выстеганы по голым ногам крапивой.
В Первую мировую Игнат Якунин побывал в плену, работал там в сельском хозяйстве, простудил легкие и потом тяжело болел всю жизнь. Позже он женился на Аксинье Ивановне Леоновой, родившей прадеду пятерых детей. Но в живых из них осталось лишь двое – мой родной дедушка Николай Игнатьевич и его сестренка Анастасия, шестью годами моложе.
Три – число роковое
А вот что мне известно о предках по линии бабушки. Прадед, Михаил Иванович Пузиков, в 1894 году родился в Тамбовской губернии, в селе Новоархангельском. Он участник трех войн: Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной. Интересно, что цифра «три» была определяющей в его судьбе: прошел три войны, был трижды женат и вырастил трех дочерей.
В первый раз Михаил Пузиков женился на Анне Федоровне Илларионовой. Невеста ему досталась из зажиточной семьи. Было у Анюты шестеро работящих братьев, а потому жили они безбедно. Лошадь и корову имели и Михаил с Анной, но в двадцатые годы прошлого века их раскулачили, прадед обиделся на советскую власть и ушел из родной деревни в город на заработки – в Москву подался. Анна подарила супругу двенадцать детей, но выжили из них только трое, и все девочки. Рожая последнюю малышку, Анна Федоровна скончалась в 1939 году, а старшая ее дочь Вера заменила мать двум своим младшим сестренкам. Отец забрал их в столицу.
В начале войны бабушка моя, Мария Михайловна Пузикова, решила идти Родину защищать. Но Вера ее не пустила: мол, если еще и ты погибнешь, отец этого не переживет, и так скольких детей потерял. Вместо любимой Машеньки воевать отправился отец. Михаилу Пузикову было уже под пятьдесят, и на фронт он пошел добровольцем. Служил по полученной на прежних войнах суровой специальности – снайпером. И с Великой Отечественной вернулся живым, а в мирные годы успел еще дважды жениться – дочки-то уже выросли, а одному было плохо…
Сестры же попали в эвакуацию в Каменск-Уральский Свердловской области. Верочка пошла работать в дом ребенка, а Мария, желая хоть чем-то помочь фронту, устроилась на вывезенный на Урал Тульский комбайновый завод. С этим предприятием и попала потом в старинный город оружейников. И судьбу свою тут встретила – Николая Якунина.
Красавец и герой
К началу Великой Отечественной Николай успел окончить семилетку, торговое училище и даже поработал в магазине, располагавшемся в родной Погибеловке. И всю жизнь потом люто ненавидел все, что связано с этой отраслью, а когда подросла его дочь, категорически запретил ей поступать в Московский институт торговли.
В 1940-м Николая Якунина призвали на срочную и отправили служить на Дальний Восток. Дед потом всю жизнь вспоминал и бескрайнюю синюю гладь моря, и семгу, которую тут солили бочками. А горбушу вообще сорной рыбой считали…
А потом грянула война. Выстроил командир роту и говорит: «У кого образование семь классов – выйти на два шага вперед из строя!» Вы­шли Николай да друг его Ахмед Бодмаев. Направили ребят в училище младшего командного состава, и выучились они на пулеметчиков-зенитчиков.
В 1942-м попал Николай под Елец – практически в родные места, отчий дом был совсем рядом. В затишье между боями просился он повидаться с отцом-матерью, да не положено это было, не могли его отпустить. Тогда черкнул родителям письмецо, отослал да и позабыл о нем. А тут вдруг выкликают Якунина – говорят: отец к тебе пришел! Оказалось, Игнат Тимофеевич пешком добрался до линии фронта, только чтоб повидать родного сынка.
Потом Николай участвовал в боях на Орловско-Курской дуге, сражался за Киев, форсировал Днепр. Дали его подразделению задание перебраться на другой берег реки в районе деревни Толокунская Рудня, захватить и удерживать ее, пока наши не наведут понтонную переправу. Воины плыли на плотах ночью, под непрекращающимся обстрелом врага, выдержали смертельную схватку и поставленную задачу выполнили. А в восемь утра следующего дня началось генеральное наступ­ление советских войск, и Якунин был тяжело ранен в позвоночник. Так в 1943-м он попал в госпиталь, но дело молодое: быстро поправился и снова был отправлен на фронт. А всего в войну он был ранен трижды.
За форсирование Днепра и взятие Киева Якунина наградили орденом Богдана Хмельницкого III степени. А в 1944-м за мужество и героизм ему дали орден Красной Звезды. Дело было в Карпатах. Над расположением советских войск откуда ни возьмись появился фашистский «мессершмит». Николай, крикнув «Воздух!», опрометью бросился к своему пулемету и резанул очередью по самолету. На что надеялся – сам потом понять не мог, времени на раздумья просто не было. Он только видел, что «мессер» на бреющем полете парит над головами его боевых товарищей. Но произошло чудо: машина загорелась и, пролетев еще немного, грохнулась где-то в горах…
За боевые заслуги Николай также был отмечен орденом Отечественной войны двух степеней. Победу Якунин встретил в Германии, но на этом война для него не закончилась. «14 мая 1945 года наша группа пленила семь тысяч эсэсовцев, солдат и офицеров. Из них 24 полковника и генерала», – напишет позднее в своих воспоминаниях Николай Игнатьевич. А потом его вновь направили на Дальний Восток, где шли бои с Японией. Так что домой старший сержант вернулся лишь в 1946-м, после того как вышел сталинский указ о демобилизации тех, кто получил не меньше трех боевых ранений…
Сначала Николай направился к сестрам в Москву, но с работой в столице не сложилось, и он перебрался на жительство в Тулу. Устроился на комбайновый и практически всю жизнь, до самой пенсии, проработал на заводе.
В 1947-м на вечеринке в общежитии познакомился с Машей Пузиковой. Молодые, красивые, они полюбили друг друга с первого взгляда и вскоре поженились, а в 1948-м у них родилась дочка Зоя.
Жили тяжело, голодно, но выстояли. Мечтали о своем доме и смогли получить участок под застройку в районе областной больницы. Раньше это была деревня Глухие Поляны – с прудами, лесами, бескрайними полями. И дед, прошагавший пол-Европы, видевший обустроенную заграничную жизнь, был твердо убежден, что краше этих мест нет нигде на земле. Что, мол, Польша или Венгрия? Нет там простора для русской души!
Елена ПОДЛЕСНАЯ

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий