Общество

21:28, 04 марта 2014

500 блинов нашим читателям

500 блинов нашим читателям
 Юлия Греченкова
 Геннадий Поляков

«Тульские известия» отмечали Масленицу на главной площади Новомосковска. Мы предложили местным жителям интерактивную программу: спеть частушку и угоститься блинами с вареньем. А еще – совершенно бесплатно взять свежий пятничный номер газеты.

Проворно сворачиваем блин, щедро поливаем вареньем – на то, чтобы отладить процесс и поставить его на поток, потребовалось всего несколько минут. У палатки толпится народ – выдаем тарелку за тарелкой. С собой у нас 500 румяных «красавцев», забегая вперед, скажем: за три часа мы раздали их все.
– Сколько за газету?
– Почем блины?
Люди упорно не верят, что в нынешние времена рыночной экономики что-то может быть задаром.
– Для наших читателей все бесплатно, – отвечаем и передаем очередную порцию масленичного лакомства.
– Задарма не хочу, давайте за деньги, – говорит нам пожилой мужчина.
– Согласны, заканчиваем чистую благотворительность. Будем творческие способности горожан стимулировать: блины менять на частушку, – предлагает новую схему наш сотрудник Антон.
Мы тут же оповещаем о его почине очередь потенциальных едоков. Женщина с цветастым платком вместо шарфа сразу включается в игру: выйдя на пятачок перед нашей палаткой, начинает выбивать каблучками дробь и, раскинув руки, затягивает хрипловатым голосом. Поет добрых полчаса, вокруг собирается народ – просто глазеет или подключается к представлению.
– А мы не знаем частушек, но блинов хотим, – заинтересовалась происходящим группка из четырех подростков.
– Ясно, фольклор – не ваш формат, – решаем мы проявить гибкость подхода. – Пойте что-нибудь из современного или танцуйте. Принимается любая творческая валюта.
Юные новомосковцы хихикают и шепчутся – выбирают, что будут исполнять. В итоге затягивают разложенную на четыре голоса композицию про Таню, которую никто не любит. Выдаем начинающим певцам по поджаристому лакомству и советуем сколотить собственную музыкальную группу.
– Срочно выдайте два блина! Там дети Ахматову читают, – Антон вернулся с центра ярмарочной площади.
Теснящиеся поблизости школьники, видимо, смекают: продемонстрировав знание школьного курса, можно получить ощутимую гастрономическую выгоду.
– Я тоже хочу стихи прочесть, – бормочет мальчуган лет десяти. Воротник модной куртки застегнут до самого носа, из-за чего его тяжело расслышать. Он долго собирается с духом, потом тихо и сбивчиво пытается декламировать. На втором четверостишии запинается – забыл строчки.
– Двойка, – смеемся мы, а парень, понурив голову, разворачивается и собирается уйти.
– Два блина, – исправляемся мы и вручаем ему тарелку с лакомством.
К прилавку подходит женщина, представляется Леной.
– Я бы спела, но на ум пока ничего не идет, – сетует она. – Сгорела на работе – я профессиональная ведущая праздников.
Лена обстоятельно советуется с мужем, а потом заводит песню: что ни строчка, то пожелание нашему коллективу всяческих благ.
– Эх, гармониста бы, – вздыхает она.
Гармонист у нас имеется – мы его с собой из Тулы привезли. Зовут его Александр Сорокин. Мужчине 63 года, 27 из которых водит прочную дружбу с этим инструментом. Мало того что он музыкант, практически всю свою жизнь посвятил изготовлению гармошек и баянов – сразу после армии устроился на «Мелодию».
Последние четыре года играет в тульском коллективе «Озорные переборы». Кроме Сорокина там еще семь гармонистов и четыре вокалистки.
– Музицируем не по нотам, – рассказывает мужчина. – Но тем не менее сыгрались. Репетируем дважды в неделю в городском концертном зале. Выступаем в домах престарелых, на вечеринках «кому за», в парке. Год назад ездили в Останкино на съемки «Поля чудес»: земляк принимал участие в шоу, а мы были группой поддержки и заполняли музыкальную паузу…
Александр рассказывает, что впервые гармонь попалась ему в руки в семилетнем возрасте. Это был отцовский инструмент, который мальчишка тут же разобрал.
– Отец меня тогда, конечно, пожурил, – вспоминает гармонист, – и интерес к музыке у меня скоро перешел в конструктивное русло. Я стал учиться игре на баяне, но через два года бросил – не понравились академические произведения, которые меня заставляли разучивать.
Раньше он, случалось, подрабатывал на свадьбах и проводах в армию, но сейчас это занятие оставил. К тому же, говорит, сольно выступать куда тяжелее, чем в коллективе. Гармошка ведь инструмент со своим характером – открытым, общительным. А Сорокин признается, что он – человек застенчивый. Но, играя в ансамбле, об этом можно забыть – помогает чувство плеча.
http://tnews.tula.net/photo/902/
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему